Крымское Эхо
Архив

Героическая труппа

Героическая труппа

Премьера документального фильма на телеканале «Россия» «После премьеры — расстрел» прошла, как говорят кинематографисты, малым экраном. Никакого анонса, кроме традиционной рекламы программы передач. Хотя тема заслуживала большого внимания и для нас, крымчан, была поистине знаковой. Это рассказ о разведгруппе «Сокол» , действовавшей в Симферополе в годы войны. Руководил подпольной группой главный художник Крымского драматического театра Николай Барышев, а среди участников были ведущие его актеры Александра Перегонец и Анатолий Добкевич.

Наверное, найдутся скептики, считающие, что ворошить многократно обкатанную тему смысла не было.

Ведь многие до сих пор помнят фильм Георгия Натансона «Они были актерами» и спектакль Анатолия Новикова, с успехом шедший на сцене театра, где до войны блистали эти прославленные артисты.

С одной стороны, создатели документальной ленты удачно вписались со своей творческой заявкой, пришедшейся на время широкого празднования 65-летия Победы. А с другой, не было в истории советского искусства иного примера массового героического порыва творческой интеллигенции, считавшейся коммунистической партией не вполне благонадежной. Вот эти-то парящие над обыденностью люди организовали в период оккупации Симферополя сорок пять убойных для фашистов диверсий, а руководитель «Сокола» Николай Барышев создал подробную карту города с указанием мест дислокации военных объектов немцев, по которым прицельный огонь вели в апреле сорок четвертого авиация и артиллерия советских войск.

Сами разведчики не дожили нескольких дней до освобождения Симферополя, а подвиг их, как ни прискорбно, остался в памяти только родных подпольщиков да доживших до этого дня зрителей тех памятных довоенных спектаклей, где так самозабвенно играли любимые симферопольцами Александра Перегонец и Анатолий Добкевич. Кроме благодарной человеческой памяти, у членов разведгурппы «Сокол» нет никаких наград. Режиссер Георгий Натансон лично обращался к экс-президенту России Владимиру Путину с просьбой о награждении героев своей кинокартины. Несмотря на то, что Владимир Путин ничего не знал о героических симферопольских артистах и посчитал недипломатичным отмечать государственными наградами России участников действовавшей на территории нынешней Украины разведгруппы, он проникся рассказом об их подвиге, и по его распоряжению все имевшиеся документы официальным порядком направили президенту Украины Виктору Ющенко. Может быть, того смутила не вполне украинозвучная фамилия Николая Барышева, но явно Шухевич с Бандерой оказались ему по духу ближе. Подпольщики так и остались не замеченными государством и отечественной историей.

Фильм о героизме симферопольцев снял керчанин Александр Беланов, который начинал путь в теледокументалистику со школы юнкоров и работы фотокорреспондентом в многотиражной газете «Керченский судостроитель». В девяностых годах Сашины керченские коллеги, потерявшие было его из вида, с удивлением и удовольствием увидели его на экране российского телеканала и, помнится, долго перезванивались друг с другом, обсуждая, как далеко шагнул этот выросший без отца пацан из Аджимушкая.

В свою картину Александр Беланов вставил интервью с Татьяной Еремеевой, игравшей с Александрой Перегонец и Анатолием Добкевичем на сцене Крымского драматического театра и более полувека прослужившей затем в Малом театре. А мне удалось разыскать зрителя довоенных спектаклей с участием этих забытых ныне артистов, Асю Абрамовну Ольшу. Она родилась и выросла на улице Восточной в Симферополе, в 1948 году окончила исторический факультета тогда еще Крымского педагогического института и тридцать лет проработала в Керченской школе N11. Сейчас ей восемьдесят пять, но здравости и остроте ее ума и памяти иногда искренне завидуешь.

— До войны драматический театр был средоточением культурной жизни Симферополя — ведь это было время, когда никаких иных развлекательных учреждений в городе не существовало, разве что еще кинотеатры, — рассказывает Ася Абрамовна. — Симферопольцы ходили в театр с большим удовольствием, и я помню, что для меня, девчонки, это всегда было праздником. Мы с подружками-одноклассницами ходили на дневные спектакли по воскресеньям. Один из тех, что смотрела лет в четырнадцать-пятнадцать, «Интервенция», помню до сих пор. В нем играли Александра Перегонец и Анатолий Добкевич. Иногда меня брала на вечерние спектакли мама, и тогда я сидела в партере, не в первых рядах, конечно, а подальше, где билеты стоили дешевле, потому что для нашей семьи, где росли четверо детей и работал один папа, это и без того были большие траты. Но мама очень любила театр и изредка позволяла себе такую роскошь.

С девчонками мы на всех спектаклях сидели на балконе, где были самые дешевые билеты, и я даже сейчас представляю лестницу, которая вела туда. После спектакля мы с подружками поджидали Александру Перегонец и Анатолия Добкевича у ворот театрального двора, чтобы посмотреть на них вблизи: с балкона нам были плохо видны их лица. Александра Перегонец была маленькой тоненькой, даже, наверное, щупленькой, на голову ниже Анатолия Добкевича, казавшегося на фоне своей миниатюрной жены крупноватым мужчиной. Зимой она ходила в шапочке и шубке, а он в длинном черном пальто. Взрослые рассказывали о них как о любящей семейной паре, очень преданной друг другу. Они были примером семейных отношений в театре. Как я поняла много лет спустя, в театре они были не единственными артистами в труппе, но никого другого я не помню, иных мы не знали ни по именам, ни в лицо — для нас существовали только Перегонец и Добкевич. Это были настоящие звезды театра, весь город говорил о них и знал только их двоих.

В декабре сорок пятого мы вернулись в Симферополь из эвакуации и были так поглощены своим горем, расстрелом родителей, что долгое время ни о чем другом думать не могли. И знаете, я не помню, чтобы после войны коренные симферопольцы так упивались театральной жизнью, как до нее. Не только потому, что горе и беда накрыли людей с головой — для многих, как и для меня, симферопольский драматический связан с именами Александры Перегонец и Анатолия Добкевича. О них и после Победы говорили с большим уважением: рассказывали, что Анатолий Добкевич отказался сотрудничать с немцами и был расстрелян, а его миниатюрная жена оказалась настоящей героиней. Я в каждый свой приезд в Симферополь непременно бывала в театре — моя покойная старшая сестра была великой театралкой, не пропускала ни одной премьеры, а вот для меня он так и остался театром Александры Перегонец и Анатолия Добкевича, хотя помнится, многие зрители буквально обмирали от игры Александра Голобородько. Но, наверное, это еще и память о юности, когда были живы родители, и счастье было удивительно полным.

Как обещает автор документального фильма об артистах-героях, эта картина — подводка к циклу телевизионных лент на крымские темы, которые дают простор творчеству. Но самое главное, чтобы они были сняты, пока есть живые свидетели событий, о которых Александр Беланов намеревается поведать зрителю. Тем более что теперь его выбор пал на документальный рассказ о крымских татарах.

 

Фото вверху —
с сайта ka4ek.net.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Теоремы» Марины Матвеевой

.

Как я не стал полковником

Вячеслав КНЯЗЕВ

Поживем – увидите