" /> "> Феличита | Крымское Эхо
Крымское Эхо
Архив

Феличита

Впрочем, высокое искусство все-таки в основном не травмирует, а исцеляет душу. Достоевский, который жил во Флоренции и дописал там свой роман об идеальном человеке «Идиот», пришел к философскому выводу, что красота спасет мир.

<a href="uploads/3/jhk20130802b1.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Суровый Данте "><img src="uploads/3/jhk20130802m1.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b2.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Данте и Беатриче у церкви. Вероятно, она его побаивалась "><img src="uploads/3/jhk20130802m2.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b3.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Флорентийский лев "><img src="uploads/3/jhk20130802m3.jpg"></a>
(кликните на картинку — и она станет больше)»
Что до Стендаля, то он ввел в широкое употребление слово «туризм» и своим современникам был известен как автор путевых очерков по Италии и профессионального путеводителя по Риму. Поклонники Стендаля вывели из его произведений целую теорию счастья, так называемый бейлизм, который предписывал «не упускать ни единой возможности насладиться красотой мира».

Путешествие по Италии хорошо начинать с древней столицы Тосканы, которая явила средневековой Европе феномен Возрождения.

С первого же взгляда на панораму Флоренции охватывает какое-то мистическое чувство дежавю. В обрамлении живописных тосканских холмов и зеленых долин – мозаичная картинка плоских терракотовых крыш, башен и куполов, в центре которой четко вырисовывается на фоне сияющей небесной синевы гигантский купол Санта Мария дель Фьере. Рядом мерцает мраморной белизной колокольня Джотто. Чуть дальше серой свечой устремляется ввысь башня палаццо Веккио. Мозаичный пазл окаймляет широкая лента Арно с переброшенными арками мостов.

Это было когда-то, это было всегда. Может быть, пробуждается генетическая память. Как у Гоголя, который утверждал, что он родился в Италии, а «Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра… все мне снилось!» Кто был в Италии, тот скажет «прости» другим землям, — восклицал классик. Что, впрочем, не помешало ему написать в Риме самое русское произведение «Мертвые души», обозначенное по жанру как «поэма» по аналогии с Данте.

<a href="uploads/3/jhk20130802b4.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Базилика Санта Кроче, означает Святой Крест "><img src="uploads/3/jhk20130802m4.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b5.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Пиноккио родом из Флоренции "><img src="uploads/3/jhk20130802m5.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b6.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Купол Брунеллески "><img src="uploads/3/jhk20130802m6.jpg"></a>
Базилика Санта Кроче, вызвавшая культурный шок у Стендаля, расположена в центре Флоренции. Она и сейчас излучает колоссальную энергетику, которую подсознательно ощущают хомо туристикус, не подверженные культурному экстазу. Здесь усыпальницы Микеланджело, Галилея, Макиавелли, Петрарки, Россини, Энрико Ферми — это физик 20 века. Здесь и кенотаф Данте. Сам творец «Божественной комедии» возвышается на постаменте перед фасадом базилики.

Многие обращают внимание, что по выражению лица он действительно… суровый, как Пушкин некогда сказал. Флорентийцы не оценили гения при жизни, его преследовали за убеждения и умер поэт в изгнании, в Равенне, где и похоронен. Большое видится на расстоянье. Сегодня бренд Данте не отделим от Флоренции. В туристические маршруты входит дом-музей Данте (новодел) и церковь (подлинная), где поэт с сердечным трепетом созерцал свою музу Беатриче. Американский писатель Ден Браун, набивший руку на воссоздании мифических событий, связанных в эпохой Возрождения, недавно издал новый роман «Инферно» («Ад»), действие которого разворачивается во Флоренции, а специалист по загадочным символам профессор Лэнгдон, разгадывая код Данте, проходит маршрут первой части «Божественной комедии».

Узкие улочки-артерии исторического центра, где в нижних этажах старинных особняков многочисленные витрины с изделиями из кожи, брендовой одеждой, сувенирными куклами Пиноккио (тоже родом флорентийца) приводят к сердцу Флоренции – плаццо Дуомо. В просвете между домами внезапно выплывает в небо фантастический купол Брунеллески. Бело-розово-изумрудный мраморный фасад комплекса Санта Мария дель Фьере такой огромный, что невозможно запечатлеть его целиком, только фрагментами, начиная с Баптистерия, знаменитого своими золотыми «Воротами в рай».

