Крымское Эхо
Архив

Харьковская наступательная операция «Звезда»

Харьковская наступательная операция «Звезда»

Борис ПЕРВУН

Политическая партия «Русское Единство» в рамках международной акции «Дорогами Победы-2012» ведёт большую работу по увековечиванию ветеранов Великой Отечественной войны. Проводится работа с многочисленными документами, отображающими события тех дней. Исполнительный комитет политической партии «Русское Единство» обращается ко всем не равнодушным, желающим восполнить пробелы в истории и показать нынешней молодёжи правду о войне. Если у вас остались письма, фотографии с фронта ваших отцов, матерей, дедов и бабушек, и всех тех, кто воевал в Великую отечественную, огромная просьба предоставить материалы для их размещения в газете и на сайте партии «Русское Единство».

Василий Мишулин

Харьковская наступательная операция
В мае 2012 года состоится выставка в рамках международной акции «Дорогами Победы-2012», на которой будут представлены все собранные материалы. На сайте «Русского Единства» уже выставлена статья о рождении фронтовой песни «Огонёк». Подготовлен материал по воспоминаниям генерал-лейтенанта танковых войск Василия Александровича Мишулина о проведении войсковой операции «Звезда» в 1943 году по освобождению Харькова. Представляем его вашему вниманию.

Харьковская наступательная операция «Звезда»

[u]

Василий МИШУЛИН

[/u]
В то время, когда наши войска громили вражескую группировку фашистов под Сталинградом, воины Воронежского и Брянского фронтов успешно заканчивали Воронежско — Касторенскую операциию. В этой операции наши войска очистили от противника значительную часть территории Воронежской и Курской областей с городами Воронеж, Касторное, Старый Оскол, Новый Оскол, Волоконовка.

В руках советских войск без разрушений оказались железная дорога Касторное — Валуйки и Воронеж — Касторное. В результате, для наступления наших войск открылись два операционных направления Курское и Харьковское.

В это время разрабатывалась Харьковская наступательная операция с условным обозначением «Звезда». Основная цель операции «Звезда» — уничтожить противостоящую группировку немецко-фашистских войск и овладеть Курском, Белгородом, Харьковом. Главные усилия сосредоточить на Харьковском операционном направлении. С рубежа Старый Оскол — Валуйки наступали 40-я, 69-я Армии, 3-я танковая армия и 6-ой Гвардейский Кавалерийский корпус. Общая глубина операции составляла 200-250 км. на два этапа.

В первом этапе предусматривалось уничтожение вражеских сил по линии железной дороги Старый Оскол — Валуйки и выход наших войск к реке Сев. Донец на линии Белгород, Волчанск и Печенеги.

На втором этапе — предстояло овладеть Харьковом и выйти на рубеж завершающий операцию Ракитное — Грайворон — Богодухов — Люботин — Мерефа.*

В этой операции я командовал 173-й отдельной танковой бригадой в составе 69-ой Армии. Армией командовал генерал — лейтенант М.И. Казаков, член Военного Совета Армии генерал — майор А. В. Щелаковский, начальник штаба Армии генерал — майор З. З. Рагозный.

Харьковская наступательная операция
Перед Январским наступлением в бригаде была проведена большая организационная работа строевыми офицерами, политработниками, партийными и комсомольскими организациями. В этой части следует отметить товарищей — заместителя по строевой части полковника тов. Короткова, начальника штаба бригады полковника Беляева, начальника политотдела подполковника тов. Кузьмина, секретаря партбюро 2-го танкового батальона капитана тов. Мельникова Г., начальника разведки капитана тов. Занько, подполковника тов. Гай, замполита танкового батальона майора тов. Митерева и многих других.

