Крымское Эхо
Архив

Фея дерзости и тишины

Фея дерзости и тишины

24 февраля в Русском Культурном центре в рамках работы Крымского литературного клуба прошел юбилейный творческий вечер поэта <b>Светланы Левантович</b>– презентация новой книги стихотворений «Блаженство тишины». <br />
Поэтический бомонд Крыма привык к творческим вечерам – его сложно удивить и поэзией, и отчетными выступлениями – автор и те, кто помогал в подготовке вечера: руководитель Русского центра <b>Михаил Голубев</b> и хозяйка Крымского литературного клуба <b>Ольга Голубева</b> – это учли и… превратили действо в настоящую феерию, похожую на сказку, но – для взрослых. Солидным людям тоже иногда хочется побыть детьми, отдохнуть от забот и проблем, но не каждый из них способен поверить в то, что к ним может прилететь фея.

Светлана Левантович

Фея дерзости и тишины
Светлана не испугалась ни человеческого цинизма, ни оценочных суждений строгих критиков – она была в этот вечер собой: прекрасной женщиной с немного эпатажной внешностью: экстравагантное платье, замысловатая прическа-символ, который не всякий поймёт: а символизировала она универсум – гармонию многомерного мира, из которой произрастает человек – маленький росток, коему лишь самому можно стать чудесным цветком или плодоносным древом.

Может быть, эта символика – субъективизм автора этих строк, но, глядя на Светлану – поэта, эзотерика, парапсихолога, мудрого, глубокого, хоть и немного взбалмошного, человека – хотелось думать именно так: ничего не бывает случайным: даже завиток локона, кольцо на руке, жест, шаг, взгляд – за всем стоит душа творца-поэта, внешним приглашающая во внутренний мир. «Я телом приглашаю в душу» – так может сказать только женщина – поэт. И посетовать: «Когда глаза души глядят на тело…» – это о мужчинах.

Нередко доводилось слышать о том, что мужчины продуцируют глубину (мысль, науку, культуру, творчество, духовность), а воспринимать по-настоящему могут лишь поверхность – отсюда и женская красота со всеми ее рюшечками и декольте – такая «поверхностная», столь осыпанная насмешками, «дурочка». Что ж, к сожалению, видят лишь это, как ни «приглашай» в душу, ее глубину, широту, интеллектуальное изящество, духовный свет. Как ни пиши стихи… Поэтому только женщине-поэту доступно написать стихотворение с названием «Икона изнутри» и обратиться к ней, иконе, так: «На состраданье не сорвись. Ты больше, чем твое страданье»». Но это женщины, поэты. А когда они превращаются в фей, для них перестают иметь значение мелочи. Они живут, творят, колдуют – для себя, для мира, для света.

Поздравления от Михаила Голубева
Фея дерзости и тишины
Именно такой – светлый, прозрачный – сборник «Блаженство тишины». Читая его, одновременно отдыхаешь и познаёшь. Его автор – знаток поэзии Серебярного века, почитатель известного классика Юнны Мориц и вообще – тонкой, но дерзкой лирики. Имеет она и собственное мнение о сути поэзии и культуры:

Ночь, воспевшая силу, – наглейший бандит.
Спит закон и мораль. В этот миг
Так бесстыдно страдать
От того, что сердечко имеешь в груди.
Ночь проспать и избыть,
И тончайшее петь, как комар,
И кусать тонким жалом сердца…
Будут ранки зудеть –
Рудименты инстинктов былых:
Как теснейшее теплить в себе,
Как чистейшее переливать
Из пустой да в порожнюю душу…

Порой кажется, что в современную поэтическую культуру перешла вся нежность человеческая, вынужденная скрываться в наше «время сильных личностей» – которые во культурные эпохи считались бы примитивными и духовно бедными, и тем – слабыми.

