Крымское Эхо
Архив

Галина Печаткина. Последнее интервью

.

Книга о Г. Печаткиной


Галина Печаткина. Последнее интервью
Среди ее книг — знаменитый двухтомник «Лики Тавриды», в котором собраны очерки, воспоминания и эссе о выдающихся людях: писателях, поэтах, артистах, художниках, бывавших и живших в Крыму, для которых полуостров стал источником вдохновения. Эти люди своими произведениями и деятельностью приумножили славу Крыма. Думаю, что Галина Александровна своей жизнью и важной, плодотворной работой заслужила почетное место среди тех героев, о которых она писала.

В быту она была неприхотлива, и главной ценностью для нее являлись книжные полки и картины, подаренные друзьями-художниками. Я часто бывала в гостях у Галины Александровны, и в наших долгих беседах мы рассуждали о литературе, о поэзии, о месте писателя в современном мире. Я нередко ловила себя на мысли, что все это нужно записать, что из глубокой мудрости и многолетнего опыта общения в писательской среде можно многое почерпнуть современным молодым авторам.

Кое-что записывалось, но многое забывалось под напором каждодневных забот… Здоровье не позволяло Галине Александровне последние годы бывать на литературных мероприятиях, но она всегда была в курсе событий. Мы часто созванивались, и я рассказывала новости о том, как прошла та или иная встреча. Если в водовороте дел я забывала позвонить, то вечером в трубке раздавалось: «Здравствуйте, Вика! Что-то вы давно не звонили, я по вам соскучилась…».

Галина Александровна Печаткина умерла 25 декабря 2012 г. Последние полгода она, зная, что умирает, старалась сделать как можно больше. В каждом номере газеты «Литературный Крым», выпускающим редактором которой я являюсь, выходили ее материалы: стихи, очерки, статьи об интересных писателях. Гостей она уже не принимала, и я была одной из немногих, кого она хотела видеть. Месяца за полтора до ее ухода было записано интервью с Печаткиной – последнее, которое я брала у нее. Мы говорили о поэзии, о творческой реализации, о крымском литературном процессе. Думается, этот разговор будет интересен не только ценителям и почитателям таланта писательницы, но и всем, кто размышляет о судьбах литературы и печатного слова в двадцать первом веке.

— Галина Александровна, в свое время Евгений Евтушенко написал: «Поэт в России – больше, чем поэт». Как вы думаете, какова роль поэта в современном мире, в реалиях сегодняшнего дня?

— Когда-то давно мой большой приятель Леонид Чехович, поэт из города Саки, написал: «Я мир не изменю стихами, но я добавлю в нем добра». В девятнадцатом веке, задолго до революции, звучал набат Александра Герцена, Николая Некрасова. Сейчас поэтов такого уровня нет. Есть Евтушенко, который недавно отметил 80-летие, я считаю, он сейчас остался первым гражданским поэтом в России. Конечно, гражданские мотивы у тех поэтов, которые болеют душой за свою родину, сохранились. Они пишут не только любовную и пейзажную лирику. Но тут другой вопрос – могут ли изменить мир своим творчеством? Я думаю, что нет.

В.Анфимова и Г.Печаткина в Бахчисарае 14 мая 2011 г»
Галина Печаткина. Последнее интервью
Понимаете, мир изменить сложно. Но можно повлиять на человеческую душу. Душа воспитывается на прекрасном. А прекрасное – очень широкое понятие. Для чего существует литература? Чтобы человек мог приподняться немного над бытом, над землей и увидеть небо и звезды, чтобы он мог ощутить и передать красоту мира. Я думаю, это и есть воспитание души. Если бы люди это восприняли, то наше общество изменилось бы, потому что главное в обществе – это люди. Но, к сожалению, поэзия у нас сейчас не в почете. И не потому, что имеет низкий уровень мастерства или ее запрещают — власти сейчас меньше всего обращают внимание на поэтов. Поэтам сейчас живется очень трудно.

— Поэтам было нелегко во все времена, но как-то же им удавалась влиять на умы читателей. Почему же раньше влияние личности поэтов было более значимо для общества, а сейчас оно сошло на нет?

