Крымское Эхо
Архив

Эффект Урганта

Эффект Урганта

Константин ДВОРКИН

Вот так живёт себе комик, и не знает, что он может верховодить политическими процессами на уровне целых государств Третьего мира. Шутишь о заднице – публика тебе аплодирует и сразу забывает. Шутишь об Украине – ты попал, ибо в этой стране все зрители суровые, серьёзные и «базар фильтруют», ага. Любое ток-шоу посмотрите с украинскими политиками, и сразу в этом убедитесь. Например, в последнее время они завсегда, комментируя /><br />нюансы, связанные с пресловутым соглашением об ассоциации «сами знаете, с кем», обязательно говорят «наше вступление в Евросоюз». А ведь всякий школьник, если он не идиот, знает, что никакого «вступления» на повестке дня нет. В повестке значится «ассоциация» — приставной стульчик во флигеле для прислуги.

Всё тот же любой школьник знает, как зайти в Википедию. Там он запросто почитает, что соглашения об ассоциации с ЕС [url=http://ru.wikipedia.org/wiki/Соглашение_об_ассоциации_с_Европейским_союзом]добиваются такие продвинутые страны[/url], как Перу, Эквадор, Сирия, Молдавия, Армения, Колумбия…

Впрочем, мы сейчас поговорим не о ЕС. Это просто был пример откровенного вранья и создания мифологем на ровном месте. Собственно, о мифах: это движущая сила политики. Миф о «покращенни», миф о «начале Второй Мировой кровавым Сталиным», миф о трёх (или уже пяти?) «русско-украинских войнах» — всё это дерьмо льётся не в канализацию, а в сосуды, питающие украинскую государственность. «Оно» и является эритроцитами украинской государственности как проекта, в котором мы имеем «счастье» жить.

В силу искусственности сего образования, в него все 20 лет пытаются активно «заливать бетон» с наполнителем из всякой чепухи. Типа, «приходили в восемнадцатом годе москальские комиссары и рубили всё село шашками». Во-первых, комиссаров было не так много, чтобы, потея с утра до ночи, рубить целые поселения. Во-вторых, если речь вообще о «москалях» большевистского толка, так они на украинских просторах, в принципе, были родные – местного «производства», а не какие-то «жЫдо-монголы из Москвы».

А в-третьих, не рубили они народонаселение целыми сёлами, даже когда у них всех шашки были (что не факт). Наоборот, петлюровцы, «зелёные», махновцы, врангелевцы, деникинцы, поляки и прочие на украинской земле потому и проиграли, что не сумели на свою сторону перевести то самое село. А не сумели, в некоторой степени, и из-за собственных репрессий.

Российский телеведущий комического плана и посредственный драматический актёр Иван Ургант – не тот человек, телодвижения которого определяют политику России, тем более, он не тот человек, который влияет или серьёзно обеспечивает политику Кремля на украинском направлении. Он просто клоун, который тупо зарабатывает свои деньги на арене. Все поржали – клоун тоже повеселился, положил купюры в карман и пошел смывать грим.

Реагировать на политическом уровне на его шутки могут только те, кто шуток не понимает, проще говоря, придурки. Исходя из этого, кем же нам назвать украинскую «политэлиту» и даже МИД страны, отреагировавшие на слова «Я порубил эту зелень, как красный комиссар украинскую деревню»?

Впрочем, понять их всех можно, ибо Ургант «засветил» один из государствообразующих мифов. А над фантастикой могут издеваться только сами фантасты, все остальные – публика, обязанная рыдать. Такая уж у многих нынешних фантастов установка.

Вместо собственного комментария всего этого бреда вокруг клоунской репризы мы возьмём, да и процитируем [url=http://www.buzina.org/publications/971-zelen-porubavshaya-krasnih.html]писателя Олеся Бузину[/url] (газета «Сегодня»). Там эта «резня комиссарами украинских деревень» прекрасно описана.