На Соборной площади даже самому приземленному шоппинг-туристу становится очевидно, что Флоренция действительно цветущая, она похожа на сказочно-прекрасный каменный цветок космического масштаба. Купол собора, возведенный в конце эпохи кватроченто гениальным Брунеллески, и по сей день остается непревзойденной и не разгаданной архитектурной загадкой.

От площади Дуомо туристический поток перетекает к Палаццо Веккио и образует водоворот перед Давидом Микеладнжело. Оригинал самой совершенной скульптуры в мире, изображающей мужское тело, простоял на этом месте 400 лет. В конце 19 века настоящего Давида для лучшей сохранности переместили в Музей Академии художеств, а на его месте водрузили точную копию.

<a href="uploads/3/jhk20130802b7.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Санта Мария дель Фьере "><img src="uploads/3/jhk20130802m7.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b8.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Давид Микеланджело "><img src="uploads/3/jhk20130802m8.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b9.jpg" rel="lightbox[1]" title=" На затылке Персея Бенвенуто Челлини запечатлел свой профиль "><img src="uploads/3/jhk20130802m9.jpg"></a>
Площадь Синьории перед Палаццо Веккио, который при Медичи был административным центром Флорентийской Республики, — сегодня музей скульптуры, собрание шедевров эпохи Ренессанса. Сокровища охраняют конная статуя герцога тосканского Козимо Медичи и Лев работы Донателло ( копия) – геральдический символ Флоренции. Дотошные историографы утверждают, что флорентийцы принуждали захваченных врагов целовать в зад этого Льва.

Под крытым навесом Лоджии деи Ланци и перед ним – Юдифь с головой Олафрена работы Донателло, Похищение Сабинянок, которое так любили изображать европейские художники несколько столетий, Персей Бенвенуто Челлини потрясающий головой Медузы Горгоны с автопортретом самого скульптора на персеевом затылке и еще десятки хрестоматийных шедевров. В центре площади плещется фонтан Нептун, олицетворяющий того же Козимо Медичи. На мостовой перед фонтаном – памятная плита на том месте, где сожгли темпераментного проповедника Савонаролу.

Флорентийские правители — банкиры и меценаты, много сделали для расцвета творчества художников Ренессанса. Лоренцо Медичи Великолепный, внук Козимо. первым заметил и оценил дарование Микеланджело. Сейчас на площади Синьории, как и много десятилетий подряд, — творческая мастерская молодых дарований. Не обращая внимание на мельтешение туристических толп они терпеливо наносят штрихи в своих альбомах и мольбертах, мечтая, естественно, о том, что со временем смогут снискать славу гениев Возрождения. Тем более, что в двух шагах – галерея Уффици, где Леонардо, Рафаэль, Боттичелли, Тициан. Именно там туристов чаще всего и догоняет «синдром Флоренции».

Для профилактики умопомрачения от шедевров можно пройтись на понто Веккио – мост ювелиров, — самый старый трехарочный мост через Арно. Поначалу во времена Медичи на мосту и прилегающей площади обитали мясники и кожевники. Отходы от их производства изрядно загрязняли окружающую среду и наверняка способствовали распространению чумы, которая в 14 веке выкосила половину населения Флоренции и всей Европы.

<a href="uploads/3/jhk20130802b10.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Творчество потомков флорентийских мастеров "><img src="uploads/3/jhk20130802m10.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b11.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Кабанчик Порчеллино "><img src="uploads/3/jhk20130802m11.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b12.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Мост ювелиров "><img src="uploads/3/jhk20130802m12.jpg"></a>
Примечательно, что именно в период после пандемии «черной смерти» в Италии начался расцвет Ренессанса, одномоментно породивший невиданное количество гениев. Быть может, длившийся несколько десятилетий санитарно-эпидемиологический форс-мажор вызвал мутации и человеческая природа выдала феномен, как обильно цветущие и плодоносящие растения под угрозой вымирания?