С первого дня наступления боевые действия 173-й отдельной танковой бригады развивались успешно и к 9 февраля, совместно с войсками стрелковых дивизий, части бригады овладели г. Волчановском. Таким образом, войска 69-й Армии выполнили боевую задачу первого этапа общего плана наступательной операции. В этом районе части бригады начали форсировать реку Северный Донец. Поспешно отступая, фашисты уничтожили единственный мост и переправа застопорилась. Однако обстановка настоятельно требовала ускорить переправу танков через реку. По этому было принято усилить лёд на месте переправы деревянными настилами. Вскоре была разобрана заброшенная деревянная постройка, доски и накаты её и явились подручным материалом. Для работ по устройству настила явились добровольцы из местного населения.

Закончив работы первым, начал переправу танк Т-34. Когда танк оказался в 10 метрах от берега, лёд не выдержал и так внезапно разошёлся в стороны, что уже было поздно даже включить задний ход, танк моментально оказался на дне реки. Были приняты все меры к спасению экипажа и танка. Но спасательная команда успеха не достигла. Вскоре в помощь сапёрам были мобилизованы плотники местного населения, и к исходу дня был сделан колейный мост, по которому первыми переправлялись танки.

В период наступления части этого соединения вели ожесточённые бои за Кантемировку, Старую Гнилушу, Алексеевку, Россошь, Старый Оскол, Новый Оскол. В одном из сёл под Россошью внезапной атакой танковых батальонов была разгромлена колонна противника, взято в плен до 5000 фашистских солдат.

Во второй половине зимнего дня была обнаружена отходящая колонна противника силою до 1000 солдат и офицеров. Из своего резерва двум танкам под командованием командира машины «КВ» тов. Попова я приказал отрезать путь отступления этой вражеской колонне. Танки стремительно двинулись вперёд и как только они встали на дороге, немцы побросали оружие и подняли руки вверх. Видя, что немцы хотят сдаться, тов. Попов открыл верхний люк танка и хотел выйти из машины, чтобы указать направление движения на сборный пункт пленных. Но, когда он поднялся из танка до пояса, раздался одиночный пистолетный выстрел, и командир машины тов. Попов был убит. Возмущённые этим хамством, наши танкисты с возгласом: «За Попова!» начали «утюжить» этих прохвостов, и только моё вмешательство по радио приостановило дальнейшее действие экипажей.

В 6-8 км. от совхоза «Кутузовский» по направлению к г. Харькову во взаимодействии с пехотой, части бригады сломили ожесточённое сопротивление фашистов, и наши танки с десантом автоматчиков с северо-восточной стороны ворвались в город Харьков. Они вышли на проспект Сталина и, ведя бой на улицах города, отбросили врага и к исходу дня сосредоточились на северо-западной окраине г. Харькова. В это время наши танкисты были почётными гостями у жителей Харькова. Таким образом, г. Харьков был освобождён 16 февраля. В это время в городе сосредоточились очень много войск 40-й, 69-й и 3-й танковой Армий.

Освободив г. Харьков, наши войска усилено преследовали отступающего врага, уничтожая живую силу и технику. Танковая бригада в течении 17 февраля делала запасы боеприпасов, горюче-смазочных материалов, занималась ремонтом боевых и колёсных машин. В этот день были приняты добровольцы в мотострелковый батальон и танкоремонтную роту. К исходу 18 февраля части бригады были сосредоточены на северо-западной окраине г.Богодухова.

Вскоре в расположение бригады прибыл начальник штаба Армии генерал-майор З. З. Рогозный. Ознакомившись с положением бригады, он изложил предварительное решение командарма — овладеть городом Полтавой. Для выполнения этой задачи решено создать отряд под моим командованием в составе танковой бригады и пехоты, которую должны выделить стрелковые дивизии. Обсудив этот вопрос за и против, решили действовать как можно быстрее. Прежде всего нам нужно было знать, какое количество пехоты, артиллерии и миномётов могут выделить командиры стрелковых дивизий, так как других возможностей для выполнения этой задачи в Армии не было.

