Крымское Эхо
Архив

Где найти меньшее из двух зол?

Где найти меньшее из двух зол?

РЕКОГНОСЦИРОВКА

Вчера Конституционный суд обнародовал решение о том, что 25 октября президентских выборов не будет. Впрочем, осень в любом случае у нас будет горячей. Однако вот незадача: народ затылки чешет — голосовать не за кого. А тут еще и Молдавия очередной раз напомнила, что результат выборов все еще можно попытаться изменить с помощью площади…

Еще можно или уже нельзя? Вообще, что мы имеем на данный момент — при бесстыдном поведении практически всех без исключения политиков и политических сил, когда только ленивый не говорит о том, что Украина теряет уважение как государство? Об этом и многом другом мы беседуем с известным крымским политологом, членом редколлегии «Крымского Эха» Андреем НИКИФОРОВЫМ (на фото).

— Молдавия — это определенный сигнал, который показывает, что технологии цветных революций уже не работают, новизна прошла, они себя уже исчерпали. Идеология, которая их подпитывала, обесценена; режимы, которые приходят в результате этих революций, обанкротились. Но и кроме того, оказалось, что эти технологии уникальны, их нельзя тиражировать: есть определенные нюансы, которые довольно трудно повторить. К тому же нужно согласие человека уйти из власти — при определенных условиях. Как, скажем, у того же Милошевича такое согласие, по всей видимости, было истребовано. Не говоря уже о Кучме, который ситуацию 2004 года из-под контроля выпустил сознательно под определенные гарантии благополучия своего семейства. Или тот же Шеварднадзе, который тоже, в общем-то, был согласен проиграть. А вот Воронин не был согласен — и пожалуйста.
Что касается этих выборов, на мой взгляд, непринципиально, будут ли они в октябре или в январе. Ну, два с половиной месяца мы еще потерпим.

— Больше терпели…

— У президента Ющенко, конечно, появляются дополнительные шансы. Но я не уверен, что у него получится нечто такое, «молдавское», и даже что он на это решится. Поскольку накануне выборов такой проигрыш его окончательно дискредитирует, хотя уж куда дальше…

Самое главное, ситуация сегодня просто по большому счету не управляется. Это в какой-то степени даже хорошо: осень предстоит жаркая, но лето нам эта ситуация дарит, можно его спокойно провести, отдохнуть, набраться сил перед тем, как включиться в этот марафон. А для Крыма это сложнее: если ничего не изменится, то после президентских выборов или даже еще в их ходе у нас сразу начинается предвыборная кампания по избранию Верховного Совета Крыма. Эта связка, конечно, очень любопытна и во многом будет определять наши крымские выборы.

Президентские выборы, мне кажется, — это продолжение того, что происходило на Украине последние пять лет, это как бы доигрывание этой борьбы между тремя силами. А здесь третий лишний будет определен, и возникнет совершенно другая конфигурация. Но и это еще не все.

— Кого вы имеете в виду, говоря о троих?

— Ющенко, Януковича и Тимошенко.

— А Ющенко разве еще игрок?

— Формально да. Мало того, у него сегодня есть, пусть и формально, много полномочий, которые он может, как палки в колеса, одному и другому вставлять. Но если фактор Ющенко полностью устранить, то тогда, я думаю, та же Тимошенко могла бы пойти, к примеру, на создание широкой коалиции. Но при наличии Ющенко она понимает, что ей нельзя сближаться с регионалами, поскольку тогда быстро начнут перетягивать ее электорат в пользу как раз этих партийных электоральных центров, которые создадутся под Ющенко. Поэтому тут, как говорится, и хочется, и колется. Ну, третий лишний, судя по всему, определен, так что это должно как-то конституироваться.

— Когда только начали говорить, что выборы должны состояться, вдруг сразу заговорили о Яценюке…

— Яценюк — это наиболее надутая фигура, это своего рода политический бройлер.

— ?!

— …со всеми вытекающими из этого последствиями.

— и с отравлением организма в том числе…

— А потом окажется, что там даже не бройлерская была технология, а цыганская, когда лошадь продавали. Ее накачивали, а потом герметезировали задний проход. А потом, когда естественным путем пробка вылетала, оказывалось, что это кляча в последней стадии истощения. По всей видимости, здесь происходит любопытная штука: эти президентские выборы — своего рода начало старта как самостоятельного движения целого выводка украинских политиков, которые будут стремиться выйти на самый высший, лидерский, уровень. Это, кроме Яценюка, — Гриценко; это, видимо, Катеринчук; возможно, в этом качестве попробует состояться Тигипко: он еще не выходил на этот уровень, хоть и достаточно высоко поднимался, но не заявлял о себе как политик такого уровня. Это, наверное, Волга. Хотел туда попасть и Леонид Грач. Его, правда, молодым и неопытным сложно назвать, но, в общем, это тоже обновление.

