Крымское Эхо
Архив

И хвалили взасос, и расчленяют взахлёб (ВИДЕО)

И хвалили взасос, и расчленяют взахлёб (ВИДЕО)

Наконец-то стало понятно, какого памятника реально не хватало уставленной не имеющими исторической, культурной и художественной ценности новоделами Керчи – Сергею-Освободителю. Уж на что покойный Василий Джарты желал сломать хребет керченскому градоначальнику, а на деле вышло, что сделал ему царский подарок: скончался в тот самый момент, когда над центром города-героя взметнулся ввысь фейерверк в честь 60-летия мэра. Так что керчане по достоинству оценили не только решительность Сергея Аксёнова, но и то, что он не польстился на «джентльменский» набор керченского градоначальника, состоящий из чемодана валюты и присяги на верность, щедро презентуемый им в Киеве, Симферополе и, как многим видевшим его в Кремле, казалось, что и в Москве.

Я б не сказал, что так уж стар
Наш самый главный санитар,
Отлично держит он удар,
Костюм в порядке.
Морально чист, что твой кристалл,
Но от него народ устал,
Короче, всех мужик достал,
До самой матки.
Стал общей болью головной,
Всего на страже встал стеной,
В Керчи нет дырки ни одной,
Такой, куда бы
Не сунул нос сей господин,
Носитель праведных седин…
(И.Иртеньев)

 

Отставка мэра Керчи была в чем-то знаменательной: буквально накануне вечером он в прямом эфире заверил горожан, что был, есть и остается в Керчи, а наутро такой пассаж: пожалуйте на выход с вещами. А поскольку гладкие, зачищенные шкуркой, прямоугольные мозги плодят прямые, как оструганное бревно мысли, то мэр понял указ Сергея Аксенова буквально и стал вывозить из исполкома вещи грузовым транспортом, пуская машины по адресам принадлежащих ему напрямую и через подставных лиц частных владений.

Человек, безраздельно правивший городом чуть ли не два десятка лет, покидает насиженное место не с пустыми руками, словно демонстрируя всем, что дураки те, кто полагал, будто государственный служащий занимает служебный кабинет и закрывает за собой дверь налегке. Бывший мэр Керчи не таков: следом за ним здание исполкома покидали увесистые габаритные коробки. Понятно, без догляда правоохранительных служб, отдельные руководители которых, видимо, посчитали личную благодарность мэру превыше долга.

Многие в Керчи считают случившееся настолько невероятным событием, что предлагают внести в перечень городских праздников еще один День освобождения. Правда, не все испытывают чувство радости, наивно полагая, что именно вчера еще казавшийся незыблемым, как скала, мэр сделал город чистым и ухоженным.

Осмелюсь предостеречь от всеобщего ликования адептов мэрской чистоты и трезво оглянуться вокруг на просторы Керчи, до сих пор живущей без нормальных дорог, с разваленным здравоохранением, латаными-перелатанными теплосетями, дырявым водоводом, текущими крышами и крепчайшими коррупционными скрепами.

Несмотря на постоянные уверения и признания в любви к Керчи отправленный в отставку по собственному желанию крымского руководства мэр относился к древнему городу как к своей вотчине, видя в нем скопление зданий и километры улиц, с которыми можно творить что угодно. Он не понимал, что у города есть душа, а у коренных жителей — память, накрепко связанная с лезущими на Митридат кривыми улочками, напитанными ароматами бабушкиной старины керченскими двориками, классическим провинциальным центром.

Не исключаю, что слова о душе города вызовут у отставника гогот, потому что для него Керчь была синонимом места с каменными коробками и высокой арендной платой, где делалось бабло. Он никогда не отказывался от новодела, который мог озолотить его и нескольких ушлых приближенных клерков и предпринимателей.

Он убил Керчь отсутствием вкуса, расставляя по городу отметины архитекторов-двоечников в виде нелепых памятников, вбив их как гвозди в историческое и культурное пространство города. Вон они торчат в центре, [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=8894]уродский памятник десантникам[/url], наставленные один на другой в районе городской набережной памятники минерам, русско-украинской дружбы, чернобыльцам, рыбке-кормилице и унижающий достоинство молодого поколения города-героя печально знаменитый школьник с веником.

Умом понимаю — спорить с людьми с густой кашей в голове бесполезно: они отравлены агитацией и пропагандой боевых попугаев бывшего мэра и потому, как и он, твердо убеждены, что порядки, свойственные родному городу, являются наилучшими, а мир за его пределами — не только источник зла, но и предвзятого отношения к этому назвавшемуся наследником Митридата начальничку. У них на все про все один аргумент: он сделал Керчь чистым городом.

Он ли?

А может быть, — работники образования, здравоохранения, культуры, госслужащие и школьники, вылизывающие город то к празднику, то к приезду высоких гостей, то по случаю открытия благоустроенного микрорайона? А в его карман капало отмытое из городского бюджета, государственных субвенций, помощи республики, изъятое на «благотворительность» у местного бизнеса.

