Крымское Эхо
Архив

И было три свидетеля

И было три свидетеля

ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ ПРАВОСУДИЯ?

С третьей попытки в Железнодорожном райсуде Симферополя началось слушание по делу Виталия Храмова (на фото). Напомним, сначала Храмова обвиняли в участии в митинге Русской общины Крыма в поддержку лидера народного фронта «Севастополь-Крым-Россия» Валерия Подъячего 19 мая. Храмову вменялось нарушение статьи 185 Кодекса Украины об административных правонарушениях – нарушение порядка организации и проведения митингов. Но тот пикет был разрешенным, видимо поэтому, поняв бесперспективность такого обвинения, правоохранительные органы переквалифицировали обвинение на статью 186(5) КУоАП. Теперь его обвиняют в нарушении законодательства об объединениях граждан.

Утром, как и прежде, у здания суда собрались активисты пророссийских организаций. Их было меньше, чем в прошлые разы — видимо, судебные власти на это и рассчитывали, когда дважды переносили начало слушаний.

Под странным предлогом – «у нас отчет» — один из судей дал команду охране ограничить присутствие публики в зале. «Нам пришлось пробиваться», – рассказали нам активистки партии «Русский блок».

 

Виталий Храмов и его адвокат Жан Запрута в зале суда


И было три свидетеля
С опозданием примерно на час суд все-таки начался. Телевизионным журналистам разрешили присутствовать в зале суда только в качестве зрителей. Снять они смогут только чтение обвинительного заключения, до этого пока дело не дошло.

Виталий Храмов и его адвокат Жан Запрута рассказывали о пикете 19 мая, но судью больше интересовала организация «Соболь»: все её вопросы, обращенные к свидетелям, касались только этого.

Наиболее эмоциональным было выступление свидетельницы Ирины Николаевны:
– Мы защищали и будем защищать русских людей, стояли и будем стоять возле судов! До тех пор, пока нас будут судить за то, что мы русские люди — люди вроде бы третьего сорта здесь, на Украине! Всех не пересудите! Мы пришли к зданию Апелляционного суда на защиту нашего русского человека, чтобы все видели, как мы защищаем наших русских людей. Что нам остается делать? Храмов ничего противозаконного не делал, не выкрикивал никаких лозунгов, не держал никаких плакатов, был с маленькими детьми. Не знаю, почему именно к нему прицепилась милиция. Может, из-за того, что он выше других ростом? Это просто возмутительно!

Отвечая на вопрос судьи, кто был организатором пикета, свидетельница рассказала:
– Мы от организации Русская община Крыма и партии «Русский блок» пришли, чтобы как группа поддержки показать, что мы стоим на защите прав русских людей. Храмов стоял рядом с нами, он тоже член партии «Русский блок», как мог стать каждый. Среди нас были, например, депутаты. С нами часто бывает Наталья Лантух, Валерий Ильичев, Сергей Цеков, Владимир Блинов. Мы благодарны им за то, что они дают нам возможность оказать противодействие неонацизму.

Снимать заседание не разрешили»
И было три свидетеля
Об организации «Соболь» Ирина Николаевна ничего сообщить не смогла. Она знает только цвета ее флага.

Обвиняемый Храмов попросил свидетельницу уточнить, когда именно его попытались препроводить в райотдел милиции:
– Когда пикет закончился и люди расходились. Но приметили они вас заранее!

