Крымское Эхо
Архив

Хорошее дело браком не назовут

Хорошее дело браком не назовут

Через две недели у Илюши свадьба. В его неполные двадцать три поступок чаще осуждаемый, чем поощряемый. С одной стороны, он почти идеально вписывается в статистику, согласно которой мужчина впервые отмечается в ЗАГСе в возрасте двадцати трех-двадцати пяти лет, с другой, он, как ни крути, значительно, на семь лет, опередил средний брачный возраст мужчин. По утверждению специалистов, ранняя попытка устроить личную жизнь — отличительная черта одиноких, недолюбленных детей. Но у Илюши с этим проблем нет: младшенький перекормлен ею в большой семье. Одно худо: согласия в ней не стало.

Маме Илюши нравится невеста: с высшим образованием, контактная, коммуникабельная, свойская, без видимых вредных привычек, присущих современной молодежи. Папа Илюши — человек скрытный, малоразговорчивый – свое мнение держит при себе, хотя свадебный банкет со всеми вытекающими полностью за его счет. Бабушки выбор внука приняли, скрепя сердце: для них он все еще ребенок. Зато Илюшина прабабка, которая накануне его свадьбы празднует девяностолетие, старуха на диво продвинутая, без обиняков спросила: «Что, роднулечка, не дают нынче девки за просто так?»

«Молодец, бабуля, правильно его, дурака, приложила! — поддержал старушку Илюшин дядя, закоренелый холостяк. – Зачем так рано жениться? Я в сорок подойду к семнадцатилетней, она от счастья описается, что такой мужик на нее глаз положил!»

Илюша, несмотря на кровное родство с полигамным дядей, считает себя сделанным из другого теста: он уверен, любовь надо застолбить законным браком. Ключевое слово в этой фразе «любовь». Волшебное, как и само чувство, но очень часто подменяемое другими – страстью и сексуальным желанием. Но по молодости и неопытности отделить одно от другого получается не у всех, тем более у таких, как Илюша, благовоспитанных мальчиков из приличных семей и недостаточным опытом отношений с девушками.

По мере взросления и широты обзора женского пола восторженная любовь может не успеть перерасти в нудную привычку, а еще хорошо бы, пришло понимание, что доводы типа «так надо», «так заведено», «так принято», «так положено» — не лучший повод для освящения ЗАГСом разрешения спать вместе.

Это наше вечное, чтобы всё, как у людей, чтобы кто чего дурного не подумал, очень часто становится поводом для вступления в брак. Девочек растят в уверенности, что замужем надо побывать обязательно. Пусть это случится только однажды, на миг, но чтобы непременно. Сейчас хотя бы смирились с добрачным сексом, а до недавнего времени это была одна из самых веских причин затолкать прелюбодеев в ЗАГС.

Девичья честь ценилась, как нынче ключи от квартиры. Сорокапятилетняя Валентина Демиденко вспоминает, как меньше чем через сутки после свадьбы осталась брошенной женой. «На последнем курсе института я познакомилась с курсантом военного училища. Дело шло к свадьбе, уже и родители наши были знакомы, но на его выпускном мы разругались вдрызг и вместо дальнего гарнизона я оказалась дома в Керчи, — приехавшая в гости к родным Валентина Геннадиевна не скрывает своего прошлого. – Родители тут же нашли мне хорошую партию, парня из семьи, ждущей выезда в Штаты. Повстречались недели две, подали заявление и через месяц сыграли шумную свадьбу.

А наутро молодой муж, оказавшийся приверженцем домостроевских устоев, наладил меня к маме. Он объявил своим и моим родителям, что я не девушка. Мама слегла с инфарктом, отец сгорал от стыда, а я вскоре помирилась со своим любимым уже лейтенантом, вышла за него замуж и уже почти пятнадцать лет живу в Америке. Вскоре по приезде встретила своего незадавшегося муженька на экскурсии на Ниагару, оказалось, до сих пор не женат: наверное, девушки по-прежнему в большом дефиците».

Чтобы вступить в брак, много ума не надо. Александру Николаевичу Моторному хватило трех лет службы на флоте, чтобы оказаться мужем первой встреченной на берегу. «Восстановившись в институте, я буквально обалдел от женского изобилия. Девчонок было больше, чем волн на море, — вспоминает мужчина, — и я тут же отхватил ту, что помоложе и пообъемистее. Вскоре выяснилось, что сексуальный голод не лучший базис для брака. Да что теперь говорить, дело сделано. Несчастны все».

