Крымское Эхо
Знать и помнить

Гамбургская русофобия: могилы по нацпризнаку

Гамбургская русофобия: могилы по нацпризнаку

Недавно в европейских СМИ была распространена информация абсурдного содержания, тем не менее имеющая конкретную резонансную и деструктивную антироссийскую функцию.

Суть её в том, что, мол, некая «немецкая комиссия по военным захоронениям Гамбурга выступает за начало дифференциации советских солдат по национальному признаку при уходе за воинскими кладбищами».

Чтобы, значит, вскоре выработать некий практический «алгоритм» для функционирования дворников-гастрабрайтеров на этих погостах, так сказать, для исполнения рекомендаций, работы «в полевых условиях».

Отчетливо и вполне понятно, отчего у «проигравшей Вторую Мировую войну стороны», да еще в почти двухмиллионном Гамбурге, который к тому же пережил в 1943-м «миротворческую» операцию «Гоморра», сегодня вдруг «зачесались ручки» в отношении лишь советских воинских захоронений. Это была десятидневная серия ковровых бомбардировок, проведенных королевскими военно-воздушными силами Великобритании и ВВС США, в результате которых погибло около 50 тысяч и покалечено — 200 тысяч его жителей, а город разрушен до основания. А британские и американские «освободители», которые и оккупировали этот регион-сектор, затем, в далеком 1945-м, откатились «на второй план».

 Речь идет о советских воинских мемориалах, где покоятся почти полторы тысячи участников Великой Отечественной, в основном наших военнопленных, погибших в результате нечеловеческого обращения с ними со стороны фашистов в условиях местных концентрационных лагерей и военных предприятий гитлеровской Германии. Всего же в Гамбурге лежат более 60 тыс. погибших в двух мировых войнах на 36-ти военных кладбищах, значительное их число — иностранцы.

Впереди, конечно, в этом ганзейском «вольном городе», и, что вполне очевидно — с подачи таких современных немецких политиков, как «зеленый-эколог» Шольц и иже с ним, выступает нынешний «зе-украинский» вопрос.

К тому же, наверное, данное общественно-чиновническое движение, учуяв бандеровский тренд на уничтожение в Малороссии всех памятников и памятных мест, связанных с советским, российским прошлым, исподволь, потихоньку готовится эдаким образом к аналогичной процедуре ликвидации наших памятников и памятных мест в ФРГ в целом.

Вандализм, «даже у немцев», никто не «отменял».

Нда. Эксперты, историки, общественники, просто рядовые читатели в ходе поступившей информации, её обсуждения живо и вполне резонно, понятно — в негативном ключе, интересуются: как гамбургские деятели из этой «чрезвычайной комиссии» будут «делить» на «русские» и «украинские», в частности, безымянные памятники-кресты-звезды или массовые могилы, включая братские (а наверняка они в этом самом Гамбурге есть)? А что делать с остальными, вообще неизвестно…

На эти простые человеческие вопросы прежде всего из СНГ пока нет достойных ответов.

Во-первых, пишут, в фашистских документах все поступавшие в «рейх» узники из СССР помечались тогда как «русские» или «советские» и далее так проходили по всем следующим фашистским «метрикам». Украинцы — в том числе. Нацистам-палачам, очевидно, было всё равно, какой «масти» эти «славяне-недочеловеки». И конец у этих изгоев, особенно тех, кто «поднял руку» на солдат вермахта, согласно планов немецкого командования, был один — кладбище (или — печь, или просто яма, шахта, овраг).

Во-вторых, это мы и без немцев знаем: не всегда (если не сказать зачастую) северяне-русские носят фамилии на «-ов», а южане-малороссы — на «-ко» или «-чук» (пример актива старейшей русской общественной организации Тавриды, Русской общины Крыма — Козенко, Кучеренко, Слюсаренко).

А каким тогда образом, например, потомки фашистов (а кто они еще?) будут определять «чистоту крови» наших павших героев, в случае если, скажем, советские военнопленные родились в этнически смешанных браках (мать казашка, отец белорус), вообще нормальному человеку непонятно.

В-третьих, прозвучало, что чуть ли не ведущим, определяющим критерием здесь станет место рождения упокоенных в немецкой земле узников! Спорная и не менее абсурдная версия! Зачастую невыполнимая задача для немцев, склонных к некой педантичности…

На примере нашей республики её очень легко опровергнуть: русские-малороссы-белорусы, татары Крыма-Поволжья и представители еще полутора сотен этносов полуострова не стали в 1954-м, после решения КПСС «о 300-летии безграничной дружбы русских и украинцев», и в 1991 году, после «Беловежской сходки», в одночасье украинцами. Также они не были автоматически переведены в некий «русский фонд» в 2014-м — российское государство не на словах, а на деле гарантировало и предоставило всем крымчанам права и свободы, включая поддержку национальных культур, языков, реальное религиозное равноправие и разнообразие…

В общем, политическая шизофрения в Гамбурге-ФРГ (далее — во всей Западной Европе) набирает ход. Кто её остановит-излечит, вопрос.