— Увы, сейчас нет таких великих поэтов…

— А с чем это связано? Почему раньше появлялись такого рода личности – сто, двести лет назад?

— Сейчас поэты как звезды: мелькнут и погаснут. У меня на книжной полке стоит столько хороших поэтов, но они уже забыты. Понимаете, это какой-то феномен нашего времени, потому что было много замечательных поэтов, сейчас их всех и не перечислить, но о них помнят разве что литературоведы.

Я считаю, очень многое зависит от школьной программы. Многие произведения наших великих классиков исчезли из программы, а ведь знания закладываются с детства. Потом, когда человек вливается в жизнь, работу, у него появляется семья, этот пласт поднимать гораздо труднее. Вот я в своем возрасте – а мне 80 лет! – до сих пор помню стихи, которые в детстве читала мне мама: Афанасия Фета, Федора Тютчева, Аполлона Майкова, Алексея Апухтина.

Детская память благодарна, она не засорена никаким шлаком и ненужными знаниями, которые у нас появляются позднее, в школе. Зачем мне геометрия и тригонометрия, физика, химия – мне это не пригодилось потом в жизни. Поэтому я считаю, что воспитание в дворянских семьях было востребовано, они изучали предметы, которые были оправданы и нужны, знали иностранные языки. А «мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». Вот с этого и надо начинать современное восприятие литературы, и в частности поэзии.

— Каково может быть развитие литературы в XXI веке? С развитием современных технологий мир меняется, все живут в интернете, вокруг очень большой поток информации, люди все меньше читают книг. По какому пути может пойти литература?

— В современных книгах мало души. Поэзия, например, да и проза тоже, – это нить от сердца к сердцу. А когда этой нити нет… У нас сейчас развлекательная литература, в основном детективы и приключения, то, что может отвлечь от серой действительности. И поэтому Татьяна Устинова, Дарья Донцова, Дина Рубина, Борис Акунин пишут на потребу читателя. А ведь роль писателя — влиять на души людей. У нас происходит наоборот — общество влияет на писателя, превращая все в товарно-денежные отношения, решая, что будет продаваться и какие книги найдут спрос.

Очень много переводных книг, и это неплохо. Но современные дети знают Гарри Поттера лучше, чем Геккельбери Фина или героев Николая Носова, Самуила Маршака, Корнея Чуковского — авторов книг моего детства. Я думаю, что ждать революции в литературе не стоит, ведь все это связано с нашим обществом и психологией людей. Поэтому сейчас даже хорошие писатели мечутся, отходят от реализма, придумывают различные направления литературы, объяснить которые зачастую может только сам автор. А людям это неинтересно. Читателям хочется, чтобы было понятно и интересно.

Я не думаю, что у нашей современной литературы большое будущее. Должны пройти годы. Сейчас генетически утеряны литературные корни, даже наши крымские писатели, с которыми я сталкиваюсь, очень многих авторов не знают – и они не смогут ответить, кто такой, например, Всеволод Гаршин. Как ни странно, никто уже не помнит поэта Якова Полонского, Льва Мея, на слова которого писали великолепные романсы Рахманинов, Чайковский, Римский-Корсаков.

Наши шлягеры – два куплета, повторяющиеся десять раз. И вот эта массовая поп-культура создает духовно облегченного человека: все просто, послушал – и проникся культурой. Сейчас очень тяжелое время для творческих людей, в первую очередь для писателей.

— Современные авторы также будут забыты лет через пятьдесят…

— Даже раньше будут забыты. Умение рифмовать – это еще не поэзия. В наше время очень много графоманов. Это люди, которые считают себя приближенными к поэзии, умеют рифмовать и собирают стихи, как конструктор.

— А с чем связан подобный феномен – литература не получает никакого развития, и в тоже время столько пишущих людей?

— Я объясню вам просто: сейчас много творческих людей, и это от того, что в нашей действительности каждый хочет чем-то если не блеснуть, то быть не хуже других. Вот человек издал книжку, ее приняли и автор рад, что его читают, – это способ самоутверждения в какой-то мере. Люди разобщены, и важна возможность выступить, как-то излить душу, чтоб тебя выслушали. Пусть беспомощно, может быть, но, тем не менее, каждый стремится выделиться.