Послевкусие Урганта: что происходило на самом деле
Что такое украинская деревня в 1918 году? Это нечто среднее между чеченским аулом в начале 1990-х и Вандеей эпохи Великой французской революции, уроженцы которой резали косами присланных из Парижа комиссаров. Мирных жителей в украинской деревне, конечно, можно было найти. Но они прятались ото всех: и от красных, и от белых, и от петлюровцев, и от махновцев. Благодаря своей отстраненной позиции эта категория крестьян, кстати, меньше всего пострадала от гражданской войны. Она в ней попросту не участвовала. Ни на чьей стороне.

А вся остальная украинская деревня вооружена до зубов и организована местными атаманами. Десятки и сотни «батек» по всей Украине! Причем «политическими украинцами» отнюдь не являвшимися — не мыслили они пределами шире уезда. В крайнем случае губернии.

Жители украинских деревень того времени — это преимущественно молодые люди, только что вернувшиеся с Первой мировой войны. Причем прихватившие с собой горы оружия. Не только винтовки и револьверы, но и гранаты, пулеметы и даже пушки. Среди них полно прапорщиков военного времени — младших офицеров с несколькими классами образования, которые успели послужить в Русской императорской армии. На стенах крестьянских хат потом будут десятилетиями висеть их фотографические карточки, снятые в самых разных городах бывшей империи, куда они попали по мобилизации.

В общем, все вооружено и обозлено. Потому что у крестьян есть хлеб. И сало. И колбаса. А у красных, белых или петлюровцев ничего нет, кроме идеи. Но идея без хлеба и колбасы в материальном мире жить не может. Поэтому и шастают по деревням различные отряды из города с целью свои идеи покрепче материализовать. За счет реквизированных у крестьян продуктов. Но попробуй эти «дары» крестьянского труда изъять, если хозяин их вооружен до зубов.

Яркий пример всему сказанному — так называемая Трипольская трагедия. Триполье — это огромное село под Киевом. Летом 1919 года Киев контролировали красные. А Триполье и весь нынешний Обуховский район — бывший военный писарь атаман Зеленый. Та самая «зелень», которую так легкомысленно взялся «рубать» в телевизоре Ургант.

Настоящее имя Зеленого — Даниил Терпило. Но «терпилой» этот господин не являлся. Скорее наоборот. Внешне на типичного атамана из кинофильма Зеленый тоже не похож. Ни бороды, ни усов, ни оскаленной челюсти. С фотографии на нас смотрит совсем молодой человек — чуть ли не школьник. Правда, в кудлатой шапке. Но такие шапки кто только не носил. Скажем, будущий писатель Аркадий Гайдар, тогда же пребывавший в Киеве как красный курсант, мало чем внешне отличался от Зеленого.

Тогда же в красном Киеве возникла идея Зеленого усмирить. Так как лишних частей не было, отряд сформировали из подольских комсомольцев. По происхождению они в основном были евреями — представителями той же национальности, что и легкомысленный Иван Ургант. В поздние советские времена 1950—1970 годов, когда вклад евреев в революцию стали замалчивать, этот факт не афишировали. Просто говорили: пошли, мол, на Триполье какие-то «комсомольцы». Хотя фамилии командиров и членов этого подразделения говорят сами за себя.

Возглавлял комсомольский отряд родившийся в Одессе Михаил Самуилович Ратманский. Ему как раз исполнилось 19 лет. А одним из его «боевых побратимов» был сын киевского художника Абрама Маневича. За семь лет до описываемых событий семья Ратманского перебралась из Одессы в Киев. Миша Ратманский был молодой да резвый. Сразу кинулся искать себя в революции — в семнадцать лет вошел в инициативную группу, созданную Киевским комитетом РСДРП(б) «для организации молодежи города». Боевик — к моменту экспедиции в Триполье уже обстрелянный в январских уличных боях в Киеве — в том самом Январском восстании, которое подавляли войска Центральной Рады.
Факты эти историкам хорошо известны. Никакого секрета не представляют. Их можно найти в любом советском справочнике. Только сейчас их не афишируют — не вписываются они в новую концепцию украинской истории.

