Крымское Эхо
Архив

И что нам делать с этой украинской реальностью?

И что нам делать с этой украинской реальностью?

Мы завершаем публикацию наиболее интересных выступлений на последнем заседании Крымского экспертного клуба, на котором главной темой обсуждения была Украина, ее судьба, ситуация с Новороссией. Уже считанные часы остаются до «часа Ч» — выборов на Украине, которые, по единодушному мнению многих экспертов, станут своеобразной «точкой бифуркации», после которой ситуация как-то будет изменяться. Кто-то ждет жесткого и тотального наступления на Донецк и Луганск, после которого с ДНР и ЛНР будет покончено, — а кто-то, наоборот, утверждает, что штыки будут повернуты в сторону Киева.

Андрей Мальгин

И что нам делать с этой украинской реальностью?
Читаем «перевод в письменную речь» выступления политолога Андрея Мальгина:

— Украину русские в России вообще никогда не понимали. Ее нигде не понимали, поскольку это вообще новое явление. Очень хорошо, что мы впервые ставим вопросы о том, что Украина стала для нас существовать как некая проблема. Это очень важно. Именно вследствие этого у нас есть надежда, что мы когда-нибудь поймем, что такое Украина и выработаем некую философию, с одной стороны, и некую политическую стратегию — с другой.

Почему Украину не понимали? Сначала украинские территории и население считалось как бы русскими — только отпавшими; потом, когда Украина в лице украинской интеллигенции начала заявлять свою идеологию, это было воспринято целым рядом русских писателей как бред, то есть как некий неконструктивный миф. О чем было заявлено? Создана целая литература на эту тему — начиная от князя Трубецкого, это Ульянов, Шевелев, Марков, в новейшее время Смолин — у меня две увесистых полки хорошей литературы, где объясняется, что нет такого понятия, как Украина, украинцы.

И сами украинцы никогда не были в этом уверены: когда Драгоманов, как известно, приехал в Галицию и спросил об этом крестьянина, тот ему сказал: «Да ни, пане, який же я вкрайинець, я ж ничого не вкрав!». Об этом много уже написано. Тем не менее результатом всех этих блестящих работ стало то, что мы сейчас сидим и обсуждаем, что делать с этой украинской реальностью? То есть сколько бы мы ни говорили, сколько бы ни писали публицисты, историки, что все это не имеет исторического права на существование, — оно существует! И более того, у нас у всех лысина от этого существует! (оживление в рядах экспертов и журналистов).»

Мне кажется, мы имеем здесь очень серьезное непонимание. Есть два деструктивных тезиса: первый — то, что это все придумка каких-то националистов, это все искусственно выращено и вброшено в общество, и нормальный человек, если ты ему это объяснишь, это дерьмо есть не будет. Не действует.

Второй тезис: это все придумали поляки, занесла Австро-Венгрия на неокрепшую душу украинского крестьянства. Это глубочайшее заблуждение, потому что украинская идея — это продукт только одного национального духа; это русский продукт. Сто процентов, абсолютно! Украинская идея родилась внутри России, ее создала русская интеллигенция, и сами украинцы о ней в последнее время говорят все меньше и меньше. Украинская идея пришла с «клятыми москалями» — Костомаров, Драгоманов и Донцов. Поляки, немцы и т.д. это только потом оконтурили, придали какие-то европейские формы идеям, которые изначально взращивала на матушке-России русская интеллигенция, и именно поэтому некоторые из них так живучи.

Изначально что произошло — об этом и Ульянов пишет — как появилась украинская идея: вначале она носила не национальный, а социальный характер, социально-политический. Мощное российское государство стянуто мощными скрепами государственности, а интеллигенция постоянно хочет свободы, демократии и апеллирует к каким-то реалиям. Но если вы в Новгород поедете из Санкт-Петербурга, вы этих реалий там не увидите. Это все воспоминания — вече и пр.

А вот если в Киев поехать, а еще дальше — во Львов, там уже совсем другая жизнь, другая реальность. Там уже «девки весело спивають», и «садок вишневий коло хати». Там уже другие отношения между полицейским и жителем села, и вообще как-то свободнее. Ага! Вот где надо черпать эти «исконно демократические идеи свободы развития нашего общества»…

А если «черпать» не получается, тогда давайте так: это там всё правильно, а то, что в России получилось, так это все благодаря холодному климату и зверской русской власти.