Рассадник заразы на Старом мосту Медичи устранили цивилизованным путем: просто подняли налоги, и мясники с кожевенниками ушли добровольно. А их сменили ювелиры, потомки которых обитают на старинном мосту по сей день.
Перед тем, как покинуть Флоренцию, туристы обычно навещают рыночную площадь с фонтаном Порчеллино – бронзовым кабанчиком, чтобы бросить ему монету на удачу и для скорого возвращения.

Прогулки по Риму

В Риме туристов и тому подобных гостей вечного города часто селят довольно далеко от исторического центра. Пока добираешься по римским окраинам от своего отеля до вокзала Термини, в памяти всплывает фрагмент фильма «Рим» Федерико Феллини, где главный герой в детстве с одноклассниками переходит речку Рубикон. Под ногами извивается тоненький ручеек, рядом торчит замшелый камень с указателем: Рим 340 км. Где-то тут Цезарь провозгласил свое знаменитое «Жребий брошен».

<a href="uploads/3/jhk20130802b13.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Колизей "><img src="uploads/3/jhk20130802m13.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b14.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Римский Форум "><img src="uploads/3/jhk20130802m14.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b15.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Фонтан Четырех Рек "><img src="uploads/3/jhk20130802m15.jpg"></a>
От Термини пара остановок в испещренном графити римском метро (потомки гениев Возрождения как могли приложили свою руку) – и на выходе из подземки прямо перед глазами, заслонив полнеба, вырисовывается махина Колизея – самая узнаваемая достопримечательность Рима, а за ним – не менее хрестоматийные живописные развалины римского Форума. В эпоху императоров амфитеатр Флавиев, вмещавший более 50 тыс. зрителей, был снаружи облицован мрамором. После упадка империи он стал каменоломней, удобным источником отделочного материала для вилл и папских дворцов. Лишь сравнительно недавно, лет 200 назад, итальянцы спохватились и сделали свой Колоссо заповедником и туристическим брендом.

В отличие от Колизея, на арене которого в гладиаторских боях и казнях расстались с жизнью до 700 тысяч человек, римский Пантеон, храм всех богов, избежал варварского разорения. После изменения конфессиональных приоритетов он превратился в действующий поныне христианский собор.

Купол Пантеона с огромным отверстием на макушке, через которое проходят солнечные лучи, а дождевые капли не проливаются из-за сильного давления воздуха внутри помещения – вершина античного архитектурного гения, предмет детального изучения зодчими Возрождения, в том числе Микеланджело, который по его подобию конструировал купол собора Святого Петра. В Пантеоне усыпальница Рафаэля Санти, который ушел из жизни молодым, не успев еще многое воплотить в отделке собора Святого Петра, где одно время был руководителем проекта.

<a href="uploads/3/jhk20130802b16.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Итальянские карабинеры "><img src="uploads/3/jhk20130802m16.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b17.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Замок Святого Ангела "><img src="uploads/3/jhk20130802m17.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b18.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Ангел на одноименном мосту, на его плече живая чайка "><img src="uploads/3/jhk20130802m18.jpg"></a>
Недалеко от Пантеона – пьяцца Навона и знаменитый фонтан Четырех Рек (работы Бернини, современника Рафаэля), где Ден Браун в «Ангелах и демонах» утопил одного из кардиналов. В реальности это невероятно хотя бы по той причине, что площадь многолюдна в любое время суток, а у каждого значительного историко-архитектурного объекта дежурят карабинеры. Но как бы там ни было, Ден Браун внес неоспоримый вклад в популяризацию римских достопримечательностей.

Ангелы сопровождают туристов по дороге к замку св. Ангела, вырисовываясь романтическими силуэтами на мосту через Тибр. Над крышей замка, который некогда был мавзолеем императора Адриана, потом фортификационным сооружением, тюрьмой, крепостью Ватикана, а теперь музей, — возвышается архангел Михаил. Согласно преданию, в 6 веке, во время эпидемии чумы, папа Григорий Великий увидел на крыше замка архангела, вкладывающего меч в ножны, что было расценено как знак о конце бедствия.