Человек просто сопротивляется этой серой страшной действительности, которая его окружает со всех сторон. И я считаю, что, с одной стороны, графоманство, конечно, вредно, а с другой стороны – это благо для тех людей, которые на невысокий пенек, но все же встали.

Последние десять лет в Крыму проходят бесконечные фестивали, встречи, вечера. Волна творчества прямо захлестывает людей. Это и хорошо, и плохо. Человек написал одну книгу – он ее представляет везде, получает известность. Ему этого достаточно: он услышан, востребован. И у него пропадает инстинкт продолжения творчества. Я часто это замечаю.

Вторая сторона – сейчас очень тяжело издаваться. Если деньги есть – хорошо. А если денег нет? Нет книги – не солидно. Тогда авторы стараются пробиться на выступлениях, публикуют произведения в интернете. Вот такой идет любопытный процесс. Я когда просматриваю наши литературные газеты, то просто тону в этих фестивалях, творческих мероприятиях. Люди не ленятся ездить на большие расстояния, чтобы себя показать.

— А чем судьба писателя отличается от судьбы обычного человека?

— Настоящий писатель не похож на других, у него совсем другой внутренний мир. Это люди другой стаи, белые вороны в какой-то мере. Такие люди живут двойной жизнью, у них сильно развито внутренне состояние, которое питает их творчество, хотя внешне они живут как все люди. Обыватели считают творчество напрасным времяпрепровождением — сама с этим сталкивалась много раз. Люди этого не понимают, у них совсем другие ценности.

Поэтому поэты и писатели стараются объединиться в союзы, где они встречают близких по духу людей. У нас существуют такие же союзы актеров, художников, музыкантов. Это своя семья, люди, с которыми можно поделиться своими планами и мнениями, единомышленники. Хотя зачастую и в союзах встречаются раздоры и зависть, в основном читают только себя и мало признают своих коллег по перу. И прошли те времена, когда существовали целые литературные школы, а у маститых авторов были ученики.

— Очевидно, писателю нужно обладать педагогическим талантом, чтобы заниматься с молодежью?

— Конечно. Я замечала, что литераторы, которые хорошо пишут, в жизни косноязычны. Как они будут других учить? С трудом. Я больше тринадцати лет состою в разных писательских союзах, так вот такого Союза писателей, как был раньше, уже не существует. В Крымское отделение союза писателей СССР входили Мария Глушко, Валентина Невенчанная, Борис Серман, Леонид Чехович, Александр Лесин – их было мало и все их знали хорошо, это были фронтовики, шестидесятники. Правильно писала Белла Ахмадулина: «Нас мало, нас, может быть, пятеро» — это Ахмадулина, Рождественский, Вознесенский, Окуджава, Евтушенко. Они делали политику в литературе, их знали, любили, они собирали огромные аудитории в Политехническом музее. Разве есть сейчас такое? Если собралось пятьдесят человек в зале, это уже счастье.

Многочисленные союзы писателей не имеют того веса, какой они имели раньше. Я вот присутствовала на одном из заседаний Крымского отделения союза писателей СССР – там так разбирали произведение, что только перья летели. Вступить в союз было очень сложно, и председатель знал, над чем работает каждый член союза – над сборником, над рассказом или статьей. Даже небольшие статьи разбирали в Союзе писателей, потому что планку держали очень высоко. Сейчас в связи с огромным количеством творческих союзов и их членов такого нет. Никто не следит, кто над чем работает, критика очень плохо развита.

В Крыму часто публикуют хвалебные статьи о выходе книги. Рецензий почти нет, потому как рецензия предполагает подробный разбор – что нового, что интересного. Этого у нас нет, в лучшем случае напишут о новом авторе в духе классного сочинения. Молодые ищут свои пути, это естественно, так было всегда: кто пишет в стиле авангарда, кто в стиле модернизма.

