Крымское Эхо
Архив

Хорошо забытое новое

Хорошо забытое новое

Виктория Анфимова (на фото) пишет просто и ясно. В отличие от большинства крымских поэтов молодого поколения, увлеченных авангардом, ее поэзия традиционна. Но назвать ее таковой в полном смысле слова нельзя. Потому что светлая образность стихотворений Виктории выходит за рамки обыденности, она архетипична.

Тут возникает вопрос — что же такое архетип? В «аналитической психологии» К. Г. Юнга это изначальные, врожденные образы, мотивы, составляющие содержание так называемого коллективного бессознательного и лежащие в основе общечеловеческой символики сновидений, мифов, сказок и других созданий фантазии, в том числе художественной. Странно…

Это определение чем-то напоминает понятие «штамп» в переносном, творческом смысле этого слова: «общеизвестный образец, которому слепо подражают, шаблон, трафарет».

Хорошо забытое новое
Мысль движется дальше: а почему образец стал общеизвестным, просто общим? Не потому ли, что он изначально был врожденным образом, составляющим содержание коллективного бессознательного?

Вслушаемся в строки В. Анфимовой:

Да, можно посмеяться,
Но — стоит ли над этим?
Дай бог нам всем остаться
Частичкой в наших детях.
Не важно, кем мы стали,
Не важно — позабыты
Или на пьедестале.

Или:

Еще совсем немного:
Тепла, вина и хлеба,
Да милости у Бога,
Да дождика у неба.

Эти мысли встречались и в поэзии и в быту (чем-то напоминают традиционные надписи на поздравительных открытках) настолько часто, что кажутся создателям элитарной поэзии заезженными. Но простого читателя (а такие, согласитесь, составляют пока еще большинство) зацепляют именно такие строки. Штампы. Архетипы.

Давно замечено, что архетипические поэтические приемы влияют на аудиторию особенным образом — они сильнее воздействуют на слушателей, когда поэт читает стихи со сцены. Работает коллективное бессознательное, которое в скоплении людей, воодушевленном одной и той же идеей, активизируется и превращает толпу как бы в одно живое существо. За примерами ходить далеко не надо: митинги, выступления ораторов. Поэт на сцене — тоже оратор, ему необходимо, чтоб его слово было услышано и понравилось всем присутствующим в зале. Особенно ярко проявляется это на поэтических конкурсах или турнирах. И побеждают там именно те, кто умело работает со штампами. «О мадам!… Ваши очи…» — разливается поэт. И все мадамы в зале млеют от восторга. Не смешно ли? Сколько раз это было уже повторено — но как действует на подсознание! Работать со штампами — которые суть архетипы — еще надо уметь. Не меньше, чем с самородными образами, которые тоже действуют на аудиторию своеобразно: они, как короткие яркие вспышки, прорезают единомыслящее коллективное бессознательное, и — либо сохраняются в нем, постепенно со временем превращаясь в архетипы (штампы), либо сгорают и забываются.

Ибо работа с новыми образами — это дело индивидуального сознания: коллективное нового не признает, если это новое не является «хорошо забытым старым» или пока не станет таковым. Оригинальные образы лучше воспринимаются читателем наедине с книгой поэта или в очень камерной обстановке, когда нет всеобщей увлеченности, и каждый переживает, слушая стихи, свое. Есть исключительно камерные поэты, не созданные для собирания стадионов — толпа не поймет. Есть поэты «стадионные», востребованные толпой, чьи книги и публикации абсолютно невозможно читать — кажутся примитивными.

Виктория Анфимова сочетает в себе равномерно оба эти качества. Она как изменчивая актриса, может быть и камерной и «многолюдной», ее стихи наполнены новыми образами, и в то же время она виртуозно работает с архетипами. У нее есть даже целые стихотворения-архетипы. А есть и стихотворения-образы. Сравните:

Ночь посидела на перилах,
Ногой болтая в такт часам,
Чуть-чуть подумав, закурила,
Прислушиваясь к голосам,
Едва заметно улыбнулась,
Когда, подумав о своем,
Случайно к небу прикоснулась
И незаметно стала днем.

Это в целом — стихотворение-образ, олицетворенная ночь нова, интересна читателю, и в то же чувствуется, что что-то подобное уже когда-то было в коллективном бессознательном, поэтому такая ночь легко запомнится и войдет в сокровищницу образов поэтического пространства.

Персонификация — один из любимых приемов Виктории Анфимовой, причем она как правило не полная. Автор не говорит: «лето-белка», или «вечер-котенок» Нет, у нее все куда более тонко:

На ладони мне прыгнуло лето,
Проведя чуть хвостом по щеке.