Сегодня чума пасется в местах массового скопления туристов в виде живых скульптур, облаченных в черные балахоны и вооруженных бутафорской косой. Другой популярный римский уличный аттракцион – конечно легионер или гладиатор в кроваво-красном плаще, шлеме с перьями и огромным мечом. Еще три часто встречающиеся живые скульптуры из серии римских приколов – буддийские монахи, сидящие на тротуаре в глубокой медитации (причем один из них одной рукой неведомо как держит другого верхом на шесте), измазанные с головы до ног серебристой краской неподвижные американские ковбои и, наконец, человек-невидимка, меланхолично погруженный в чтение какого-то журнала, сидя на скамеечке где-нибудь на мосту, причем человека как такового вроде и нет – видна только одежда, шляпа и витающие в пустом пространстве очки.

<a href="uploads/3/jhk20130802b19.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Римская чума "><img src="uploads/3/jhk20130802m19.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b20.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Гладиатор, как же в Риме без него "><img src="uploads/3/jhk20130802m20.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b21.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Буддийские монахи медитируют на Мосту Ангелов "><img src="uploads/3/jhk20130802m21.jpg"></a>
В многогранном туристическом бизнесе у каждого свой хлеб. Кстати, про гастрономию. Итальянскую макаронную кухню одни считают наилучшей, другие наихудшей. Но общепризнанно, что национальный продукт пицца – воплощение итальянского жизнелюбия. Классическая пицца Маргарита с начинкой из красных помидоров, белого сыра «мацарелла» и зеленого базилика символизирует цвета итальянского флага. Считается, что в Риме самое вкусное в Европе мороженое. Итальянцы называют свадебным тортом даже мраморный монумент Алтарь Отечества, воздвигнутый в 19 веке в центре Рима в честь объединения Италии.

Привыкшие к многовековому туристическому буму, итальянцы не нуждаются в том, чтобы сильно заботиться о поддержании своего туристического имиджа. Запросто могут допустить огрехи сервиса и жизнерадостно нахамить чопорным европейцам. Все равно туристов меньше не станет, и дивиденды от шедевров античности и Ренессанса не истощатся никогда. Даже самый упрощенный маршрут одного дня: Колоссо-Сан Пьетро-пиццерия-сувениры дает гостям города незабываемые впечатления, а хозяевам стабильное пополнение в бюджет.

У святого престола

В Риме есть еще особая категория – паломники, которые ежедневно десятками тысяч устремляются в святилище католического мира – Ватикан. Раз в неделю папа проводит публичные проповеди, и в такой день в музеи Ватикана лучше не соваться. Можно себе представить, что делается в Соборе Святого Петра (вместимостью 60 тыс. человек) и на одноименной площади на Пасху, Рождество и в храмовый праздник!

<a href="uploads/3/jhk20130802b22.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Человек-невидимка с видом на Колизей "><img src="uploads/3/jhk20130802m22.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b23.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Алтарь Отечества "><img src="uploads/3/jhk20130802m23.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b24.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Собор Святого Петра "><img src="uploads/3/jhk20130802m24.jpg"></a>
Чтобы детально осмотреть все сокровища собора, сюда надо приходить много дней подряд. Не забывая про дресс-код Ватикана: никаких открытых плеч и колен.

Если входить в собор со стороны площади — у правой стены «Пьета» Микеланджело. Скорбящая юная Дева Мария, которая держит на коленях безжизненное тело Христа. Полупрозрачный каррарский белый мрамор переливается в лучах подсветки, которая усиливает оптический эффект, отражаясь в бронированном стекле.

Вблизи алтаря – бронзовое изваяние святого Петра. По давней традиции все стремятся погладить его за правую ногу, загадав желание. От миллионов человеческих рук магическая конечность апостола уже заметно стерлась, но ритуал остается в силе. Рядом в нише – скульптура святой Елены, матери императора Константина, обратившего римлян в христианство. Елена, будучи уже в преклонных годах, организовала и возглавила экспедицию в Иерусалим, где были найдены гроб господень и крест, на котором распяли Иисуса. Здесь же в соборе покоятся мощи апостола Петра, первого римского папы, казненного еще не обращенными в христианство язычниками.

В Сикстинской капелле в туристические часы пик движение непрерывное, там нельзя ни останавливаться надолго, ни говорить, ни фотографировать. Наверное, только у кардиналов на конклаве при выборах нового папы есть возможность детально рассматривать фрески великих мастеров на стенах капеллы. И, глядя в потолок, не спеша подбирать ключи к коду Микеланджело, который в девяти картинах из Ветхого Завета оставил человечеству свою версию сотворения мира.