В книгу вошли стихотворения разных лет, и много среди них произведений, написанных в юности – в 80-е годы. Тогда Светлана была членом бардовского клуба «Таласса» – известного молодежного движения; ученицей поэта Николая Бербера, посещала его литобъединение. Он помогал ей работать с текстами, восхищаясь ее непритворной, «несделанной» образностью и живостью восприятия мира. В книгу вошло стихотворение «Абрикос» – некогда покорившее мэтра и ставшее самой первой публикацией юной поэтессы:

С деревьев капли в лужи звякают.
Попал забор в фонарный плен…
Как абрикос дрожит, заплаканный!
Как он мечтает о тепле!
Днем раскорякой бесполезною
Он тосковал: «Весне б зайти…»
Ночной капелью, тёплой, слезною
Умылся, заблестел, затих.

Но вдруг так странно сила вскинулась
(давно так сладко не спалось)
В нем изменилось что-то, сдвинулось –
Сокодвиженье началось.»

 

Перформанс «Напиши свою жизнь»

Фея дерзости и тишины
При чтении этого стихотворения последнюю строку подхватил весь зал – значит, известное, любимое, для автора даже культовое. И правда, написанный в 1983 г. текст не потерял своей живости и силы и ныне и сделал бы честь опытному поэту. Впрочем, не так много свежести в творчестве опытных – потому так ценно хранить, помнить и – издавать свои юношеские стихи.

В беседе со Светланой при подготовке книги слышала от нее: «Нелегко возвращаться к юношеским стихам – не хочется их править и редактировать, даже видя недоработки. Доработаешь: станет лучше, может, глубже, сильнее… Но то мгновение, та чистота и наивность, с какими они писались, исчезнет. Чтобы работать над этими текстами, на них нельзя смотреть с высоты опыта, нужно снова пережить те состояния, снова стать юной»».

Видимо, именно эту работу отражает стихотворение «Девичник» : «Попадаю в юность дней, /в грёзы из надежд…» И далее: описания серьезнейших проблем, мучивших юную душу: «В слёзы, кто сейчас главней: /мальчик или дед. Только крайности с утра, /споры до зари. /Ожиданьем каплет кран – /тем, что пишет Грин. Даже кактус на окне /выбросил бутон. Взгляды тайные на дверь: /может, это он»». И — вторая часть, начинающаяся со слова «смирение». Не удивительно. Зато как близко каждому из нас. Смогла ли автор сдалать с юношескими стихами именно то, чего хотела ее душа, судить читателю. Но – феи могут всё, даже путешествовать во времени и менять свою душу – в возрасте, поле, исторической и культурной сути, многом другом.

Впрочем, это уже эзотерика. А на этом вечере ее не было. Разговор о мировоззрении Светлана решила перенести на следующий день – 25 февраля ее пригласило рассказать о себе, ответить на пытливые и каверзные вопросы Творческое Собрание «Поколение Тридцатилетних» . Там и поговорим о духовности, мировых религиях, психологической практике, реинкарнации, трансовых состояниях. Там Светлана подробнее расскажет о своей работе в газете «Тайная Доктрина» – написании эзотерических статей (не без помощи поэтического таланта), рубрике «Задай вопрос парапсихологу», которую она ведет уже много лет и благодаря чему, по ее словам «держит руку на пульсе психических состояний украинского общества».

Она расскажет о том, что сейчас все профессии – «знатоки человеческих душ»: врачи, психологи, священники – просто захлебываются от потока ищущих помощи – такое время. Получит свою вполне ожидаемую скептицизма и с честью выйдет из нее как человек, который часто видит в людях то, чего не видят они сами, угадывает их судьбы, просвечивает, как рентгеном: например, что большинство современных творческих личностей, тянущихся в литклубы, – это реинкарнации бывших дворян, чью культуру слишком резко уничтожили, и теперь она требует возрождения, и нередко воинственно.