Глядя на эту постфашистскую вакханалию со своего, крымского-российского берега, могу лишь посетовать, что, например, трудно представить, чтобы что-то подобное («новации с могилами по нацпризнаку») может произойти, например, с немецкими («немецко-австрийско-хорвато-венгеро-румынскими») могилами на мемориале 1941-1944 гг. в с. Гончарное (Севастополь).

Есть, правда, один феномен под Симферополем, вернее, его остатки: псевдокладбище «немцев» в районе бывшего фашистского концлагеря «Красный». Как говорят сторожилы, «по быстрячку» сооруженного властями под ожидаемый приезд в Крым в начале 70-х прошлого столетия одного из руководителей Австрии (!), отец которого, будучи фашистом, умер в плену после Победы на нашей крымской земле (говорят, уже без погон, вместе с другими «истинными арийцами» восстанавливал наш город, строил железнодорожный вокзал). Высокий зарубежный чиновник тогда так и не приехал. Забор и «могилы» растрепало солнцем-ветром и сельхозтехникой…

Позже, уже «в годы нэньки», это место вместе с кострищами-крематориями №1 и №2 «Красного», где было в 1942-1944 гг. реально сожжено фашистами их и приспешниками-«щуцманами» из «этнических батальонов» не менее 4,5 тыс. узников концлагеря, в том числе живыми, попало в «пятно татарского самозахвата».

После Крымской весны под патронатом руководства Государственного Совета, в ходе состоявшейся мемориализации «Красного», его «вторая очередь» (мемориал вблизи бывшего кострища-крематория №2), странным образом была пристыкована вдоль границы того самого «кладбища». При этом на части самого места кострища-крематория, с обугленными костями и человеческим пеплом в верхнем слое почвы продолжает «красоваться» «этническая деревня»…

***

Недавно, по сообщениям СМИ, состоялось общение крымских руководителей с главой нашего государства В.В. Путиным, и была высказана поддержка с его стороны по вопросу содействия в создании в «Красном» так называемой «третьей очереди»: расширение музейного комплекса, формирование там, нае месте героической смерти многих тысяч защитников Родины, включая семьи наших крымских партизан, военно-патриотического мемориального объекта федерального значения.

***

Вот еще один пример, на мой взгляд, если не обычного скудоумия или отсутствия у инициаторов акции исторического образования (знаний методологии и т.п.), то во всяком случае — недалекости в плане национальной политики: реализованные инициативы сверху в отношении воинских захоронений — Мемориала русских воинов, павших в Крымской войне 1853-1856 гг. и при обороне Севастополя 1854 — 1855 гг. на Петровских высотах (Симферополь).

Суть «движа» в том, что там заменены все таблички с надписью «Братская могила» на именные таблички полков Русской армии, защищавших главную базу Черноморского флота, вместо общих скрижалей — как, например, а аналогичном мемориале Северной стороны Севастополя, которые размещены на стенах Свято-Никольского храма.

Ну, вроде, и ничего… Однако, во-первых, Братские могилы «севастопольцев» появились в верховьях Петровской балки в 1854-м (а также в Одессе и Николаеве, Херсоне и даже в Александрове/Запорожье с Екатеринославом/Днепропетровском) в результате массовой гибели от ран в госпиталях воинов из разных полков. Таким же образом, по мере поступления тел, они заполнялись.

То есть «именные» таблички Московского, Киевского, Минского, Владимирского, Варшавского, Казанского, Якутского, Иркутского, Литовского или Брянского (и еще нескольких десятков подобных частей Русской армии) на этих Братских могилах — это некое, вольное или невольное, искажение исторической правды.

Во-вторых, чему был свидетелем в этом году — уже находятся некие «националы», которые начинают формировать под эти общеисторичекие события свою «исключительную миссию». Как пример — носить гвоздики избирательно, лишь к «своему» полку!..

В-третьих, по моему мнению, если бы в проработке вопроса и при вынесении решения по мемориалам, что у «Красного», что на «Петровских высотах», принимали бы участие эксперты-историки, краеведы-актив и т.п., то власть имущим можно было бы и «не наломать дров».

Хотя, в случае с гамбургской «чрезвычайкой» не помогла даже их пресловутая «коллегиальность». Но это уже другое, европейское, измерение, заточенное под русофобию, которое раз в пятьдесят-сто лет, согласно историческим источникам, успешно лечится радикально.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.9 / 5. Людей оценило: 9

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Подвиг воинов Русской армии в годы Крымской войны бессмертен

Для кого Кутузов не герой?

«Напишется Потёмкин труд!»

Дмитрий СОКОЛОВ

Оставить комментарий