Для увязки этого вопроса я и тов. Рогозный выехали в штабы стрелковых дивизий. Слушая доклады командиров дивизий, начальнику штаба Армии о составе дивизий становилось ясным: дивизии настолько ослабли в этих боях, что каждый командир дивизии просит прислать ему пополнение, а не от него брать, и каждый из них думает, как сдержать противника в случае его перехода в контрнаступление. А этот вариант не исключается. В результате малочисленности наших сил и средств частная операция по овладению городом Полтавой не состоялась.

Благодаря нашему успешному наступлению, противник оставил значительную часть оккупированной территории, многие города и населённые пункты. Но наши части и соединения также несли потери, в результате этого наступательный порыв иссяк и войска фронта, в том числе 69-я Армия вынуждена приостановить наступление и 2 марта 1943 года перейти к временной обороне.

4 марта танковая группа противника нанесла удар по войскам 3-й танковой Армии в направлении Новая Водолага — Мерефа. В виду превосходящих танковых сил врага наши танкисты не сдержали этого массированного удара и начали отходить, оголив фланг 69-й Армии.

6 марта в районе Валки (юго-западней Харькова) разгорелся жестокий бой. Противник силою до 150 танков, взаимодействуя с авиацией, преодолев огневое сопротивление наших войск и ворвался на южную окраину г. Валки. Под напором противника наши войска отошли за реку Марчик и на этом рубеже заняли оборону.

При организации обороны 173-я отдельная танковая бригада выводится в резерв Командарма и занимает оборону во втором эшелоне Армии в районе Краснокутск. Прибыв в район Краснокутск части бригады заняли оборону на окраине села на танкоопасных направлениях. Вместе с командирами батальонов провели рекогносцировку местности в направлениях контратак; в строевые дивизии были высланы офицеры связи и установлена связь со штабом Армии.

С утра 10 марта противник при поддержке авиации начал наступление и первый натиск вражеских сил наши войска 1-го эшелона успешно отразили.

В 12-13 часов в штаб бригады прибыл член Военного Совета Армии генерал-майор А. В. Щелаковский. Я доложил ему обстановку и о том, что в данное время нарушена связь с моими соседями, находившимися в первом эшелоне обороны, и высланные мною офицеры связи в штаб Армии и стрелковые дивизии ещё не вернулись.

Зная об активности противника и о малочисленности наших пехотных и танковых соединений, находящихся в обороне, тем более в бригаде приходится основательно задуматься над тем, как сдержать многочисленные вражеские силы тем, чем мы располагаем. По данным армейской разведки было известно, что враг сосредоточил и подтянул свежие пехотные части и большое количество танков. Он систематически бомбит наши боевые порядки и тылы, в результате чего несём значительные потери в людях и технике. Если противник на этом участке двинет в наступление до 100 танков, то ясно, что наши войска вряд ли устоят.

В подобной очень сложной обстановке в любую минуту должна быть готова к действиям танковая бригада. В случае вклинения вражеских танков в глубину обороны стрелковых частей бригада совместно с пехотой при поддержке артиллерии и миномётов должна контратакой отбросить вражеские танки и содействовать стрелковым частям, восстановить оборону. Кроме того, танкисты были подготовлены к действию из засад и к подвижной обороне с целью прикрыть пехоту на случай её отхода. Но сил для этого было очень мало. Командиры частей с экипажами успели провести занятия на местности. Весь личный состав знает направления движения и рубежи развёртывания для контратаки, знают, какими средствами будут поддерживать их пехота и артиллерия.

Всю эту работу проводили офицеры всех категорий, члены партии и беспартийные, комсомольцы и не комсомольцы. В результате напряжённых боёв в бригаде осталось всего только 8 танков, и поэтому сформировал из них одну танковую роту, а экипажи потерянных танков были вооружены автоматами и противотанковыми гранатами. Эта группа в количестве 30 человек была готова к действию в составе мотопехоты и находились в моём резерве.