Здание, где формировался отряд, уцелело до сих пор. Очень красивое — бывший особняк предпринимателя Тевье Апштейна на Спасской, 12. Там теперь управление по охране памятников старины. Торговал господин Апштейн до революции металлическими изделиями, ни в какую политику не лез и даже не подозревал, что другие еврейские юноши временно используют его чудный особнячок с высокими окнами для своих революционных нужд.

Закончился поход «ургантов» гражданской войны быстро и печально. Зеленый и его хлопцы прижали комсомольцев к Днепру и порубали. Не в переносном, а в прямом смысле. Как зелень. Только шашками. Что тоже объяснимо. Ведь поход юных энтузиастов с Подола был не природоведческой экскурсией, а военной операцией с целью изъятия продовольствия.

Победив в гражданской войне, большевики установили в Триполье убитым комсомольцам памятник. Его разрушили в ющенковские времена. А чтобы «свято место» пусто не бывало, в том же Триполье теперь стоит бюст атамана Зеленого. Нынешний культ «героев Крут» — родной брат советского культа «героев Триполья». Хотя «героями» не были ни те, ни другие. Просто прыгнули добровольно в кашу гражданской войны и сварились, как овощи в программе «Смак».

По поводу атамана Зеленого тоже существуют как минимум две оценки. Нынешние политические поклонники Данилы Терпилы называют его «героем». Враги — «садистом». И то, и другое — всего лишь оценочные суждения. Вряд ли атаман Зеленый был садистом. В отличие от 19-летнего Ратманского, ему было 33 года. Он успел побывать участником революционного движения, членом партии эсеров и ссыльным в Архангельской губернии. Дореволюционное прошлое никак, кстати, не сказалось на его карьере в русской армии. Во время Первой мировой войны он был писарем в штабе одного из корпусов, потом окончил Житомирскую школу прапорщиков.

Но во время гражданской войны в самом обычном человеке просыпается такое, о чем он даже не подозревал. Отрубленные головы и вспоротые животы убитых врагов — это логическое продолжение животного страха, который испытывают будущие «герои» перед боем. Уцелев, им хочется убить не только врага, но и свой страх. Поэтому победители и глумятся над трупами побежденных. Все армии это тщательно скрывают, обнародуя только отдельные «инциденты». Но действительность намного страшнее официальной статистики.

Парадокс состоит в том, что уничтоживший комсомольцев Зеленый тоже был некоторое время «красным». А до того петлюровцем. Вместе с Петлюрой он брал Киев в декабре 1918 года — во время антигетманского восстания, описанного Булгаковым в «Днях Турбиных». Его «банда» официально называлась тогда Днепровской повстанческой дивизией.

Потом Зеленый рассорился с Петлюрой и перешел на сторону красных. <…> Зимой 1919-го петлюровцы даже отправляли из Киева специальный карательный отряд на усмирение бывшего прапорщика и его хлопцев. А дальше была ссора уже с красными и «битва за Триполье» с комсомольцами с Подола.

Советские историки 1970-х утверждали, что Зеленый действовал в интересах… белогвардейцев. Но правда состоит в том, что, отделившись и «унезависившись» от всех, атаман погиб в бою именно с белыми. В том же 1919 году. Сразу после истребления комсомольцев. Легче дать оценку его нынешнему памятнику, чем политической ориентации. Монумент Зеленому действительно установили ужасный. Покойный на нем сам на себя не похож. Только шапка смахивает на настоящую — ту, что на фотографии.

Подлинным лозунгом многочисленных «зеленых» гражданской войны было: «Против всех!». Они голосовали за эту программу винтовкой и шашкой. Но долго против всех быть невозможно. Особенно когда вокруг полно конкурентов-«противвсехов»…»

 

Рисунок вверху —
с сайта lh5.ggpht.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Даже демократии идеальной нет!

«Медализация» Усика (ВИДЕО)

Мы ждем перемен

Ольга ФОМИНА