Поздравляют Владимир Шишкин
и Михаил Фурсов (трио «Провинция»)»

Фея дерзости и тишины
Что путь поэта – это путь адвайты – выхода из мировой дуальности, и, по сути, нет никаких поэтов-мужчин или женщин, это нечто иное, а потому так сложно и противоречиво. Парапсихолог нередко помогает выбраться из сложных психологических и кармических ситуаций. И не всегда видит веру в себя в глазах пациентов – что поделаешь: человек – скептик, он может даже пойти ко святым мощам за сотни километров, только чтобы доказать, что они «не работают». Все зависит от каждой конкретной души. Задача феи – творить волшебство, а принимать и понимать его мы будем сами.

…Но сегодня, в Русском центре, никто не хочет говорить о серьезном. Звучат лирические стихи, задорные воспоминания творческой молодости, автор в ударе: она сыплет афоризмами: «Из одних перлов может состоять лишь перловая каша»; вставляет себе в волосы яркое рыжее перо – одновременно она и писатель, и светская дама, и индеец – снова связь времен и многогранность. Проникновенно исполняют песни на ее стихи и музыку В. Гомозова девушки из Института Культуры: «Женись на этой жизни – не на мне…» – снова торжество жизнерадостности, женской силы.

Все вокруг говорят комплименты, поздравления: Михаил и Ольга Голубевы, председатель Межнационального Союза писателей Крыма Валерий Чепурин, поэт-ветеран Николай Бербер, трио «Провинция» – они поздравляют песнями… Жаль, мало было на вечере молодежи: ей почему-то кажется, что мир изменился, и старшие уже ничему не могут их научить. Напрасно: по словам Светланы, нынешнее старшее поколение как раз вступает в сферу самореализации-отдачи – накопленный опыт должен идти в мир, поддерживать его, питать, целить, высветлять.

И вдруг она заводит дискуссию о том, что такое нравственность – и как не хочется поэтам сегодня серьезного, а она подхватывается, и даёт понять: в разных государствах и в разные времена понятие о нравственности разное, нередко ее путают с духовностью и культурой, – а ведь это не одно и то же… Однако, есть в человеке нечто незыблемое, неразрушимое никакими веками, культурами, обстоятельствами: желание быть не только в себе, не только с собой, но и с миром, и Богом. И донести именно это до нынешнего мира – ставшего уж слишком практично-индивидуалистичным – и есть задача ярких и сильных личностей старшего поколения.

 

Рыжий клоун и его Автор.JPG

Фея дерзости и тишины
Впрочем, молодёжь всегда была одинаковой – одни и те же ее беспокоят проблемы: понять себя, реализоваться в мире, определиться, что есть добро и зло – лично для тебя, и «как с этим бороться»: одновременно и жить-выживать, и оставаться человеком. Всегда ли хороша прямота, сколько масок нужно иметь, когда носить, а когда быть собой. Об этом – написанная Светланой в 20 лет пьеса «Рыжий клоун» – впервые поставленная студентами Киевского института Культуры именно сегодня.

Если современным студентам она оказалась близка, если они с такой искренностью сумели передать чувства и метания девушки 80-х – значит… в душе человеческой ничего не изменилось. По-прежнему в ней борются «черная и белая фурии», по-прежнему эта борьба – лишь на внутреннем уровне, не видимая никому, а видимое – иллюзия: смех скрывает слезы, сила – ранимость и восприимчивость, яркость внешняя – неприкаянность внутреннюю. Но – у женщины, поэта – яркость была, есть и будет – она нужна публике. Шоу продолжается. А глубина – для тех, кто захочет уединиться в мудрой беседе или с книгой, принять её в свою душу, разобраться в авторском видении мира, его понимании, красоте, волшебстве.

Как критик могу отметить, что сравнивать стихотворения 80-х и 2000-х – очень интересно. Хоть автор помудрела и многое поняла, но никакие годы не заставят ее перестать быть собой. Рядом с серьезным текстом: «Прозрачное в призрАчное вгляделось» (сколько копий было сломано за это слово – «призрАчное»: имеет ли оно право на существование, поймет ли его читатель, поймет ли правильно…) – «Натюрморт» с «обалдевшим мотыльком».

