Крымское Эхо
Общество

Фадик

Фадик

ПАМФЛЕТ

Все возникшие подозрения читателя на известные ему личности
 
являются исключительно плодом его, читателя, фантазии.
Автор

Фадик валялся на ковре и выл от злости. Сопли и слезы текли по мокрой реденькой бороденке, безумие горело в белесых глазках.

— Уууу, сууууукаааа… — и грозил кулачишком телевизору.

А там передавали репортаж из Верховного Совета Острова, где депутаты единогласно избрали Сакова Павла Сергеевича членом Совета Федерации Великой Страны.

Фадик, он же Фадей Константинович Харин, маленький, лысый, вислопузый рахитик с редкой бороденкой и болезненным самомнением уже более четверти века был секретным сотрудником (сексотом) Службы национальной безопасности Демократической Державы. Когда развалили Союз, Демократической Державе срочно понадобились подсадные «Русские патриоты», чтобы выявлять тех, кто действительно любил Россию и кто реально работал на воссоединение Острова и России, а не на сепаратизм.

Фадик был подходящей фигурой. Патологически жадный и подлый, хитрый, жестокий и, как идеологический кумир новоиспеченной державы Стефан Бандера, так же ненавидящий котов и любивший их душить — чтобы самоутвердиться и получить удовольствие.

     В ранней юности Фадик попытался самоутвердиться, приставая к соседскому малышу с дегенеративными предложениями, но разгневанный отец ребенка жестоко избил извращенца и дал ему прочувствовать на самом себе все прелести его фантазий…

     Фадик был хитер, умел толкануть речугу, втереться в доверие, чем и использовался в самом начале девяностых, когда Остров бурлил от политики, пытаясь исправить следствие преступления Мыкыты-кукурузника…

      Тогда он и стал доверенным лицом одного из криминальных авторитетов формировавшего свою политическую силу. Сколько денег Фадик прикарманил, остается тайной, но авторитет, когда узнал, что его консультант также оказывает услуги, и не только политического характера, но и интимного, его конкуренту, лидеру одной группировки, замаскированной под Партию Экономического Процветания, то сильно возмутился.

И в результате Фадику сперва настучали по бестолковке, а потом немного попинали ногами, но было уже поздно. Фадик стал Депутатом Верховного Совета Острова! Но и его пахан-экономист с томными персидскими глазами тоже обзавелся мандатом. И началась рабская жизнь. Фадик честно подставлял свое самое святое место для утех шефа, писал ему умные речи, с важным видом и сам нападал на тех, кто еще сопротивлялся криминализации Парламента в те суровые годы…

     От горя и зависти Харину захотелось выпить. Но, после того, как Остров вернулся в Россию, дела у Фадика пошли вниз по наклонной. Пенсия была маленькая, работать он не хотел да и не мог в силу природной никчемности. За пакости не платили, и куратор из незалежавшейся державы уже не мог вызвать его к себе и дать пачечку денежек на мелкие расходы.

И Фадей начал забывать про коньячок и водочку, перешел на брагу, которая всегда стояла у него на кухне, в пузатом двадцатилитровом бутыле. Вот и сейчас при помощи шланга нацедил себе литр бормотухи — и только собрался выпить, как по телевизору стали показывать комментарий Ивана Ушкуйникова, депутата Верховного Совета Острова, который рассказывал о героическом пути Павла Сергеевича — признанного лидера русского народа Крыма, вспоминая события более четвертьвековой давности.

       О том, как настоящим патриотам создавали проблемы, убивали, возбуждали уголовные дела и как, наоборот, прирученных провокаторов поднимали на высокие должности, давали место на телевидении и в газетах.

 Фадик аж подпрыгнул, взвыл, начал крутить фиги и злобно плеваться в телевизор.

— Уууууу!!! Суки! Падлы!! Всех вас ненавижу!!!

И опять в истерике покатился по ковру, выдирая клочки волос из реденькой сивой бороденки… Но, придя в себя, нашел силы — выпил, не отрываясь, литр браги, высморкался и ринулся к компьютеру – последнему привету от бывшего шефа…

— Ну, берегитесь, гады! Всех вас распотрошу!

 В «mailru» у него уже были приготовлены почтовые ящики от имени каждого, кого он ненавидел. И на Сакова, и на Ушкуйникова, но самым ненавистным для него был некто Матвей Олежкин, тоже депутат Верховного Совета. Именно он, в силу взрывного характера, и патологической любви к правде своими едкими комментариями в открытой полемике больше всего досаждал Фадею, постоянно высвечивая всю подноготную политического прохвоста.