То есть, необходимость в этом почувствовали многие, даже социалисты, начавшие выдвигать в президенты Валентину Семенюк вместо Мороза. Можно над этим, конечно, посмеяться, но они таки уловили, хотя этак несколько специфически, тенденцию к необходимости обновления политического меню.

Почему выбирать некого — потому что выбирать этих можно уж точно в последний раз. То есть реальных шансов для того, чтобы победить, нет ни у кого. Но кто-то, кто хорошо себя проявит, имеет шанс оказаться в суперлиге.

— Любимое занятие украинцев — обсуждать кадровые вопросы. Но что в принципе может на Украине измениться после президентских выборов? С Кучмой мы худо-бедно страну строили, а с Ющенко…

— …ее разваливаем. Инерция развала очень высока.

— Кстати, еще месяц назад об этом говорили много и многие. А сейчас тема несколько примолкла — в связи с долгими праздниками или что-то изменилось?

— Я не испытываю никакого оптимизма к перспективам проекта Украина как независимое государство. Это с одной стороны. С другой, я не склонен считать, что оно, государство, возьмет и закончится. «Раз и закончиться» — это можно только яичницу на головах симферопольских мэров печь. Это непросто, это очень болезненно, это очень сильно ударит по большинству из нас, и тогда будет жалко тратить те самые яйца для яичницы Геннадию Александровичу, поскольку нужно будет думать о том, как приготовить завтрак, обед и ужин.

И наши северо-восточные соседи, как кто-то бы их не опасался, нас не подберут: у них своих проблем хватает, зачем им еще эта разоренная, нищая, голодная и злая территория, которая, если ей сразу после вхождения в состав России не станет хорошо, тут же примется в этом обвинять русских, Москву и так далее! Не надо абсолютно! к тому же для того, чтобы «это» подобрать, потому что «это» уже валяется, придется еще ссориться со своими западными партнерами, с которыми Россия в принципе, конечно, может поссориться — но для этого нужны какие-то веские основания.

На самом деле, что нас может ожидать, — такой длительный период перегнивания: пока миру не до Украины, пока все согласны с неким статус-кво, она так и будет болтаться, как известная непотопляемая вещь в проруби. Когда мир ужесточится, и такие территории станут роскошью, только тогда… Но это условия фактически войны. Или подготовки к войне и даже, может, не очень холодной. Тогда, допускаю, могут сферы влияния поделить. Как это будет называться, войдут ли какие-то области в состав РФ или будет создано какое-то буферное государство, это уже по большому счету детали. Но это может произойти в случае приложения к этой территории определенной политической воли. На сегодняшний день такой политической воли по отношению к Украине нет. Ни внутри нее, ни за ее пределами.

— На [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=549]круглом столе «Крымского Эха» в марте прошлого года[/url] вы говорили, что Украина замечательно существует в этаком «безначальственном» варианте…

— Да, но здесь есть ограничители: украинцы время от времени начинают к кому-то присоединяться. Допустим, на рубеже 13-14 веков сначала западная часть, а потом постепенно и все остальные стали частью Речи Посполитой. Это значит, что лимит этого «безначальственного» существования исчерпался. Точно так же они потом просились в Россию и уходили, и переходили на свободные земли.

— Сейчас у нас опять такое, свободное, житие?

— Да, и именно поэтому украинцы такие активные покупатели автомобилей и строители хатынок — всё это в силу «безначальственности». Конечно, есть те, кто действительно своим трудом и дарованием или упорством всего этого благополучия добились, но чаще всего это или аффилированные, или непосредственно какие-то теневые делишки. При Советском Союзе тоже были миллионеры, но они не могли себе позволить так открыто демонстрировать свое богатство напоказ, а эти могут. Это результат этого «безначальственного» состояния. Кстати, в России такое тоже есть: она тоже отчасти Украина. Именно поэтому нет воли возвращать страну к прежним, скажем так, очертаниям.

Но иногда такой период заканчивается: никто ведь ничего не вкладывает в такие вещи, как жизнеобеспечение. Хватило, скажем, полгода руководства МЧС Шуфричем, чтобы все узнали, как у нас в стране жить вообще-то страшно. Понятно, что так было и до Шуфрича, и после, но просто никто так красиво не пиарился на фоне пожаров, наводнений, взорванных домов и так далее.

— Вы хотите сказать, что эпоха оранжевых революций закончилась — и тому подтверждение события месячной давности в Молдавии?