<a href="uploads/3/jhk20130802b25.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Купол в Соборе Святого Петра, построенный Микеланджело по аналогии с Пантеоном "><img src="uploads/3/jhk20130802m25.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b26.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Святой Петр, у которого прихожане просят удачи "><img src="uploads/3/jhk20130802m26.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b27.jpg" rel="lightbox[1]" title="«Пьета» Микеланджело "><img src="uploads/3/jhk20130802m27.jpg"></a>
С центральной фреской плафона – знаменитым Сотворением Адама, пожалуй, все ясно. Наблюдатели давно отметили композиционное сходство творца, задрапированного в коричневый плащ и плотно окруженного ангелами с формой поперечного разреза человеческого мозга. Логичная ассоциация творец – высший разум, но ему подобен, по крайней мере по анатомическим признакам, и орган мышления человеческий. А вот почему Создатель на фреске Сотворение светил и планет улетает от дела рук своих, комично сверкая голыми ягодицами? Спустя 100 лет римская инквизиция возбудила дело по обвинению в ереси Галилео Галилея, утверждавшего, что Земля вертится вокруг Солнца, а не наоборот. Возможно, его земляк-флорентиец веком раньше тоже догадывался, что не все во Вселенной так однозначно.

Вообще, Микеланджело не хотел браться за расписывание капеллы. Он всегда считал живопись менее серьезным занятием, чем скульптура и мечтал воплотить мечту своей жизни – грандиозный мавзолей папы Юлия II, который должен был состоять из 40 скульптур. Из этого проекта Микеланджело успел изваять лишь Моисея, потому что заказчик капризничал и дважды разрывал контракт. Но волей судьбы и понтифика Микеланджело подарил миру другой непревзойденный шедевр – фрески Сикстинской капеллы.

<a href="uploads/3/jhk20130802b28.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Бельведер Ватикана "><img src="uploads/3/jhk20130802m28.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b29.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Аполлон Бельведерский "><img src="uploads/3/jhk20130802m29.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b30.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Швейцарские гвардейцы Ватикана "><img src="uploads/3/jhk20130802m30.jpg"></a>
В своих сложных отношениях с римским первосвященником гениальный флорентиец тоже проявлял характер. Он категорически отверг папский проект изобразить на своде капеллы двенадцать апостолов и заявил, что возьмется за работу только в том случае, если ему позволят самому выбрать сюжет. Гений Возрождения довольно раскованно обошелся с каноническими библейскими сюжетами, повествующими о сотворении мира и поведении предков Христа до и после Всемирного потопа.

Еще больше иронии во фреске Страшный суд на алтарной стене капеллы, которую Микеланджело, мобилизованный папой Павлом III, расписал 25 спустя. Через некоторое время очередной правитель Святого Престола пришел к заключению, что так много голой натуры на этой фреске вредит целомудрию его подчиненных святых отцов и распорядился частично задрапировать фигуры одеждой. Одевание фрески было поручено живописцу Даниэле де Вольтера, за что он вошел в историю искусств под кличкой «исподнишник». В ходе последующих реставраций фреске пытались придать первоначальный вид, что в целом нанесло шедевру Микеланджело определенный урон.

<a href="uploads/3/jhk20130802b31.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Галереи Ватикана "><img src="uploads/3/jhk20130802m31.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b32.jpg" rel="lightbox[1]" title=" В музее Ватикана."><img src="uploads/3/jhk20130802m32.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b33.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Памятник папе Иоанну Павлу II "><img src="uploads/3/jhk20130802m33.jpg"></a>
Но больше всех римских пап в борьбе за целомудрие отличился в 19 веке Пий IX, который произвел в Ватикане «великую кастрацию». «Это была одна из самых величайших потерь, которые понесло искусство Возрождения, — размышляет профессор Лэнгдон в «Ангелах и демонах». В 1857 году папа Пий IX решил, что чрезмерно точное воспроизведение мужского тела может пробудить похоть у обитателей Ватикана. Поэтому, вооружившись резцом и киянкой, он собственноручно срубил гениталии у всех мужских скульптур. Папа изувечил шедевры Микеланджело, Браманте и Бернини. Нанесенные скульптурам повреждения были стыдливо прикрыты алебастровыми фиговыми листками. Лэнгдона всегда занимал вопрос, не стоит ли где-нибудь в Ватикане громадный, заполненный мраморными пенисами сундук?»