Но возраст и время всегда ставит всех на свое место. Когда человек взрослеет и накапливаются знания не только о литературе, но и о жизни через его страдания, он уже может сказать то, что близко другому. А молодежь еще мечется в поисках опыта: пытаются найти новые слова, как описать облака, свои чувства и внутренние переживания.

Литературный процесс трудно исследовать сейчас, потому что это как река, в которую вливаются множество притоков. На данный момент — а я слежу за литературой — нет ни одной исследовательской работы, которая бы смогла объять необъятное, дать критическое объяснение тому процессу, который проходит. Надеюсь, что когда-нибудь оно все же появится…

На этом наш разговор закончился. Но исследовательская работа, посвященная жизни и творчеству Галины Александровны Печаткиной, уже началась. Своими дальнейшими литературоведческими исследованиями мы продолжим труды Галины Александровны, которая — и это видится совершенно явственно — сама стала одним из «ликов Тавриды».

P.S. Исполнился ровно год с тех пор, как нет с нами Галины Александровны Печаткиной – известной писательницы, заслуженного работника культуры Украины, члена Национального союза писателей Украины. В библиотеке им. Франко состоялся вечер памяти «Я сердце оставлю на нашей планете», собравший в большом зале близких и друзей, коллег по работе и читателей, которые пришли, чтобы поделиться воспоминаниями об этом мудрой и удивительной женщине, вызывавшей всегда глубокое уважение у каждого, кто встречал ее на жизненном пути.

Уже после смерти писательницы в издательстве «Бизнес-Информ» вышла в свет ее книга для детей «Фиалковое солнце» с замечательными иллюстрациями Татьяны Филатовой. Эту книгу друзьям Галины Александровны представил севастопольский поэт Константин Свиридов, внучке которого – Маргарите – и были посвящены эти добрые и светлые стихотворения.

Но главным событием встречи стала презентация альбома «Галина Александровна Печаткина: мир явленный и прикровенный», составителем которого является Татьяна Шорохова, член Национального союза писателей Украины, близкий друг Галины Александровны. Эта уникальная книга включает себя фотографии, отрывки из произведений, неопубликованные цитаты из дневников.

Вся долгая жизнь писательницы, ее работа и творчество, друзья и литературные наработки нашли отражение на страницах этого издания, вышедшего в издательстве «Н.Орiанда». Татьяна Шорохова в предисловии говорит: «Все материалы для книги о Галине Александровне Печаткиной – из кладезя, имя которому – кабинет писателя. Ни одной фотографии, ни одной записи или цитаты извне – все нашлось здесь, у собирателя и хранителя человеческой мудрости, а значит и мыслителя, и претворителя в слово единственного в своем роде жизненного и творческого опыта. Исключения – изредка введённые в ткань текста комментарии составителя. Эта книга книга-фоторассказ адресована в первую очередь тем, кто знает и любит Галину Александровну, а также всем, кому еще предстоит ее узнать и полюбить, открыв для себя книги крымской писательницы».

Добрыми и искренними словами в этот день вспомнили Печаткину доктор филологических наук Владимир Казарин, писатель Вячеслав Килеса, поэтессы Елена Осминкина и Татьяна Дрокина и многие другие, кто бережно хранит в своих домашних библиотеках книги с автографами писательницы. Воспоминания чередовались с музыкальными номерами в исполнении ансамбля скрипачей симферопольского музыкального училища им. П. Чайковского под руководством Нины Ушаковой, заслуженного работника культуры АРК. Нина Андреевна является душеприказчицей Г. Печаткиной и выполняет ее последнюю волю. Со временем архивные материалы из дома писательницы пополнят фонды архивов, крымских музеев, исследователей-литературоведов.

Галина Печаткина живет в памяти тех, кто ее знал и любил, ее книги стоят на полках, их перечитывают, статьи, рецензии и очерки хранятся в библиотеках и постоянно используются в работе. И такой очень зримый след после себя дай Бог оставить каждому из нас.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Популизм до неприличия

Борис ВАСИЛЬЕВ

Единое окно МРЭО в Крыму уже работает

.

Памятник Бандере. Кто за?