Крымское Эхо
Знать и помнить

Финны и их ненависть к русским

Финны и их ненависть к русским

Меня всегда забавляли некоторые европейские народцы своим высокомерием к русским. Просто приведу в качестве примера две последних страны, вступившие недавно в НАТО – Швецию и Финляндию.

Если договоры Древней Руси с Восточно-Римской империей (Византией) уже с Х века писались на русской кириллице, то старейший документ на древнешведском датируется 1225 годом (XIII век), а история финского языка до 40-х годов XVI века была, вежливо говоря, «дописьменной». Первым письменным памятником финского языка стал букварь епископа столицы Финляндии Або (совр. Турку) Агриколы, выпущенный около 1543 года и затем перевод на финский язык молитвенника (1544) и Нового Завета (1548). Так что молиться на своём языке им дозволили довольно поздно…

И кто тут более отсталый?

Живущие на безродной земле[1] нынешней Финляндии племена были даже не завоеваны, просто присоединены к Швеции. В начале XII века шведские торговцы-викинги (по основной профессии бандиты и пираты) пересекли Ботнический залив и высадились на территории нынешней южной Финляндии. Земля им понравилась, почти такая же, как у них в Швеции, даже лучше, а главное – практически безлюдная.

Ну, почти безлюдная, не считать же населением каких-то язычников-дикарей! Бродили по лесам какие-то полудикие племена, лопотавшие что-то на непонятном языке и поклоняясь своим истуканам, но шведские викинги немножко помахали своими мечами, убеждая их принять христианство и покориться — и шведские феодалы обогатилась ещё одной провинцией (леном).

Но «просвещенная монархия» не торопилась просвещать новых подданных. Отдельные финские феодалы могли заслужить внимание метрополии, лишь выучив шведский язык и уехав в Швецию. Остальные финны продолжали как-то существовать среди обширных болот, шхер и озёр, оставаясь народом-рабом. При этом ни о какой автономии, самоуправлении или национальном законодательстве и речи никогда не было — шведы предпочитали оставить покорённые племена племенами.

Финляндия была даже не провинцией, а просто географической территорией с жидким населением, хоть и получила наименование Великого княжества Финляндского (Густав Васа в 1556 году наделил своего сына Юхана титулом герцога Финляндии).

Всё это время отношения между шведами и финнами строились по классической схеме завоеватели-покоренные. В замках и дворцах царили шведский язык, шведские обычаи, шведская культура. Государственным языком был шведский, финский оставался языком крестьян, до XVI века, как я уже показывал выше, не имевших даже своего алфавита и письменности.

Пропуская неудачную для шведов попытку стать великой державой и нескольких русско-шведских войн, сразу перейдём к 1809 году, когда Российская империя приросла Финляндией.

На радостях царь Александр I одним росчерком пера отписал новой провинции исконные земли русской Карелии — Выборгскую волость, что потом, зимой 1939-1940-гг потребовало от СССР пролить много русской крови, чтобы вернуть своё же (словно подарок Хруща Украине, который сейчас отрыгается русским Крыма).

Российскую империю в XIX веке либералы — как свои, так и заграничные — часто называли «тюрьмой народов». Если это и так, то Финляндии в этой «тюрьме» досталась камера со всеми удобствами.

Завоевав Финляндию, Александр I сразу же заявил, что на её территории сохраняется прежнее шведское законодательство. За страной сохранился статус Великого княжества Финляндского (ВКФ) со всеми его плюшками и привилегиями для шведских феодалов.

Был в незыблемости сохранен весь прежде существовавший управленческий аппарат. Страной, как и прежде, управляли сейм и финляндский сенат, все нисходящие из Петербурга законодательные акты внедрялись в Финляндии только после одобрения их сеймом — просто теперь они приходили не из Стокгольма, а из Петербурга и подписаны были не шведским королем, а Российским императором.

Великое княжество Финляндское имело свою, отличную от России, конституцию, свою армию, полицию, почту, таможню на границе с Россией, и даже свой отдельный от общероссийского институт гражданства (вот это финт ушами!). Занимать какие-либо государственные должности в Финляндии могли только граждане Великого княжества, но никак не российскоподданные.