Самая бездарная скульптура Ватикана, по мнению ценителей классического искусства, это памятник Иоанну Павлу II в фойе главного входа в музеи. Возможно, сам по себе обелиск не так уж плох, но ему не повезло с дислокацией на фоне шедевров великих мастеров.

<a href="uploads/3/jhk20130802b34.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Папские сувениры "><img src="uploads/3/jhk20130802m34.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b35.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Фонтан Треви "><img src="uploads/3/jhk20130802m35.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b36.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Дольче вита "><img src="uploads/3/jhk20130802m36.jpg"></a>
У выхода с площади святого Петра расположены так называемые папские галереи – сувенирные магазины, где можно приобрести освященные католической церковью вещицы. А за пределами площади, то есть за границей государства Ватикан, как и во всех туристических центрах вас атакуют уличные продавцы поделками мейд ин чайна.

Традиционный ритуал бросания монеты для возвращения в Рим производится, как правило, у фонтана Треви, того самого, где купалась в платье со шлейфом блистательная Анита Экберг в культовом фильме Федерико Феллини «Сладкая жизнь». В многолюдной и знойной итальянской столице нет проблем с питьевой водой. Животворную влагу в многочисленные городские фонтаны поставляет античный акведук, тот самый, «сработанный еще рабами Рима».

Но где уж в Италии действительно в избытке воды, так это, конечно, в Венеции.

Ускользающая красота

В центральную часть Венеции удобнее всего добираться на катере по Большому Каналу. Неспешно выплывая из глади лагуны своими дворцами и соборами, она с первого взгляда восхищает и завораживает. Венеция – обрученная с морем по старинному обряду. С середины 12 века каждый год в день праздника Вознесения (Сенса) дож в сопровождении флотилии разукрашенных галер и гондол отправлялся к церкви Сан Николо дель Лидо и бросал в море кольцо со словами «В знак вечного господства мы, дож Венеции, обручаемся с тобой, о море!» Эта церемония существует по сей день, теперь торжественный союз Венеции с морем осуществляет местный градоначальник.

Все основные достопримечательности жемчужины Адриатики сосредоточены на площади Сан Марко, хорошо обжитой тучами туристов и голубей. Мраморное кружево фасада Дворца дожей узнаваемо по многочисленным фотооткрыткам. Примыкающий к дворцу собор Святого Марка впечатляет не только роскошью фасада, но и золотой мозаикой внутренней отделки.

<a href="uploads/3/jhk20130802b37.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Гранд Канал "><img src="uploads/3/jhk20130802m37.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b38.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Пьяцетта Сан Макро "><img src="uploads/3/jhk20130802m38.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b39.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Собор Сан Марко "><img src="uploads/3/jhk20130802m39.jpg"></a>
Мощи святого евангелиста, ставшего покровителем Венеции, купцы в свое время привезли из Александрии контрабандным путем. Их обложили свиными тушами и мусульманские таможенники из отвращения к не халяльному продукту проморгали священный артефакт. Об этом событии повествует одна из фресок на фасаде Сан Марко. В период разграбления Константинополя собор обогатился многими предметами интерьера, в том числе «золотым алтарем».

Примыкающая к площади пьяцетта Сан Марко, выходящая на Гранд Канал, увенчана двумя колоннами, на одной из которых крылатый лев, на другой Нептун. Венецианцы считают пространство между колоннами нехорошим местом – там стоял эшафот и совершались казни, которые дожи наблюдали с балкона дворца. Но десятки тысяч туристов без всяких комплексов ежедневно толпятся вокруг колонн, выбирая получше ракурс для фото с видом на собор или Гранд Канал.

Чтобы ощутить неповторимый колорит города на воде, достаточно отойти от площади на сотню шагов, углубляясь в неимоверно узкие улочки, пересеченные каналами и мостами. Ближайший крытый мост называется Мост Вздохов. Но на нем тосковали не влюбленные, а узники, которых конвоировали в местную тюрьму. Сквозь каменную решетку моста они могли бросить последний взгляд на Венецию и вдохнуть свежий морской ветер. Говорят, из этой тюрьмы смог сбежать только Казанова.