Почему так тянутся на Украину? Почему Глеб Якунин там священник? Почему Евгений Киселев побежал туда? Почему вообще в Москве ходят с украинскими флагами? Вовсе— не потому, что любят Украину и понимают украинский язык. Русский либерал, он презирает украинца так, как он никого не презирал. Ему не нравится этот язык, не нравится эта культура, но он будет ходить с этим украинским флагом, потому что Украина для него сегодня олицетворяет то, что, по его мнению, не хватает в России — то есть либерального начала. И пока это будет, что бы мы ни сделали, украинский миф, как хотите его назовите, будет возрастать и крепнуть.

Что с этим делать?

А это проблема номер один. Есть несколько стратегий. Например, можно взять и обратно инкорпорировать Украину — чтобы эта система, этот либерально-демократический образ развивался внутри страны. Но боюсь, что этого сделать уже нельзя. Игнорировать [происходящее] дальше и считать, что Украина — это такое политическое недоразумение, которое просто волей какой-то международной интриги получилось, а на самом деле она никаких внутренних корней не имеет, нельзя. Имеет, и еще какие! Делать вид, что этого не существует, уже тоже нельзя. Еще Ельцин спрашивал: что нам делать с Украиной?

Нужно прежде всего понять, что это очень важная проблема. Есть еще одна стратегия, очень важная. Наверное, это та стратегия, которую осуществила Россия в XVIII веке по отношению к Польше и которую Польша потом вместе с Западом осуществила по отношению к России — это некая деструкция. То есть Украины должно быть не одна, а две-три, сколько угодно.

Нужно идти дальше по этому пути дальнейшей либерализации политических структур. То есть дать возможность людям, которые живут в демократической среде, полностью пользоваться преимуществами этой среды. Как это можно сделать — есть опыт раздела Речи Посполитой, негативный и уже осужденный; распада Советского союза — это политические технологии, здесь надо думать.

Конструктивна здесь идея, которую мы с присутствующими здесь людьми высказывали еще в 90-е годы — это идея создания Новороссии. Но здесь свои проблемы: Новороссия не готова к тому, чтобы осуществлять альтернативный украинский проект. То есть не могут люди, бегающие с автоматами, решать такого уровня задачи, как создание собственного мифа, своей истории, значит, надо им помогать что-то делать.

В целом для меня проблема Украины выглядит действительно как проблема. Смотрите, Россия может со всеми найти общий язык — с теми, кто от России отошел давно или недавно — и с Прибалтикой, и Молдавией, и Кавказом, и со Средней Азией. А вот с Украиной не получается, потому что здесь природа украинской проблемы несколько другая, и ее нужно серьезно обсуждать.

А в Москве на сегодняшний день нет площадки, на которой бы серьезно обсуждались бы украинские проблемы. Есть несколько центров, но это всегда центры при кафедрах. Этим надо заниматься. А кроме нас [крымчан], никто это не может объяснить, что этим надо заниматься.

***

Александр Форманчук

И что нам делать с этой украинской реальностью?
Реплику подает председатель Крымского экспертного клуба Александр Форманчук:

— Считаю, что сегодня на Украине происходит самое неприятное: в глубине этого антирусского проекта формируется политическая нация. Вот не получалось 23 года, а сейчас процесс пошел. Не принимаю это государство, хотя я этнический украинец. Для меня сегодня Россия — мое государство. Но в то же время как эксперт, политолог, я понимаю, что идет формирование нации на антирусской основе.

***

Сергей Киселёв
[img=left alt=title]uploads/1/1221896594-1-xjc6.jpg[/img]
В разговор вступает еще один политолог, Сергей Киселев:

— Если вы будете все время сдирать корочку на ранке, она все время будет у вас кровоточить. Как выйти из сложившейся ситуации? То, о чём вы говорите, это не процесс, естественно родившийся в украинском народе. Поищем аналогии в европейском прошлом. Италия XIX века: Италия как государство уже есть, а итальянцев как нации ещё нет. Сформировали итальянцев — появились фашисты. Фашизм не прошел — пошли по демократическому пути. До чего дошли? Кто к нам на днях в Крым приезжал?.. Руководитель партии «Лига Севера», выступающей за отделение Северной Италии от остальной её части. Когда там Италия развалится? Ну, это так…

Когда-то на «Крымском Эхе» у нас был долгий разговор, [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=549]и в его ходе сама собой родилась такая идея[/url]: русский либерал — по своим внешним признакам — это «политический украинец» по сути. Долгий был разговор. Мы случайно тогда до этой мысли дошли, когда еще ничего не предвещало нынешних событий, которые демонстрируют обоснованность такой мысли.