— Ну, если бы это произошло в Эстонии, мы бы объяснили это национальным менталитетом: до них, наконец, дошло то, что все уже давным-давно проделали. Молдавский же менталитет обычно иначе изображают. Складывается впечатление, что там когда-то готовились к очередной цветной революции, но потом не спустили механизм запуска. Почему, трудно сказать.

— Говорят, это румынский след…

— Не исключено. Румыния ведет себя в последнее время довольно агрессивно, но Румыния вряд ли потянет сама такой проект, даже по отношению к Молдавии. То есть там на самом деле надо перекупить элиту…

— А элита задешево не продается.

— Это делается достаточно долго, она может и не знать, что ее купили. Если выращено поколение чиновников-грантоедов и на гранты всяких зарубежных фондов пишутся законы страны, которые потом принимаются парламентом, то делайте с ними что хотите, какую угодно революцию!

Румыния делала нечто подобное в Молдавии. Видно было, что там никто не хотел конфронтировать, однако всё ушло в свисток. Был запущен только один из элементов слагаемых цветной революции: сложилось впечатление (специально я не изучал этот вопрос), что вот когда-то ее готовили, а потом бросили, как бывает с боеприпасами, которые приготовили на случай войны, которой так и не случилось, их отправили на хранение, и вот они взорвались. То есть не мог в Молдавии этот конфликт закончиться успехом.

Но на Украину это проецируется очень символически, не более того. У нас будет иное: я не знаю, что Тимошенко придумает, если окажется, что за нее проголосовало меньше, чем она рассчитывала.

— Прошла информация, что в Тернопольской области, в которой не так давно состоялись очень громкие выборы, все бютовцы вышли из состава местной рады, сложив мандаты.

— И что дальше? Вот я и говорю: она не остановится, не признает никаких иных результатов, кроме собственной победы.

— А Янукович ей очередной раз уступит.

— У этих ребят есть как бы альтернативный вариант — они могут победить, а могут и не победить.

— То есть они могут запросто договориться с Тимошенко, и зачем им победа?

— Не знаю. Но зачем им новая оранжевая революция?

— Может, тогда сразу голосовать за Тимошенко, чтоб себе нервы не трепать?

— Я попытаюсь спроецировать эту ситуацию на крымские выборы. И как ни странно, не исключено, что так и придется делать. Вот часто можно слышать: «Мне противно», «Я не пойду на выборы» — но тем самым эти люди отдадут свой голос за Тимошенко. Граждане это должны знать, а выбор пусть каждый делает сам. Надо отдавать себе отчет: в любом случае они участвуют в выборах, даже если не пошли на участок.

Второе. Что-то мне подсказывает, что Крым, как и другие восточные регионы, в основном будет электоральной базой Партии регионов, особенно во втором туре. И если ничего удивительного не произойдет, во второй тур выйдут Янукович и Тимошенко. Если, допустим, здесь будет собран меньший процент голосов за Тимошенко, чем по всей стране, работать на ее результат, конечно, будут, но убедить крымчан в оставшееся время голосовать за нее не так уж просто. Даже если будут совершенно недвусмысленные жесты со стороны России. Хотя скорее всего их не будет. Там, что-то мне подсказывает, строят взаимоотношения и с одним, и с другим. Так что при любом исходе Россия будет иметь хорошие стартовые условия для установления взаимоотношений с новым президентом.

— Разве Россия после «газовых поездок» Тимошенко окончательно не поняла, что ее слово ничего не значит?

— По-моему, Россия это поняла значительно раньше. Скажем, заметно, что в паре Ющенко — Тимошенко выбор будет сделан в сторону Тимошенко. Так же, как в паре Ющенко — Янукович. Но обращаю ваше внимание на то, что пара Янукович — Тимошенко не противопоставляется российскими официальными структурами.

— Может ли это противопоставление появиться ближе к выборам?

— Думаю, что нет, в том-то и дело! То есть они не будут повторять ошибок предыдущих выборов.
Второе. Вот, допустим, побеждает Янукович — я могу тогда говорить достаточно определенно, что у нас спикером будет Анатолий Гриценко и возможно премьером останется Виктор Плакида. Кстати, я вообще против Виктора Тарасовича ничего не имею: сложно иметь претензии к пустому месту. А к Анатолию Павловичу у меня устойчивая антипатия еще с 97-98 года.

— С первого его спикерства.

— Я бы не хотел, чтобы он снова стал спикером.