<a href="uploads/3/jhk20130802b40.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Крылатый лев "><img src="uploads/3/jhk20130802m40.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b41.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Улицы Венеции "><img src="uploads/3/jhk20130802m41.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b42.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Мост Вздохов "><img src="uploads/3/jhk20130802m42.jpg"></a>
Дом Казановы туристам показывают во время прогулки по каналам гондольеры (причем не факт, что все один и тот же), как и дом Дездемоны на Гранд Канале с характерными стрельчатыми окнами и мраморной отделкой фасада. В пору процветания Венецианской республики все палаццо, выходящие на Большой Канал, были отделаны ослепительной мозаикой, разукрашены яркими фресками. Сегодня остается только дорисовывать в воображении, каким сказочно красивым, фантастически роскошным был этот единственный в мире город. Эта уникальность и обернулась сегодняшней проблемой Венеции, которая медленно но неуклонно уходит под воду.

Былая роскошь дворцов давно поблекла и стерлась. Облупленные фасады зданий, поросшие грибком арки мостов, замусоренность отдаленных от центральной набережной улиц и каналов города, который при 50-тысячном местном населении пропускает через себя 20 миллионов туристов ежегодно – это тоже реальность сегодняшней Венеции. Что касается своеобразной венецианской канализации, сориентированной на самоочистку за счет приливов и отливов, то она и по сей день работает достаточно эффективно.

<a href="uploads/3/jhk20130802b43.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Дом Дездемоны на Гранд Канале "><img src="uploads/3/jhk20130802m43.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b44.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Мост Риальто, самый старый в Венеции, сейчас на нем рынок "><img src="uploads/3/jhk20130802m44.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b45.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Карнавальные маски "><img src="uploads/3/jhk20130802m45.jpg"></a>
Венецианские гондолы, как и столетия назад, плавно скользят по глади каналов, хоть и заполнены теперь большей частью китайскими туристами. С любого мостика можно понаблюдать за мастерством гондольеров, ловко лавирующих в узеньких водных переулках и время от времени можно услышать самую настоящую венецианскую баркаролу, исполняемую за отдельную плату по заявке каких-нибудь американцев.

Украшение длинных и запутанных венецианских улиц – красочные витрины с подсветками, в которых сверкают изделия из муранского стекла, пенятся волны буранского кружева, завораживают яркой пестротой карнавальные маски. Венеция – дорогой город, и хороший костюм на венецианский карнавал стоит сотни и даже тысячи евро. Впрочем, и тут широко представлена вездесущая китайская сувенирная индустрия, рассчитанная на небогатый кошелек. А в переулках то и дело как призраки материализуются люмпенизированные потомки венецианского мавра с набором паленых гуччи и луи виттонов.

<a href="uploads/3/jhk20130802b46.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Муранское стекло "><img src="uploads/3/jhk20130802m46.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b47.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Сан Джорджо Маджоре со надувной копией скульптурного произведения Марка Куинна "><img src="uploads/3/jhk20130802m47.jpg"></a> <a href="uploads/3/jhk20130802b48.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Вид на Сан Марко с Гранд Канала "><img src="uploads/3/jhk20130802m48.jpg"></a>
По ту сторону Гранд Канала у острова Сан Джорджо Маджоре, у подножья одноименного храма, знаменитого «Тайной вечерей» Тинторетто, у кромки воды плещется чудовищных размеров надувной розовый пупсик, изображающий голую беременную женщину-калеку без рук и ног. Это неоднозначное произведение эпатажного британского скульптора Марка Куинна. Портрет «Венеры Лондонской» Элисон Лэппер, установленный в рамках 55-й венецианской арт-биеннале. Как предупреждение о том, что красота уязвима и не все в мире гармонично и совершенно.

Но божественный венецианский закат вновь наполняет душу блаженным умиротворением и гармонией. Если не верить, что красота спасает мир, то во что верить?..

Фото автора

uploads/3/jhk20130802b4.jpg

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крымский авианосец должен держать курс на сближение Украины с Россией

.

Травматологи

Читаем вместе крымскую прессу. 25 февраля

Борис ВАСИЛЬЕВ