Сегодня мы почему-то не обращаем внимания на одну замечательную вещь: на фоне всех происходящих «апокалипсических» событий Путин выглядит внешне спокойным, что не может не вызывать удивления. А почему он так спокоен? Думаю, потому что решение уже принято и судьба определена.

Потому что Путин в один прекрасный момент перестал быть евроцентристом и потому что Путин в один момент расширил горизонт своего политического кругозора за пределы Европы. Как говорил великий географ Карл Риттер, Европа — это всего лишь полуостров Азии, который состоит из двух полуостровов — Альпийского и Скандинавского (в Азии есть полуострова, которые по размерам куда больше, чем эти).

Что же происходит сегодня: тесное сотрудничество России с Китаем. Американцы уже не могут сдерживаться на публике, руководитель Пентагона впрямую угрожает агрессией в отношении наших стран, а Путин в это время спокойно встречается с правозащитниками и рассуждает о необходимости соблюдения прав человека на Украине, то есть о тех проблемах, которые всегда были приоритетными в американской внешней политике.

Мы давно привыкли в качестве мерила всех процессов, происходящих у нас в стране, использовать традиционные оценки из Европы. Но сегодня нам ясно дали понять: что бы мы ни делали, оценкой будет «неуд». Даже если мы полностью сдадимся, все равно будем во всём виноваты. Если же мы пойдем на крайнюю степень, на войну и уничтожим всех сегодняшних носителей бандеровщины, то со стороны Запада будет сделано всё для её возрождения.

Что же надо делать? Я бы законсервировал ситуацию в Новороссии, создал бы там другую Украину, вложил бы туда экономические и идеологические ресурсы и, как была идея сделать из Крыма «витрину» России (думаю, что быстрая реализация этой идеи по объективным причинам на некоторое время откладывается), то же самое необходимо сделать с Новороссией. А Украину просто забыть, вычеркнуть, вынести за скобки российской внутренней и внешней политической жизни.

Да, на такой шаг трудно решиться, но он необходим. Надо установить границу, поставить вышки, натянуть колючую проволоку с нашей стороны (со своей они построят стену), ввести визовый режим. И делать это надо активно, чтобы у украинской власти и украинских националистов исчезла сама причина для их самоопределения по отношению к «вражеской России» с ее «вмешательством во внутренние дела Украины». Всё, нет уже никакой России во внешней жизни Украины! И Россия к этому должна приложить максимальные усилия.

А у России задача наша очень простая. Еще в 1906 году вышла большая статья всем хорошо известного метеоролога Воейкова «Будет ли Тихий океан главным торговым путем земного шара», в которой он чётко определил восточный вектор нашего развития как главный. Американцы прекрасно понимают роль в будущем тихоокеанского региона и создают все условия для своего нынешнего и будущего доминирования в этой части планеты. И понимали они это уже тогда, когда впервые заявили о себе на мировой арене, развязав войну испано-американскую войну 1898 года, которая позволила им закрепиться в Юго-Восточной Азии и на Тихом океане.

И мы должны все свои усилия туда повернуть. Вот почему сегодня военные учения идут на Дальнем Востоке, вот почему газопроводы меняют свои пути, вот почему стоит вопрос о модернизации и загрузке Байкало-Амурской магистрали. По моему мнению, у российской политической элиты происходит великий поворот в Азию. А в Азии — наше будущее и будущее всего мира!

[color=red]См. также:[/color]
[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=12977] Мифотворчество в историческом контексте политики [/url]
[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=12967] Дожить до понедельника
УКРАИНА ГОТОВИТСЯ К ВЫБОРАМ. ПЕРЕЖИВУТ ИХ НЕ ВСЕ [/url]
[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=12959] Крым ушёл из Украины
И ПОСТЕПЕННО УХОДИТ ИЗ ПРЕДВЫБОРНЫХ ЗАЯВЛЕНИЙ УКРАИНСКИХ ПОЛИТИКОВ [/url]
[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=12958] Три источника, три составляющих и три технологии конструирования украинской трагедии [/url]
[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=12943] Украину как проект нужно преодолеть [/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Я, Зимзе Ирина, малолетний узник концлагеря «Красный»…

Михаил ШЕРЕМЕТ

«Писали бы вы… на родном языке!»

Марина МАТВЕЕВА

Лакомый кусочек