Какими бы лохами керчане ни казались своему многолетнему «первому руководителю», они пристально следили за его деятельностью и понимали, что он едва потратит свои личные деньги, когда есть возможность потратить бюджетные. Он не заслужил ни усилий горожан по подсовыванию героического пьедестала, ни услужливого сооружения арен для новых подвигов уже лишь потому, что полагал свое избрание мэром как приглашение кушать город большой ложкой.

Он его кушал в три горла с 1998 года, о чем свидетельствует выставленное на продажу бывшее коммунальное имущество Керчи, и кажется просто невероятным, что наконец-таки в Крыму появился способный четко и внятно объяснить ему, что лимит хаванья исчерпан. Покрытый толстым глянцем мэрской пропаганды город оказался голеньким, а тот, который полтора десятка лет орал благим матом «Берегите меня, я незаменим!», легко отставлен одним росчерком своего же пера.

Теперь Керчь волнуют и занимают несколько безответных пока вопросов. Как случилось, что многоопытный мэр-хамелеон не прочухал конъюнктуру, опростоволосился и прокололся за эти непростые последние месяцы несколько раз?

Сначала с флагом Украины, который он защищал пуще своего суженного инъекциями ботокса глаза. Затем – с перебежкой из Партии регионов в «Удар», что позволило Сергею Куницыну представить в Киеве тогдашнего мэра приграничной Керчи такой же верной подставкой Майдана, как меджлис. Он, естественно, полагал, что присутствие в Кремле с новым руководством Крыма означает для него обычную смену флагов и позволит привычно вписаться в российский партийный формат.

Но у него есть тяжкие гири собственного зарубежного бизнеса, владение которым никак не вписывается в западные санкции к российским чиновникам. Пришлось старшине керченских мажоров – сыну экс-мэра — взвалить на свои плечи груз ответственности за семью и официально отказаться от российского гражданства, чтобы не потерять нажитое непосильной «работой на благо города и горожан» отца заграничное имущество.

Второй вопрос из разряда занимательных: кто примет хозяйство Керчи? Пока это формально секретарь горсовета, которого трясет всем грузным телом от одного упоминания о высокой ответственности. У него и до того был тремор в руках, когда приходилось визировать подписью документы, а тут придется подставлять свою голову. Он никакая не замена экс-мэру, потому что стар, потому что из него такой же хозяйственник и сити-менеджер, как из нас художественный руководитель балетной труппы Большого театра.

Да из него смотрящий по Керчи не получится: он тени своей боится и сейчас, думается, мечтает только о том, как бы поскорее свалить на историческую родину в Германию. Очевидной кандидатуры из местных кадров нет: поляна экс-мэром зачищена основательно. Абориген может не устроить самих горожан, которым давно обещано, что со строительством моста на Керчь «сядет» ставленник Симферополя. И к этой мысли, похоже, в городе привыкли, хотя вполне логично было бы заполучить в Керчь выходца из города, обтершегося в кабинетах власти повыше.

Ну и не менее интересный вопрос о керченской накипи, любовно называемой экс-мэром «моей командой». Эти единомышленники, подхалимы и обожатели надолго в соратниках не задержатся, разве что за исключением нескольких доверенных дамочек. Если их пригвоздят серьезные структуры, как уже не один год утверждает молва, они сдадут экс-патрона с требухой. Но даже в случае выхода экс-мэра на покой без последствий, отношение к нему четко проявится на выборах 14 сентября. Желание заручиться неприкосновенностью в экс-градоначальнике велико именно сейчас, когда он лишился реальной власти. Сразу после отставки он уверил керчан, что в Госсовете Крыма будет курировать Керчь.

Не исключено, что о том была договоренность между ним и Сергеем Аксеновым. Хотя в это не очень-то верится, поскольку места в списках «Единой России» ему не нашлось и приходится впрягаться в самовыдвиженцы. Не исключено, отставник пообещал руководителю Крыма, что выборы ему сделают группы поддержки из оголтелых бабушек и опытных «карусельщиков». Однако он не учел одного: теперь у него нет «золотого запаса» — административного ресурса, поэтому, если сверху дадут команду ставить на своего, экс-мэру никакие спецы не помогут. Да и вещать из каждого теле-, радио- и газетного «утюга» станет сложнее и существенно дороже.

Положение у экс-мэра сейчас «хуже губернаторского». И не потому, что он лишился реальной власти, а вчерашние холуи могут смело плюнуть ему в лицо. Это оттого, что он уверовал, будто история закончится на нём и что все всё забудут. Как говорится, не думаете о чужих судьбах – подумайте о своей. О той памяти, какую оставите по себе. Жизнь и история длятся несравненно дольше и цена их несравненно выше, чем снисходительное одобрение текущего начальства. Начальство сегодня одно, а завтра другое. А история и память будут продолжаться бесконечно долго. Даже если приемники выкорчуют памятные знаки из-под ног в центре города и сдерут памятные доски с именем экс-мэра.

 

Все чаще, оппонентов кроя,
Он морщит бледное чело, –
Но в нем от гордого героя
Сегодня нету ничего
(Д.Быков)

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

К. Затулин: «Помощь нашим соотечественникам будет продолжена»

.

Родина сипаев

Алексей НЕЖИВОЙ

Еленовка = Olenivka

Ольга ФОМИНА