Свидетель Валерий Иванович сообщил, что именно он был организатором того самого пикета у здания суда 19 мая:
– Заявка была подана на проведение пикета с10 до 12 часов, заявлен пикет был, как положено, в городском совете. Я как председатель симферопольской городской организации партии «Русский блок» был ответственным за его проведение. Пикет проходил без выступлений, просто пришли люди и стояли с флагами и транспарантами в поддержку наших товарищей. Со стороны сотрудников правоохранительных органов, присутствующих там, к нам никаких нареканий не было. Но потом, по окончании мероприятия, я обратил внимание, что сотрудники милиции подошли к товарищу Храмову и повели его в сторону райотдела, но в здание милиции не заходили. Участники пикета возмутились тем, что человека ни за что… Мы пошли вслед за Храмовым, там на простом листе бумаги, не на бланке, стали писать объяснение, народ возмущался: на каком основании задержали? Написали фамилию, имя, отчество и все. Писали в беседке, на колене. Потом, знаю со слов Храмова, на основании статьи 63, он отказался от дачи каких-либо пояснений. Претензии к нему не были сформулированы. Возник вопрос: почему при проведении мероприятий незаконно действующим органом – меджлисом никогда не предъявляются претензии к представителям крымско-татарского народа, не составляются протоколы? Там же был депутат Афанасьев, мы сделали запрос на имя председателя Железнодорожного райсуда. Мне непонятно, в чем обвиняют Храмова, который был с маленьким ребенком. Протокол о его задержании не составлялся, по книге задержаний райотдела такой задержанный не проходил, а кто там подписал, не знаю, по крайней мере, из числа присутствующих членов «Русского блока» никто не подписывал. Почему возник вопрос, что Храмов что-то нарушил? В чем суть дела? Что там писать? Народ негодовал по поводу незаконного задержания, я уходил последним.

На тот же вопрос судьи об организации «Соболь» и этот свидетель сказал, что не знает достоверно о ее регистрации, не может сказать, кто ею руководит. Возможно, флаги «Соболя» у пикетчиков были, он не обратил внимания. На пикете могут быть люди из любой организации, это их законное право.

Свидетель Святослав Анатольевич 19 мая присутствовал на судебном заседании по делу Валерия Подъячего в зале Апелляционного суда, поэтому не может судить о всех событиях, происходивших во время пикета. Выйдя из здания, он увидел, что майор милиции повел его хорошего знакомого Виталия Петровича Храмова в РОВД, а участники пикета потянулись за ними:
– Они вошли на территорию райотдела, там милиция решила составить протокол. Насколько мне известно, протокол не был составлен. Через 10-15 минут пребывания на территории райотела мы все вышли оттуда. Мне трудно ответить на вопрос, произошло задержание во время пикета или после него, я не знаю временных рамок мероприятия.

Вопрос о «Соболе» был задан судьей и этому свидетелю:
– О «Соболе» знаю, что это объединение граждан, но о его деятельности ничего не знаю. Кто ею руководит, не знаю. Видел на пикете трехцветные полотна материи, но людей, стоящих с ними, я не знаю.

Далее в судебном слушании был объявлен перерыв до 13 часов 30 минут 2 июля.

В перерыве заседания суда Виталий Храмов привлек внимание присутствующих к заявлению Евгения Валерьевича Карелина, отца двоих осужденных русских людей из Бахчисарая. Карелин обратился к генеральному прокурору Украины.

«На заключительном судебном заседании не было даже никакого обсуждения. Судья просто зачитал обвинение и приговор, – утверждает Евгений Карелин. – Первыми его словами было то, что милиция правильно определила статьи, никакого нажима на ребят не было (а о том, что ребят столько раз избивали, – ни слова, хотя даже есть медицинские показания по факту избиения). То есть судья, по сути, защищал прокуратуру и нашу доблестную милицию и ничего не сказал по делу. Не взял во внимание ни одного показания свидетелей, которые выступали в зале суда».

Виталий Храмов делает акцент на том, что имеют место двойные стандарты: сбивший насмерть беременную женщину председатель Бахчисарайского меджлиса Ахтем Чийгоз может после этого не только находиться на свободе, но и стать депутатом городского Совета и помощником представителя президента в Крыму, тогда как ребята нетатарской национальности объявляются виновниками в смерти хулигана, захлебнувшегося рвотными массами то ли в машине, то ли на станции скорой помощи.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Об «Артеке», Бабенко и милицейских оборотнях

.

Профсоюзы уже припарковались

Ольга ФОМИНА

Ну, за Россию!

Макс БУТЦЕВ

Оставить комментарий