Крымское Эхо
Крымография

Гурзуф Пушкина, Губонина, Чехова

Гурзуф Пушкина, Губонина, Чехова

Гурзуф, небольшой крымский поселок на берегу моря. В поселке сохранились дома, дачи и музеи известных писателей, поэтов и художников, знати. Парки и санатории, замки и дворцы, башни, скалы и гроты, руины средневековых крепостей. Ну и конечно Артек — международный детский центр у подножия Аю-Дага.

Пройдя от автостанции вниз, мимо центральной площади Гурзуфского пятака, свернув с центральной улицы вправо, в сторону моря, пройдя мимо плодоносящих гранатовых деревьев и каменной фигурки кошки, увитых плющом стен, оказываемся в замечательном уголке. Справа — великолепный вид на море и поселок, слева — маленький пансионат, а прямо, в конце дорожки, — ворота: вход в музей «Гурзуфская дача Чехова».

В начале прошлого века Антон Павлович Чехов приобрел небольшой домик (татарскую саклю) и кусочек земли в Гурзуфе, возле самого моря, между мысом с Пушкинской скалой и развалинами византийской и генуэзской крепостей, для уединения и отдыха.

Писатель был доволен покупкой, особенно нравилась ему маленькая бухта с пляжем, «купальня», к которой имелся свободный выход из сада. Большое значение для Чехова имело и то, что Гурзуф хранил память о его любимом поэте Пушкине. И рядом с дачей расположена скала, напоминающая о нем. А позже эту скалу стали называть чеховской.

Здесь, в уединении, Чехов проводил много времени, отдыхая от людей, любуясь морскими пейзажами, обдумывая новые произведения, ловя рыбу, встречаясь с будущей женой. Своими руками Чехов посадил в саду три пальмы, которые растут до сих пор, и кипарис, который теперь видно издалека. Недолго, всего четыре года наслаждался Антон Павлович своей любимой тайной дачей.Но, даже целебный крымский климат не спасли писателя от смертельной болезни.

Сейчас гурзуфская дача является отделом дома-музея Чехова в Ялте. Ежегодно с ранней весны до поздней осени в белом домике размещаются временная чеховская экспозиция, мемориальный кабинет писателя и художественные выставки. Внутреннее убранство дома сохранено в том виде, каким оно было при Чехове. На стенах размещены фотографии семьи писателя, его родственников и друзей, открытки с видами старого Гурзуфа. Продаются картины современных художников. Проводятся экскурсии. В зале на открытом воздухе посетителям рассказывают о писателе, его жизни и творчестве, о пребывании его в Гурзуфе и Ялте. Об истории дачи, о его семье и близких, о дружбе писателя с известными людьми, которые бывали здесь. На стенах зала висят плакаты с цитатами из чеховских произведений, а также большая карта Крыма с фотографиями знаменитых людей, которые жили или бывали на полуострове.

Двор дачи утопает в зелени. Каменные подпорные стены увиты плющом. Струится вода в маленьком фонтане с бронзовыми фигурками трех граций и улитки. С обзорной площадки возле домика, чеховская бухта открывается во всей своей красоте. У входа на пляж на калитке висит письмо, которое мог бы написать писатель своим читателям, посетителям музея с просьбой беречь этот чудесный уголок природы. Несколько ступенек вниз, и здесь уже плещется море, разбивая о скалы свои прозрачные зеленоватые волны и окатывая всех брызгами, приятно пахнет водорослями.

Дальше путь идет мимо музея художника Константина Алексеевича Коровина по набережной вдоль парка санаториев. Войти на территорию санатория «Гурзуфский» со знаменитым фонтаном «Ночь», погулять по парку даже сейчас, в межсезонье нельзя, ни экскурсионным группам, ни отдельным посетителям.

