Крымское Эхо
Архив

Еврейские вопросы

Еврейские вопросы

КАК БЫ НЕ ОТВЕРГЛИ

С предложениями, касающимися увековечения жертв Холокоста в Крыму, выступил председатель Совета Ассоциации еврейских организаций и общин Крыма <b>Анатолий Гендин</b>. Это случилось на заседании постоянной комиссии Верховного Совета Крыма по межнациональным отношениям и проблемам депортированных граждан.

За годы оккупации Крыма фашистами только в Симферополе было расстреляно 16 тысяч евреев и крымчаков. Теперь, когда СБУ открыло архивы, касающиеся тех страшных событий, поименно известны все невинно убиенные и адреса, где они жили. Получить информацию можно в Крымском архиве из дела 1474.

«Камни преткновения» на тротуарах Берлина

Еврейские вопросы
В 2011 году вышло распоряжение президента Украины Януковича «О дополнительных мерах по поиску, исследованию и упорядочению мест захоронения жертв войны, политических репрессий и других трагедий Украинского народа». Холокост, несомненно, относится к числу таких трагедий.

Гендин, ссылаясь на пример осуществленного в Германии проекта, предлагает установить металлические (медные или латунные) таблички прямо в тротуаре рядом с теми домами, где жили люди, ставшие жертвами Холокоста. В Берлине на табличке, кроме имени, указаны даты рождения и смерти и место гибели — например, название концлагеря.

— У немцев были сомнения, но проект стартовал. Он был одобрен как населением, так и приезжающими туристами, они назвали это «Камнем преткновения», — рассказывает Анатолий Гендин. — Теперь проект получил продолжение в Австрии и других странах Европы. Для человека, который видит такую табличку, Холокост перестает быть абстрактным понятием. Он видит дом, в котором жили люди, умерщвленные только потому, что они — евреи. Еврейские и крымчакские организации Крыма посоветовались и вышли с предложением об увековечении памяти погибших таким же образом и у нас в Крыму. Немецкая сторона поддержала наше обращение.

Выступает Анатолий Гендин»
Еврейские вопросы
Инициативная группа обратилась и в горсовет Симферополя. Там комиссия по переименованию улиц его рассмотрела, но ответа Ассоциация еврейских общин пока не получила. Рассмотрело этот вопрос и Городское управление архитектуры, пообещало вернуться к нему при разработке проекта реконструкции центральных улиц города. Мэр не прореагировал.

Эти уклончивые ответы городских чиновников дали повод уклониться от определенного решения и депутатам ВС. Понятно, что Энвер Абдураимов, глава комиссии по межнациональным отношениям, ведший заседание, должен был высказаться по данному вопросу. Он и сказал:

— Геноцид, который был совершен в отношении еврейского народа — это на самом деле ужасная история! Она сегодня лежит темным пятном на истории всего мира. И мы как здравомыслящие граждане должны помнить об этой трагедии, не забывать и всевозможными способами передавать нашим потомкам. Ваше предложение нам понятно, я им тоже глубоко проникся. Когда крымских татар, депортированных граждан отправляли в депортацию, у них была возможность как-то выжить в данной ситуации. У еврейского народа депортации не было, их просто отправляли в газовые камеры, там была дорога только в одну сторону. Это очень страшное событие, которое не оспаривает (дословно — ред.) действий, ужасов, которые нацисты в тот период произвели.

 

Председательствует Энвер Абдураимов

Еврейские вопросы
Возвращаясь к проекту решения комиссии, Абдураимов уточнил у Гендина: «Но что вы просите от нас? Мы — республиканская структура, не можем влиять на работу местных советов, это их юрисдикция!»

Стало ясно, что депутаты боятся: и страшно определенно и внятно одобрить такую инициативу, но и пойти вразрез с распоряжением президента тоже нельзя.

Свою позицию ясно высказала только глава Благотворительного еврейского центра Виктория Плоткина. Она, не отвергая идею установки «Камней преткновения», напомнила о том, что большинство убитых симферопольцев — крымчаков и евреев лежат во рву на 10-м километре Феодосийского шоссе. Эта братская могила продолжает оскверняться и грабиться: «Защиты десятому километру нет!» и назвала приоритетной задачей еврейских организаций «защиту костей», тем более, что Трудовской сельский совет, на земле которого расположено это массовое захоронение, не имеет ресурсов для его достойного содержания.

Депутаты тоже высказались. Они «как бы поддерживают это очень хорошее начинание», но отправляют его «туда, откуда ноги растут». И слово-паразит «как бы», и упоминание места, откуда растут ноги, прозвучали двусмысленно.

Остальные три члена постоянной комиссии»
Еврейские вопросы
И тут опытный и мудрый Эдип Гафаров нашел соломоново решение: он заметил, что членов комиссии слишком мало, всего четверо. А журналисты — как раз — в зале есть, и они назавтра раструбят о том, что важное решение было принято в отсутствие кворума. К тому же со своим предложением Гендин пока не обращался в другие города Крыма, неизвестно, поддержат ли его там…

Кстати сказать, не было и никого из вице-спикеров, которые обычно присутствуют на заседаниях профильных комиссий.

Прежде чем проголосовали за то, чтобы «принять к сведению информацию Гендина», депутаты постановили выяснить, почему, нарушая все установленные сроки, обращение еврейской общины оставил без ответа симферопольский городской голова? Короче, «нет» четверо депутатов не сказали, но особой поддержки не высказали.

А мы решили расспросить о подробностях проекта «Камни преткновения» Анатолия Гедина.