Зато финны (как, кстати и поляки) имели всю полноту прав в империи и беспрепятственно делали карьеру в России, как тот же недоброй памяти Маннергейм, который прошёл путь от корнета до генерал-лейтенанта. Финляндия имела свою собственную финансовую систему, и все собираемые налоги направлялись только на нужды княжества, в Санкт-Петербург не перечислялось ни копейки.

Поскольку господствующее положение в стране занимал шведский язык (на нём велось всё делопроизводство, преподавание в школах и университетах, на нём разговаривали в сейме и в сенате) то он и был объявлен единственным государственным ВКФ.

Финляндия в составе России имела статус даже не автономии – это было практически отдельное государство, связь которого с Российской империей ограничивалась внешними атрибутами: флагом, гербом и ходившим по её территории российским рублём. Впрочем, рубль царил здесь совсем недолго. В 1860 году у Великого княжества Финляндского появилась своя валюта – финляндская марка.

К концу XIX века за императорской властью оставалось только внешнеполитическое представительство и вопросы стратегической обороны Великого княжества. Я бы сказал о финнах, неплохо устроились, права есть – обязанностей нет!

К середине XIX века в Финляндии среди интеллигенции появилось много этнических финнов – это были потомки крестьян, выучившиеся и выбившиеся в люди. Они требовали не забывать, что вообще-то страна называется Финляндия и большая часть её населения – всё-таки финны, а не шведы и потому в стране необходимо продвигать финский язык и развивать финскую культуру.

Естественно, шведы, занимавшие верхние слои финляндского социума, с этим были категорически несогласны и в 1848 году добились запрещения финского языка в княжестве.

Несмотря на противодействие шведов, в 1858 году в Финляндии появилась первая финская гимназия, а в Гельсингфорском (Хельсинки) университете разрешили в ходе диспутов употреблять финский язык.
И вот тогда финны вспомнили, что княжество – часть огромной Российской империи и над сенатом и сеймом ВКФ есть Его Величество Государь Император.

В 1863 году, во время визита Александра II в Финляндию, к нему обратился Йохан Снелльман, российский и финский философ, писатель, журналист, общественный и государственный деятель, идеолог финского национального движения с просьбой предоставить подавляющему большинству народа Финляндии право говорить на родном языке.

Александр II вместо того, чтобы отправить идеолога финского национализма в Сибирь или казематы Петропавловской крепости, своим манифестом сделал финский язык вторым государственным в Финляндии и ввёл его в делопроизводство (что ещё ожидать от российского сатрапа!).

За неполные сто лет в России население Финляндии возросло втрое, экономика поднялась. Налогов в российскую казну финны не платили, торговлю вели беспошлинную, при этом российские товары обкладывали таможенными сборами. Близость к Санкт-Петербургу и положение «между Западом и Востоком» позволяло стране процветать. Фактически Россия взрастила под сенью империи совершенно независимое государство — даже армия у Финляндии была своя.

К концу XIX века эта обособленность ВКФ стала палкой в пятом колесе кареты Российской империи, время всё больше требовало унификации законодательства, армии, создания единой экономики и финансовой системы, а тут Финляндия – государство в государстве.

Николай II издал манифест, в котором напомнил финнам, что вообще-то ВКФ входит в Российскую империю, и стал приводить Финляндию под общероссийские стандарты.

В 1890 году Финляндия лишилась своей почтовой автономии. В 1900 году русский язык был объявлен третьим государственным языком в Финляндии, всё делопроизводство переводилось на русский. В 1901 году Финляндия лишилась своей армии, она стала частью российской.

Был принят закон, уравнявший граждан Российской империи в правах с гражданами Финляндии – им разрешили занимать государственные должности и приобретать недвижимость в княжестве. Существенно урезали в правах сенат и сейм — император теперь мог вводить в Финляндии законы без согласования с ними.

Если это называется национальным угнетением, то я просто не знаю, что такое равенство между согражданами.