На территории санатория «Пушкинский» находится дом герцога де Ришелье, в котором во время своего путешествия с семейством генерала Раевского жил Александр Сергеевич Пушкин. Как говорил сам поэт, во время этого путешествия по Крыму он провел лучшие дни своей жизни. Поэт писал о первых впечатлениях от встречи с полуостровом:

«Прекрасны вы, брега Тавриды,

Когда вас видишь с корабля

При свете утренней Киприды,

Как вас впервой увидел я…»

И если Керчь и Феодосия не понравились поэту, то южный берег и горный Крым произвели на него неизгладимое впечатление. Здесь он взбирался на Шайтан-Мердвен, побывал в Бахчисарае и Симферополе. Возле здания растет кипарис с раздвоенной верхушкой, который «каждое утро навещал» поэт и к которому «привязался с дружеским чувством». Перед входом в музей огромный платан, который после гибели в честь Пушкина посадили друзья. Именно в Гурзуфе Пушкин увидел лукоморье, о котором потом писал в своих произведениях. Депрессия прошла, к поэту снова вернулось вдохновение. Здесь были задуманы «Бахчисарайский фонтан», «Евгений Онегин», многие известные стихотворения. Именно сюда он хотел вернуться вновь, о чем писал в стихотворении «Таврида»:

«Так, если удаляться можно

Оттоль, где вечный свет горит,

Где счастье вечно, непреложно,

Мой дух к Юрзуфу прилетит»

Но зайти на территорию санатория посетители музея могут только минута в минуту со временем начала экскурсии. И находятся в парке лишь те считанные минуты, которые позволяют, чтобы дойти от ворот до музея и обратно. Погулять в парке санатория, носящего имя поэта, его почитателям нельзя — частная территория. Заметили лишь живые скульптуры из подстриженного лавра, цветущие розы, и, вот неожиданность, как и весной, начинает цвести иудино дерево.

На втором этаже к зданию музея примыкает широкая галерея. А на стене висит изображение герба с надписью «Не себе, а Родине». Это дворянский герб Пётра Ионовича Губонина. Промышленника, мецената, железнодорожника, благотворителя. Именно он превратил маленькую захудалую татарскую деревушку Гурзуф в первоклассный курорт мирового уровня. Губонин родился в семье крепостных, был каменщиком, купцом, получил дворянский титул.

Он построил здесь гостиницы и рестораны, торговые лавки и аптеки, больницы и школы, многое другое для всех слоев общества. Православный храм Успения Пресвятой Богородицы и мечеть, которые были разрушены в советское время. Здания гостиниц в парке не похожи одно на другое, отделаны с восточным колоритом, сейчас это корпуса санатория. Продолжил формирование территории прекрасного парка, начатое его предшественниками, в котором могли гулять все, и приезжие, и местные жители. Приобретал за границей новые экзотические растения и фонтаны.

О нем писали в газетах того времени:

«Не ждет он благодарности, так как люди редко благодарны, но хочет он прославить русский южный берег Крыма, приучить русских людей отдыхать на собственном берегу моря и не искать такого берега за тридевять земель от Родины…»

Меценат принимал участие в постройке храма Христа Спасителя в Москве, обоих Владимирских соборов Севастополя, железной дороги Москва-Севастополь и многих других благотворительных проектах по всей стране.

Губонин чрезвычайно любил Гурзуф, подолгу жил здесь. И похоронить завещал себя в Гурзуфе, что и исполнили его потомки.

Лишь в последнее время имя этого достойного человека, много сделавшего для России, Крыма, Гурзуфа, вспомнили, была открыта памятная доска на здании санатория «Гурзуфский», прошлый год в Гурзуфе был объявлен годом Губонина.

Дальше на набережной высятся дворцы современной знати, олигархов, министров, депутатов. Их девиз «Не Родине, а себе». Действительно: чем они хуже герцога де Ришелье или графа Воронцова…

Еще дальше строится очередное многоэтажное здание на берегу моря, работает подъемный кран. В начале набережной портит вид поселка еще пара подобных недостроенных многоэтажек. Ничего не изменилось? Выходит, что так…

 

{gallery}kapustina/201120115{/gallery}

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Готовь цветы зимой

.

Тюрьма деревьям, рай апартаментам

Анна КАПУСТИНА

Наш друг, дельфин

.