Иной раз для похода в ЗАГС достаточно опасного секса. И хотя для немалого числа мужчин «залет» не основание вести подругу в ЗАГС, все же при умелом давлении родителей, угрозах, посулах и прочих милых радостях будущей счастливой семейной жизни удается «проштамповать» случайных сексуальных партнеров. Бывает, что и на всю жизнь, но чаще мужчины нехотя принимают неожиданно свалившееся на них отцовство и, отыграв роль в насильно всученном им сценарии дальнейшей жизни, сбегают куда подальше.

Женщине бывает сложнее избежать материнства, но когда оба психологически незрелы, молоды, неопытны даже в пользовании презервативом, не имеют своего гроша за душой и не видят дальше постели, то затолкать их в ЗАГС ради благой цели – рождения законного ребенка – не всегда лучший выход из положения.

«Я себе памятник готова поставить за то, что не поддалась на уговоры и не пошла в ЗАГС, — хвалит себя за дальновидность переводчица Марина Панасюк. – Дай мне, Бог, здоровья, что в свои двадцать пять поняла, что не стоит связывать жизнь с отцом дочери всерьез и надолго. На поверку он оказался ненадежным человеком, хотя не поскупился для дочери на свою фамилию и любят они друг друга до одури, но как глава семьи он несостоятелен: не имеет постоянной работы и помогает от случая к случаю. Еще не хватало, чтобы я его на себе тянула!»

Молодые на брак смотрят проще. Какого рожна насильно тянуть в ЗАГС сексуального партнера, когда гражданский брак освящен законом и, случись что, всегда можно придавить сожителя к ногтю и с имущественными правами, и алиментами на ребенка. Одна трудность – скоропостижная смерть. Тогда с наследством большие хлопоты, оканчивающиеся нередко проигрышем.

«Горят» на этом не только молодые и жизнью небитые, а и люди старшего поколения, нашедшие себе пару на старости лет. Екатерина Максимовна Мигель после смерти супруга сошлась с обеспеченным вдовцом, оставив свою квартиру детям, переселилась к нему и зажила, как ей казалось, счастливо. Но недолго: дедуля возьми да умри, а его дети не стали с ней церемониться и в один день выселили из квартиры, не дав забрать и своих вещей. Родной сын с невесткой от ее возвращения не в восторге, корят, что официально не зарегистрировалась, а невестка прямо так и говорит: «Дура вы, мама, еще и какая!»

«Я незарегистрированного брака не признаю, — заявляет бывший моряк Сергей Вячеславович Ермилов. – За годы вдовства женщины у меня были – а как же без этого, я в сорок восемь остался без жены, но такой, чтобы вести в ЗАГС, всё не находилось. Но вот встретил Галину Петровну и женился. Ох уж она упиралась! Боялась, что моя и её дочери не одобрят, опасалась наследственных дел, не знала, как притремся друг к другу, а всё очень даже хорошо сложилось. Дочери за нас порадовались, ее даже с Камчатки прилетала, чтобы мать не дурила, а моя живет за границей, приезжает редко, но всё равно позвонила и сказала, счастлива, что отец не один. И тоже заставила оформить отношения официально. И дочери наши познакомились, моя приглашала нас с женой и падчерицей к себе в Данию и вручила Галине Петровне нотариально заверенный отказ от наследства на дом».

Наследство – горячая тема, ради него в ЗАГС побежишь без оглядки. Правда, не всегда в этом забеге удается победить, потому что родители молодых не лыком шиты и суетятся подстелить соломки под наследство. Тем не менее, независимое исследование гарвардского академика Роберта Эпштейна свидетельствует, что браки по расчету не так уж аморальны. Связи таких супругов со временем крепнут, и они испытывают все больше любви. В обычном браке, наоборот, связь между мужчиной и женщиной со временем слабеет: оно ослабевает наполовину за полтора года брака.

Но правильный расчет – большое искусство. Кристина Молокоедова – единственная дочь состоятельных родителей, но у них никогда не было мысли обзавестись для нее отдельным жильем. Но вот сыграли свадьбу с хорошим парнем, сыном не менее обеспеченных родителей, которые предусмотрительно купили ему квартиру, вручив при большом стечении гостей ключи от нее. Молодые перебрались в отделанное стараниями мамы гнездышко, но хозяйкой молодой жене всё никак не удается себя почувствовать. Квартира оформлена на свекровь, поэтому права она качает вполне законно: кошечку не заводить, тюль не менять, шторы не трогать, мебель не передвигать, ковры не снимать, обои не переклеивать.