— Почему таблички устанавливаются прямо на земле, а не на стенах? — спросили мы, посмотрев на фотографии берлинских тротуаров.

— Стена — частная собственность, а земля — муниципальная. Но жильцы тех домов, напротив которых устанавливаются таблички, часто выступают спонсорами по их установке.

— Но нельзя же рассчитывать только на спонсорские средства!

— Распоряжение президента Украины, которое мы сегодня упоминали, предусматривает финансирование этих проектов: Минфин должен дать деньги горсовету. Мы тоже будем принимать участие: есть потомки, наследники — они готовы таким образом увековечить память предков.

— Давайте смотреть на вещи реально: половины этих домов в Симферополе уже нет…

— Каждый случай будет рассматриваться отдельно. Начнем с тех домов, которые сохранились.

— Вы хотите упомянуть все 16 тысяч погибших симферопольцев?

— Не думаю, что получится увековечить все 16 тысяч, но поэтапно нужно делать эту работу.

— Вы говорите: начнем с центральных улиц города. Но именно они подверглись перестройке в большой степени. В Старом городе сохранилось больше довоенных домов…

— Очень может быть! Если будет положительное решение горсовета, наши люди начнут работать в архиве, смотреть фамилии и адреса. И по каждому адресу станет видно, что можно сделать.

— Давайте уточним: когда мы говорим о холокосте в Крыму, мы сразу имеем в виду и крымчаков, а не только евреев?

— Конечно! Фашисты не делали различия между ними! Инициатором обращения был я, но его подписали и крымчаки, и другие еврейские организации, они с этим согласны.

— Вы говорите, немцы у себя увековечили память не только убитых евреев, но есть и таблички, где записаны и имена жертв политических репрессий. Если мы пойдем этим путем, то Симферополю нужно будет не 16 тысяч табличек, а … сколько?

— Я понимаю! Но это — пилотный проект, мы начинаем поэтапно.

— Вы допускаете, что увековечением памяти жертв политических репрессий следом за вами займутся другие общественные организации?

— Я готов их поддерживать, если жертвы политических репрессий были точно так же расстреляны или убиты.

— Знаете ли вы о проекте мемориала на месте старого еврейского кладбища в районе улиц Москалева – Западной?

— Я один из инициаторов этого проекта, — признается Гендин. — Оно было открыто в 1911, закрыто в 1964 году. Значительная часть его была застроена, прямо на костях при советской власти там соорудили ангар базы «Культтоваров». Чтобы это не повторилось, в 2000 году я это кладбище забрал на обслуживание. Там рядом расположена школа, директором которой был Владимир Поляков (теперь он работает в университете), мы вместе с ним делали чистку кладбища — он давал школьников, я давал машины для вывоза мусора. Теперь эти дети выросли, некоторые стали дизайнерами, пришли ко мне: хотим сделать там парковую зону.

— Традиции, религия это допускают?

— В свете еврейских традиций допустимо разрыть каждую могилу, достать останки, положить в коробочки, сделать общее захоронение, мемориал — в центральной части этой территории.

— Каждую могилу? Насколько это реально? — изумляемся мы.

— Это сложная работа! Но она реальная — у меня есть паспорт кладбища, где отмечена каждая могила, поименно. По нему это будет делаться. А после перезахоронения кладбище теряет статус кладбища — помимо юридической точки зрения, есть еще религиозная.

— Так, в центральной части — братская могила, а вокруг нее парк?

— Да, аллеи с фонтанами. А на аллеях, может сделать такие же камни преткновения, пофамильно? А часть имен вынести на общую стелу.

— В этой части города немного жителей, она сейчас мало посещаема. Станет ли этот парк культурным объектом, не превратится ли в криминогенный бомжатник? Тем более, что на Москалева планируется строительство нового автовокзала, там появятся удобные объекты для грабежа…

— Я смотрел план развития города. Развитие города доходит метров за 300-400 до кладбища, то есть его уже можно вносить в общий план реконструкции того района. И для приезжих можно делать туристический маршрут, как «Малый Иерусалим» в Евпатории. Там тоже сомневались, а теперь отбоя нет — пять конфессий на небольшом пятачке! А там мы хотим еще сделать музей еврейского народа…

— Музей культуры или Холокоста?

— Культуры народа и известных евреев, принявших участие в развитии Крыма — их достаточно много. Может быть, сделать кафе еврейской национальной кухни…

— Этот момент не противоречит историческим национальным традициям?

— Я еще раз говорю: после перезахоронения оно перестает быть кладбищем и может быть использовано под городские нужды — так говорят мудрецы. А парк — это городские нужды, точка общепита — тоже, при условии, что это кафе раз в неделю человек 20-25 будет бесплатно кормить.

— Бедных? — переспросили мы, не решившись снова употребить слово «бомжи».

— Да, конечно, в порядке благотворительности, — подтвердил Анатолий Гендин. — независимо от национальности и вероисповедания.

Идея с перезахоронение останков, разложенных в коробки, не найдет единодушного одобрения — мы слышали отрицательные отзывы о ней. Не все считают возможным тревожить души и прах предков. Но, как видим, Гендин уверенно отметает все наши сомнения. При этом у чиновников нашлись ответы не на все еврейские вопросы …

 

Фото автора

 

 

Фото вверху — «Камни преткновения» на тротуарах Берлина
с сайта marina-pavlova.livejournal.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Праздник настоящих мужчин, патриотов своего Отечества

.

Побольше бы таких оплошностей…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Жирная точка на набережной

Ольга ФОМИНА