     Фадик от имени старого больного польского еврея Анатоля Рогацкого, маскировавшегося под полковника народной милиции, быстро накатал несколько обращений таким же, как и он сам, никчемностям с предложением признать Павла Сакова предателем Русского Народа — в связи с тем, что «он в период возвращения Острова в родную гавань» не бегал с флагами, не развешивал их, и не сооружал баррикад, а где-то там, в Парламенте, отсиживался и не «ударил палец о палец для торжества Воссоединения!»

От своего имени писать подобное он опасался, помня, что, когда бьют, бывает очень больно.

     Разослал пасквили и успокоился. Стал вспоминать, как он, депутат Верховного Совета, в те далекие времена обзавелся огромнейшим портфелем. Как использовал этот портфель для выноса разобранных тумбочек из здания Парламента. Председатель решил поменять мебель, старую выставили в коридор, а новую завозили медленно. Фадик тырил тумбочку, разбирал ее, и боковинки из хорошего ДВП клал в портфель и дважды — в обед и вечером — уносил к себе домой.

Так и балкон отделал, и кухонный гарнитур соорудил, правда, не сам, руки его плохо слушались — нанимал соседа, который потом и раскрыл великую тайну мелкого воровства.

Ну да ладно, Фадик плевать хотел на пересуды, главное, квартира начала приобретать вид жилья, а не собачьей будки.

А какой коньячок и бальзамчики привозил коллега Миша!!! И главное — на халяву! Пил Фадик много, иногда без меры, и если босс не остановит, то вообще наклюкивался в зюзю! Но шеф был строг, ему нужен был талант Фадика обгадить даже святого, а мерзавца обелить, так что хоть любуйся им…

Тогда же босс предложил ему поступить в юридический вуз — мол, учиться не надо, все уже проплачено, а вот дипломчик пригодится. Приятно было нацепить на пиджак еще один ромбик – знак высшего образования! И Фадик нацепил…

Гордо задрав бородку, от бедра, вышагивал по коридорам парламента и при случае, напустив важный вид, косился на левую сторону своего пиджака, демонстрируя свою мнимую значимость.

Интересное было время. Первый и последний Диктатор Острова, некто Александр Юрьевич Котомкин, насмотревшись на то, как первый Президент Великой страны при помощи танков устанавливал свой авторитарный режим, также решил показать «кузькину мать» непокорным депутатам, не пожелавшим дерибанить народное имущество в его пользу и распустить Верховный Совет.

В силу отсутствия интеллекта и завышенных амбиций он легко стал марионеткой в лапах Службы национальной безопасности Демократической Державы и, не ведая, что творит, сам же себя  до уровня ненужной игрушки, заодно лишив и Остров всех полномочий достигнутых тяжелейшей борьбой депутатов предшествующего созыва.

 Фадик отличился и тут. Шестеря вокруг Котомкина, естественно, по заданию босса, он втерся в доверие и даже превратился в нештатного советчика пародии на Наполеона. Но недолго музыка играла, Президент Демократической Державы своим волевым решением лишил Остров всех полномочий, заодно ликвидировав должность Диктатора.

Котомкин, прихватив малую долю от хабарей и натыренного, смылся в неизвестном направлении, ну а Фадик и в этой ситуации выплыл, при этом прихватив небольшой сверточек, так и не переданный Диктатору…

…Хмель быстро прошел, и Фадик добавил еще литр браги. В животе забурлило, и вдруг так захотелось есть, что стало невозможно терпеть.

В холодильнике было пусто, и пришлось тащиться в магазин. Возле самого дома стоял небольшой, сохранившийся еще со времен СССР, павильончик.

И перед самым входом Харин нос к носу столкнулся с Павлом Саковым и Олежкиным. Он не понял, что они здесь делали, но прочувствовал, что сейчас ему станет плохо. Жидкий страх парализовал его душонку. Он взвыл от ужаса и злобы, как шакал, которому прищемили хвост, и шлепнулся, суча ножками рядом с мусорной урной. Не выдержало сердечко, остановилось под самым кадыком… И тут же сонм чертенят, визжа и гикая, потащили его никчемную душонку прямо в объятия Сатаны!

Трофим МОЧИЛИН,
инвалид умственного труда и борец с иудушками
.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 5

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

И получить запас здоровых лет

Мужество воспитывается другим путём

Игорь НОСКОВ

На Галичине издают литературу, пропагандирующую нацизм