Или:

Из-за облачной плетенки
Хвостик вечера торчит.

Интересно работает Виктория и со сравнением:

Хмурый ноябрь — руки в карманах —
Выглядел как седовласый старик.

А вот метафор у Анфимовой мало. Так же, как и оригинальных эпитетов. Зато если они встречаются, то уж действительно по-настоящему оригинальны:

Ласточки соткали голубую бязь,
Чтоб одеть в тунику варварское солнце.

Здесь ярко метафоризируется небо, и в то же время эпитет «варварское» создает замысловатый образ солнца, дикого и неистового, как варвар, который, тем не менее, уже начал приобщаться к культуре. Это солнце светит над прекрасным античным городом и ощущает на себе его возвышенную красоту и силу влияния.

Такова образная картина в стихотворениях Виктории Анфимовой.

А вот стихотворение-штамп:

Мы идем, держась за руки,
Будто в давние года,
Но дыхание разлуки
Близко к нам, как никогда.

Строфы написаны простыми, всем известными словами. Ничего нового здесь нет. Но именно это — не новое — производит самое сильное впечатление на слушателей. Тема любви и разлуки — всеобща, каждый человек пережил или переживает такое, это в общечеловеческом сознании остро и значимо, и поэтому мало кого оставят равнодушными такие строки.

А следующий пример показывает, как виртуозно автор совмещает, буквально сталкивает образ и штамп:

Вас обидели, наверно?
Не волнуйтесь, все проходит.
Все сливается в пустыню
Без конца, как у Дали.
И депрессии с уныньем
Никому не помогли.

Две первые и две последние строки — типичные штампы-архетипы, а между ними маленьким алмазом блистает новый образ — «пустыни, как у Дали», в которую превращаются все жизненные невзгоды.

И такие сочетания встречаются в стихотворениях очень часто, что говорит о мастерском владении автора словом.

В книге Анфимовой целый цикл составляют бардовские песни, на примере которых еще лучше можно проследить действие архетипов. Авторская песня — это всегда работа на большую аудиторию, а потому в большинстве своем тексты таких песен построены на символике коллективного бессознательного. Как правило, барды не берутся писать музыку к стихам, в которых слишком много оригинальной образности и сложных поэтических приемов. В песне все должно быть просто и понятно, но должно затрагивать струны души большого числа людей. Именно поэтому в песнях используются «родные» для многих идеи, мысли, образы, слова.

Вот как это делает Виктория Анфимова:

Куда лежит твой долгий путь?
К двери, к которой нет ключа.
Но среди странствий не забудь:
Я хочу быть у твоего плеча.
Тебе укажет жизни суть
Острие чужого меча.
Но если сможешь, не забудь —
Я хочу быть у твоего плеча.

Как близки такие строки и женщинам, которые всегда хотели прижаться к сильному плечу, и мужчинам, рожденным быть защитниками и в то же время странниками…

Тем не менее, множество нового можно найти в песнях Виктории. Может быть, потому она и камерный бард. Некоторое ее песни — это стихотворения, исполняемые под аккомпанемент гитары. Виктория сама говорит, что для нее более важен текст песни, его совершенство, нежели мелодия, голос и аккомпанемент. Наиболее интересен в отношении текстов ее цикл, посвященный сказкам Г.Х. Андерсена. На эту тему песен еще никто не писал, это открытие Виктории. В песнях используются сюжеты, персонажи, символы из сказок Андерсена, но все это настолько переосмыслено, что впору создавать новые сказки. Например, в песне «Принцесса на горошине» главная героиня — принцесса — проезжает мимо замка принца в карете подобравшего ее по пути бродячего поэта. Это уже совсем новый сюжет. Но мысль не нова — настоящей любви не нужны замки и принцы, ей достаточно душевного согласия и понимания. Вот так мысль-архетип выражается с помощью непредсказуемой образной картины. И так почти во всех ее песнях, да и во многих стихотворениях.

Новая книга В. Анфимовой «Чаша дня» — это один сплошной архетип, во многом выражаемый яркими образами, и именно поэтому читателей и слушателей у нее будет много. Стихи эти прозвучат и со сцены — в том числе и как песни под гитару, — и с удовольствием будут прочитаны индивидуально каждым читателем, который найдет в них для себя то, чего ждало от поэзии его чуткое сердце.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 16 января

Борис ВАСИЛЬЕВ

Война с памятником – это однозначно вандализм!

.

Морская слава

Сергей ГОРБАЧЕВ