«Не претендую я на эту квартиру, — в сердцах чуть не кричит расстроенная Кристина. – Когда муж в рейсе, я вообще у родителей живу. Зачем было дарить ключи, если мне не разрешается всё устроить по своему вкусу?! Пустила пыль в глаза! На работе мне завидуют, а мне стыдно людей в дом пригласить, потому что свекровь вваливается, когда ей заблагорассудится, и сразу начинает качать права: там не то, это не так, туда не ставь. Лучше, как моя подруга, снимать жилье, но самим, и не быть никому обязанным».

Наталья Евгеньевна Донских без малого десять лет прожила со свекровью, пока муж не «наплавал» на собственную квартиру, и сразу потребовала, чтобы оформил недвижимость на нее.

«Это мне компенсация за совместную с его мамой жизнь, — с улыбкой, но вместе с тем серьезно говорит женщина. – Никто не знает, как жизнь повернется в дальнейшем, после сорока у мужчин вырастают павлиньи крылья, открывается второе дыхание, а недвижимость — как страховка. Я знаю немало случаев, когда после многих лет брака жены и дети оставались ни с чем, потому что юные хабалки без стыда и совести делили имущество. Брак ничего не гарантирует, особенно в случаях, когда муж ходит в рейсы на иностранных судах и официально на родине числится безработным.

Моряки стараются обезопасить себя, записывая недвижимость на родителей, открывая на их имя счета. Доказать свое право на все это добро и после многих лет супружества нереально. Так что брак браком, а о себе и детях надо думать в первую очередь. Как говорится, женщине брак – для уверенности в себе. Жаль, нет в нас европейского прагматизма, делового и расчетливого подхода к созданию семьи. У нас молодежь обменивается кольцами «на эмоциях», по велению сердца. А в других странах ищут надежного спутника жизни, уверенности в нем, эдакую стену каменную и уже не отказываются от него».

Юрий Белых живет в квартире тещи, которая его не хотела в зятья до зубовного скрежета. Но гражданский брак старшей дочери был для нее еще большим злом, чем ненавистный зять. Они баптисты – и религиозные убеждения не позволяют жить в грехе. Сейчас стало модным ссылаться на устои веры. Православные регистрируются и венчаются, кортеж молодоженов-мусульман на всех парах несется из ЗАГСа в мечеть, чтобы показать свою приверженность заветам старших.

И далеко не все понимают, какие обеты накладывает на них освященный брак. Оглядишься по сторонам, а венчанные в церкви разводятся, без счета бегают на аборты, как простые смертные, мусульмане во всю прыть плоти зажигают с неверными, но старательно делают вид, что идут по жизни с Богом и Аллахом в душе и сердце.

Есть и такие, что убеждены, будто брак служит надежной защитой для ребенка. Полная чушь при нашей жизни, так как и с наследством малолетний наследник может «пролететь» так же уверенно, как один из родителей, если предусмотрительные бабушка с дедушкой подсуетились вовремя распорядиться им, и без алиментов вполне даже может остаться, как последний байстрюк, если папе вздумается начать жизнь с белого листа подальше от родного дитятки.

Брак никогда и ни для кого не был гарантией ни счастья, ни крепкой семьи, ни надежной опоры в жизни. Если он удался – это счастье, не вышло – нет оснований для печали. Это, с одной стороны, государственный институт правовых отношений, а с другой, лотерея: вроде и выбор правильный, и расчет верный, а выигрыш не выпадает.

«Мы только став взрослыми и замужними, узнали с сестрой, что наши родители никогда не состояли в браке, — рассказывает Вера Ильинична Насташенко. – Не знаем толком, почему они не расписались, как отец пришел с фронта, но вырастили нас и старшего брата, даже и квартиру получили трехкомнатную в свое время на всех. Прожили так, что поодиночке и не видели мы их, всегда вместе. Когда папа умер, мама буквально за полгода сгорела от тоски и печали.

Сын мой тоже категорически отказывается жениться, говорит, что не родился еще тот мужчина, которого бы в семье удержали одиннадцать детей, если он надумал уйти. В сентябре у меня родится внучка, с матерью ее сын живет несколько лет, она нам пришлась по сердцу, хотелось бы, чтобы всё было, как у людей. Но он о свадьбе и думать запретил, а к отцовству готовится: ремонт в квартире сделал, знаю, вещичек красивых накупил, кольцо с бриллиантом приготовил гражданской жене и сережечки купил дочке. Говорит, печать в паспорте судьбу не решает».

Наверное, так. Любовь – птица вольная, ее штампом не прихлопнешь.

 

Фото вверху —
с сайта blog.turmir.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крымские собаки объявили войну птичьему гриппу

.

Коктебель. Новая версия

Ольга ФОМИНА

Сергей Марков: Украина подтянется в ТС за Турцией