Привыкшие к своей просто беспредельной автономии финны восприняли это как неслыханное покушение на свои права. В финской печати стали появляться статьи, доказывающие, что «Финляндия является особым государством, неразрывно связанным с Россией, но не входящим в её состав». Появились открытые призывы к созданию независимого финского государства.

Не знаю, чем бы кончилось это противостояние финского сепаратизма с властями Российской империи, но началась Первая мировая, а потом и две революции в России.

8 ноября (26 октября по ст. стилю) 1917 года в 2 часа 10 минут представитель Петроградского военно-революционного комитета Антонов-Овсеенко вошел в Малую столовую Зимнего дворца и объявил находившихся в нем министров Временного правительства арестованными.

В Гельсингфорсе выжидали ещё месяц, и 6 декабря Сейм Финляндии объявил о независимости страны (отнюдь, кстати, не единогласно: 100 депутатов проголосовало «за», 88 — «против», 12 воздержались).

Первым новое государство признал Совет Народных Комиссаров Российской Советской Республики (так в первые дни называлась Советская Россия). В течение последующих двух месяцев Финляндию признали большинство европейских государств, в том числе Франция и Германия, а в 1919 году к ним присоединилась Великобритания.

Снова пропуская Зимнюю войну 1939-40-х годов и Вторую мировую, где финны совершали множество военных преступлений против русских, остановлюсь только на послевоенной истории.

Финны не получили свой Нюрнберг за все свои военные преступления только потому, что Сталин был озабочен послевоенным будущим своей страны. В 1944 году, когда финны поняли, что Германия войну проигрывает и твердо решили предать своих «братьев по оружию», их отказ от капитуляции перед СССР был вызван надеждами на высадку войск США (американцы Финляндии войны не объявляли почти до самого конца), под предлогом защиты «перевернувшейся» Финляндии от немцев.

Если бы Сталин поступил по-другому, СССР впоследствии мог получить в отдаленной перспективе ракеты НАТО близ Ленинграда, а в ближайшее время (1944 г) – конфликт с англо-американцами, как об этом мечтали Адольф Гитлер и Уинстон Черчилль.

В 1944 году Красная Армия нанесла Финляндии сокрушительный удар, и финны вышли из войны. Однако несмотря на многочисленные преступления, совершенные на территории страны, Советский Союз не стал требовать выдачи главных военных преступников у Финляндии.

Более того, как подчеркивают эксперты, во второй половине XX века не было другой европейской капиталистической страны, с которой у СССР существовали бы более теплые отношения.

Этот новый послевоенный этап отношений между СССР и Финляндией позволил последней не просто оставаться нейтральной, но и получать большие выгоды от торговли с Советским Союзом. Вместо расчетов валютой у нас происходил взаимообмен товарами. Финны получали хороший выход на огромный советский рынок. Это позволило им развивать кораблестроение, текстильную, деревообрабатывающая и целлюлозную промышленность.

Но после распада СССР при нынешнем правительстве Финляндии, при нынешнем отношении Европы к России после начала СВО, можно сказать, что Финляндия поддерживает современный европейский неонацизм, является его частью.

Всё, что описано о совместном существовании в одном государстве русских и финнов, привело меня только к одному неприятному для наших власть имущих выводу, что прибалты, идеализирующие своих немецких хозяев, что украинцы, с восторгом вспоминающие своих панов, что финны шведов — все подчиняются одной парадигме: кусающий кормящую его руку целует пинающий его сапог.

Может, пора думать только о своём народе, своей стране, не пытаясь быть хорошим для всех?..

Фото из открытых источников
на финской войне

[1] В древности скандинавские соседи называли Финляндию страной охотников – «Финнланд» (со сдвоенным «н»), а для славянских племён Северо-Западной (Новгородской) Руси она всегда была Сумью. Сами жители средневековой Финляндии именовали свою страну Суоми, это же имя взяли они и для себя.
Топоним «Финнланд» встречается, в частности, уже в раннем Средневековье, в знаменитой скандинавской «Саге об Инглингах» XII века.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.1 / 5. Людей оценило: 10

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Помни имя своё

.

Государство Украина признает героями фактически фашистов

.

Как крымские вузы своих студентов от украинизации защитили

Оставить комментарий