И снова понимаешь: как бы ни мучился поэт мнением и желанием привлечь внимание читателя, а все равно победит само творчество: писать так, как хочется, отражать себя, делать искусство из своего мировосприятия. «Как родиться с богатой душой? /Просто взять – и родиться однажды»; «У сложных женщин – сложная любовь… /Непомещаемость в мужчин, /оригинальные запросы,/ и множество других причин/ для одиночества, и слёзы…»; «Слова, приходящие свыше, /на крышу приходишь ловить… А если подняться повыше – /и там себе гнездышко свить?»; «Я – щелочной металл, бегущий по воде»; «Что сердце – боли адсорбент»; «Все хорошо под солнцем и луной, /когда страдание – всего лишь обученье»; «Любовник мой с бродячими глазами… /Он просто греется…» (одновременно и завоеватель-путешественник и – собачонка, – поди ещё так увидь и скажи!), «Для любопытнейших ушей/ бурчат Оракул и Овидий»; «На распрях дедов жизнь моя /кладбищенскою пахнет мятой. / Извечно выживаю я /Востоко-западом распята»; «На фоне звёзд холодной дрожи /Пространство обнимая кожей»; «Нельзя представить свободным /русского…»; «Поэт писал и вдруг пропал /в счастливых вековых доспехах… Поэт бросает стих предвечный /в дыханье века своего», «Любовь лишь в том, что происходит»; «А где нет времени – там есть небытие. И ничего не происходит, тоже скучно…»; « Всего Тебя мне не принять. /Я – человек, оставь мне это: /быть менее, чем благодать, /и более, чем слёзы лета».»

Настроения автора меняются, широта дерзит и бьется, глубина мышления и чувствования остается вечной, кутаясь в тишину. «Тишина – не пустота и не афиша». А что она? Автор (а с ним и читатель) постоянно находится в выборе: время разбрасывать образы? – время собирать поэта?

Однако определенная сдержанность и вкус в творчестве должны присутствовать, совмещение несовместимого порой вызывает не самые приятные ассоциации. Стихотворение «Любимый салат» – одно из спорных:

Когда режу салат,
То капусту из Блока беру…
…..
За основой морковь –
Это кровь, что Есенин пролил.
…..
Дальше зелень рублю –
Маяковский сверкает ножом.»

И далее по тексту: укус и соль – «Галич, Бродский и русская боль», Юнна – острая приправа. Ассоциативность понятна, метафоры открытые. Отражение многогранной авторской души: одновременно и знатока поэзии, и диетолога, и жены-хозяйки, заскучавшей на кухне и решившей разнообразить рутину привлечением в память внутренних образов – любимых поэтов, и реминисценция к понятию «духовная пища» – все это как на ладони. Но уже не одна читательская душа вскрикнула внутри: «Блок – не капуста, Есенин – не морковь! Да и резать их не надо!». Но такова она – женская поэтическая логика. Смелость. Желание видеть мир по-своему, сочетать даже столь несочетаемое, сдвигать сознание, вызывать споры. И понимать больше, чем те, кто спорит о тебе.

Мне суждено лететь между землей и небом.
Мне суждено запеть про век, который не был,
Но скоро он придёт, и в предрассветный миг
Я повторю лишь звук, с которым он возник
И стану эхом дня, участником событий,
К которым тянутся невидимые нити
От всех детей, сейчас во мне растущих,
От малых саженцев с любовью влагу пьющих,
Еще не знающих, как век красив и юн.
Но я лечу и вам пою. Я – Гамаюн.»

Радость на память.JPG»
Фея дерзости и тишины

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Вера, Надежда, Любовь…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Здравствуй, совок!

Ольга ФОМИНА

«Взять землю под контроль!»

Ольга ФОМИНА