— Ну при нем же была такая стабильность…

— Главную черновую работу в этом смысле сделал Леонид Иванович Грач: он построил парламент, ввел голосование (и это тогда было ноу-хау для Украины) «многостаночников», которые умудряются голосовать одновременно за десяток коллег. При Леониде Ивановиче отрабатывались технологии проведения сессий за за четверть часа, откручивания голов, которые мешают спикеру проводить свои интересы и так далее. Гриценко вряд ли сам смог такое построить. Но он пришел на хорошо унавоженную почву, которую для него подготовили Грач и Дейч. Наоборот, это сложно ломать. В те бандитские времена Крым перед очередными выборами распилили на кусочки, а на случай каких-то позывов заменить управляемого спикера внесли определенные изменения в регламент, при которых менять его каждый месяц стало невозможным.

Так вот, если побеждает Тимошенко, Партии регионов в Крыму придется, может быть, даже жертвовать спикерским местом.

— Вы думаете, ПР опять будет лидером по количеству мест в ВС Крыма?

— Скорее всего да.

— Первой она, может, и будет, вопрос — в количестве голосов.

— Процентов 30 они соберут и 35-40 мандатов они могут получить. Но могут и больше растерять, в зависимости от многих вещей. Так что будет примерно повторение результата четырехлетней давности, причем это для них будет еще очень хороший результат.

— Не появится ли кто-то, более привлекательный для избирателя?

— Появится! Вот сейчас, допустим, если правильно будет раскручен и тенденции сохранятся, есть неплохие шансы у Блока Грача. Но он не столько отнимет голоса избирателей у ПР, сколько соберет разочаровавшихся. В Крыму пророссийский электорат составляет 80 плюс минус 2 процента. Так что хватит и тем, и другим. Условно, когда «не хочется голосовать за этих вот товарищей, поэтому надо голосовать за ПР» — мы это пережили, тогда они собрали 32 с хвостиком процента — и это притом, что в этот же день за список в ВРУ было собрано 58 процентов. Такой вот бешеный разрыв. И вряд ли он будет больше.

С Грачом сейчас сошелся Волга, но это, скорее, символический жест. Витренко недавно заявила, что она не прочь была бы приблизиться к блоку Грача.

— Нет, она же только что с «Русским блоком» заявление подписала.

— И это такая смычка, которая вполне может пройти в парламент. Если они еще договорятся до выборов, то могут собрать где-то порядка 25 процентов. А там еще партия «Союз» есть, она тоже может набрать процентов 10 — 12 голосов. То есть, если все эти левые объединятся, они вообще могут замахнуться на то, чтобы взять относительное большинство, и вокруг них уже начнется группировка остальных сил.

— То есть, выбирать нам все же будет из кого, нужно только набраться терпения и внимательно присмотреться…

— Все зависит от того, кто станет президентом. Это даст толчок для избирателей — ведь именно через президента проходит кандидатура на крымского премьер-министра. Главное, иметь карманного премьера, с которым можно делать дела.

Люди у нас голосуют в основном исходя из своих идеологических установок. Это удивительно, но факт, особенно когда идет речь об общеукраинских выборах. Так и надо делать, особенно если нет своего кандидата во втором туре. Нужно голосовать за того, кто кажется меньшим из двух зол. Но обязательно проголосовать.

[hr]

Кстати

 

ПР, БЮТ, блок Яценюка и КПУ проходят в Раду по опросу R&B

 

 

Партия регионов, Блок Юлии Тимошенко, блок Арсения Яценюка (в случае его создания) и Коммунистическая партия проходят в Верховную Раду по опросу кампании Research & Branding Group. Об этом свидетельствуют результаты исследования.

Респондентов спросили, за какую партию (блок) они бы проголосовали, если бы выборы Рады состоялись в ближайшее воскресенье.

23,1% опрошенных сказали, что проголосовали бы за ПР.

15,4% — за БЮТ.

10,7% — за блок Яценюка.

5% — за КПУ.

При этом 2,9% опрощенных проголосовали бы за Блок Литвина, за партию «Всеукраинское объединение «Свобода» — 2,3%, за Блок Виктора Ющенко «Наша Украина» (в случае его создания) — 1,9% опрошенных, за Блок Наталии Витренко — 1,5%.
За другие партии проголосовали бы 4,6% респондентов.
Против всех — 8,8%.
Не принимали бы участия в выборах — 9,2% опрошенных.
Затруднились ответить — 14,6%.

Опрос проводился с 25 апреля по 5 мая, всего было опрошено 2 079 респондентов старше 18 лет по всей Украине, статистическая погрешность выборки не превышает 2,2%.

Как сообщало агентство, в феврале по опросу R&B в Раду проходили ПР, БЮТ, КПУ, БЛ и блок Яценюка.

 

Информационное агентство «Українські Новини»


(13 мая 2009, среда, 13:50)

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Экономическая целесообразность или обыкновенный дерибан?

Пилунский хочет в Америку

Борис ВАСИЛЬЕВ

Грустить с тобой, земля моя…

Ольга ФОМИНА