Неясность обстановки ещё больше угнетающе действует, а поэтому решил, не ожидая возвращения офицеров связи, ехать самому и уточнить обстановку на месте. Проехав 2-3 км, увидел редкие цепи идущей мне навстречу нашей пехоты. Остановил танк возле солдат и я узнал от них, что противник перешёл в наступление танками и пехотой. Наша пехота не выдержала его натиск и стала отходить. Подошёл командир стрелковой роты с отделением бойцов, все они были основательно вспотевшие, я спросил офицера, где штаб его полка, он сказал, что не знает, где штаб и командиры полка и батальона. Такой ответ в этой обстановке меня не удивил. В это время я услышал стрельбу в тылу у себя и приказал развернуть танк обратно к своему командному пункту.

При возвращении на командный пункт вражеский снаряд сорвал гусеницу, и в то же время заглох мотор танка. Спрыгнув с машины, я приказал спрыгнуть офицерам штаба и двум автоматчикам. Укрываясь за броней машины, мы стали наблюдать, и мне показали направление движения трёх тяжёлых вражеских танков. В то же время командир танка доложил о том, что башню заклинило. Не прошло и 2-3 минут, как на опушке леса появилась цепь немецких автоматчиков. Они открыли сильный огонь по моей группе с места, и я приказал отходить.

Оказавшись на открытой местности, все воины, находившиеся возле меня, рассредоточились и временами вели огонь по наседавшим фашистским автоматчикам. Так, небольшая группа людей вместе со мной оказалась в отрыве от главных сил бригады и с боем отходила от наседавшего противника. В этой обстановке был убит мой адъютант капитан Никишев и погиб автоматчик, а я был ранен в левую руку. Подходя к окраине Снежков Кут (Краснокутск) и встретившись с офицерами штаба, я уже знал, что идёт сильный бой на окраине и на улицах Краснокутска.

На окраине и в самом Снежков Куте бой продолжался около двух часов. Противник, имея численное превосходство в пехоте, танках и поддерживаемый авиацией, имел явное преимущество. Воины бригады оказались в очень тяжёлом положении — противник начал обходить фланги, и мы могли оказаться в окружении, а поэтому я отдал приказ оставить Снежков Кут и отходить в восточном направлении. Отходящие части бригады встречал начальник штаба и с наступлением темноты войска заняли оборону на рубеже 5 км. восточнее Снежков Кут.

С каждым днём противник усиливал нажим, и наши войска были вынуждены отходить. В последующих боях бригада, потеряв все танки, была отведена на восточную окраину г. Харькова. За два дня до того, как оставить г. Харьков, я на легковой машине проезжал по городу и в это время на проспекте Сталина попал под вражескую бомбёжку. От разрыва авиабомбы был убит военфельдшер, тяжело ранены водитель и автоматчик, сгорела легковая автомашина, а я к подбитой руке получил дополнительное лёгкое ранение в шею и левое плечо. Наши войска не могли больше сдерживать натиск врага, и вынуждены были оставить г. Харьков. Бригада была выведена на переформирование в районе Белый Колодезь. За боевые действия в этой операции многие воины награждены орденами и медалями, а я награждён орденом Суворова второй степени.

На этом закончились боевые действия 173-й отдельной танковой бригады в составе 69-й Армии в операции «Звезда»

 

Генерал — лейтенант т/в в отставке
Герой Советского Союза В. А. Мишулин

 

* — «Военно-исторический журнал». «От верхнего Дона к Днепру».
Генерал армии М. Казаков. N 11 1965г.

ПП «Русское Единство» благодарит оказанную помощь в предоставлении материалов Аллу Васильевну Мишулину и Маргариту Леонтьевну Мишулину в предоставлении воспоминаний генерал-лейтенанта танковых войск в отставке, Героя Советского Союза Василия Александровича Мишулина.

 

Первун Б.Б.,
заместитель председателя исполкома
КРО партии «Русское Единство»

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Остановить нашествие фашистской чумы!

.

Мне акула правым глазом подмигнула…

Юрий ПОЛЯКОВ

Мы рождены не в бутике