Крымское Эхо
Крым

Евгений Копатько: Время работает против нас

Евгений Копатько: Время работает против нас

Дата: 16.05.2008

Евгений Копатько возглавляет социологическую компанию Research & Branding Group, результаты работы которой любят цитировать украинские журналисты за их точность и объективность.

Мы встретились с ним на научно-практической конференции «Предпосылки стабильного развития Крыма. К 225-летию Черноморского флота в Севастополе», прошедшей недавно в городе-герое. Кстати, своим выступлением он просто убил присутствующих цифрами снижения сторонников признания русского языка вторым государственным.

«Если бы сейчас прошел референдум на эту тему, он был бы проигран», — таков был приговор Копатько. Почему — ведь меньше говорить на нем не стали?! А все просто, объясняет социолог: любая системная работа рано или поздно приводит к позитивному результату. В чем заключается эта самая «система», не нам рассказывать крымской аудитории — ежедневно мы видим, как из нас вытравливают все русское… Его слова, вынесенные в заголовок, потом повторяли многие выступавшие после него.

В перерыве мы подошли к Евгению Копатько со своими вопросами:

— Что-то такое в атмосфере происходит: все чаще мы сталкиваемся с мнением, что «Украина готова к расколу». Подтверждается ли это какими-то цифрами?

— Напрямую — нет, не подтверждается. Пока в общественном сознании, в общественной риторике эта тема не является предметом массового обсуждения, поэтому говорить об этом преждевременно. Хотя мы задавали такие вопросы — например, в момент, когда ситуация была наиболее обострена, во время «оранжевой революции» 2004 года. Тогда произошел электоральный раскол, который разделил Украину на две части по отношению к одному из кандидатов в президенты. Он подтвердился в 2006 году и — правда, в меньшей степени — в 2007-м. А когда трижды проявляется одна и та же тенденция, мы можем уверенно говорить: да, электоральный раскол Украины существует, потому что есть полярные позиции на Западе и Юго-Востоке с определенной электоральной диффузией в Центре.

— Но эти тенденции еще не угрожающие?

— Нет, они не угрожающие. Но электоральный раскол уже состоялся.

— Что следует за расколом подобного рода?

— За ним следует политический раскол, если хотите, раскол на таком эмоциональном уровне, который конвертируется на какие-то жесткие позиции. Пока же все декларируют тезис о едином государстве, то есть здесь пока присутствует для страны более благополучная ситуация.

— Вы сказали, что это в обществе пока широко не обсуждается, но ведь всем известно, что на Украине практически все СМИ — в руках оранжевых сил. И естественно, они не заинтересованы поднимать эту тему. Насколько ваше утверждение «не обсуждается» действительно отражает реальное положение дел?

— Отражает! Если эта мысль имеет место быть в обществе, она обязательно найдет свое отражение в прессе — в том или ином ключе, либо с оранжевой, либо с противоположной точки зрения. Но, на мой взгляд, здесь существует вот какая проблема: да, это не конвертируется в позицию избирателя, но претворяется в очень серьезную позицию противостояния. На сегодня нет на Украине ни одного, подчеркиваю, ни одного политического лидера, который мог бы объединить все стороны на Украине. Это нужно принять как факт. И не просматривается тенденция к тому, что сейчас появится национальный лидер, способный быть авторитетом для всей территории Украины, этаким моральным лидером нации. Его нет по определению!

— Единый общенациональный лидер — это главное условие для объединения Украины?

— Нет, совсем не главное, есть и еще — например, уровень жизни людей: чем лучше будет обустроена их жизнь в разных регионах Украины, тем… Ну это банально: чем лучше экономическая ситуация в стране, тем мягче ситуация социально-политическая.

— Но ваши данные показывают как раз наоборот — люди дают негативную оценку экономическому положению в стране, особенно в два-три последние месяца.

— Это разочарование присутствует уже на протяжении нескольких лет. Я считаю, что более-менее хороший период был накануне выборов 2004 года — тогда имелось большое количество людей, которые оценивали ситуацию на Украине как относительно благоприятную. Тогда впервые мы зафиксировали, что люди стали планировать свою жизнь, чего не было на протяжении всех лет независимости Украины. Но после 2005 года это ощущение у людей ушло, а сейчас подавляющее большинство не удовлетворено ни политическим, ни экономическим положением в стране.

В нашем в исследовании есть вопрос, который, как лакмусовая бумажка, показывает реальную картину: это вопрос об удовлетворенности респондентов жизнью, которую они ведут. Еще недавно было 40 и более процентов тех, кто считал свою жизнь более-менее хорошей, а сейчас таковых лишь 34 процента. Падение этой цифры произошло после февраля 2008 года. То есть наметилась тенденция к снижению удовлетворенности своей жизнью.

— Дата интересная: ведь февраль — это приход к власти Тимошенко. А по рейтингам получается, что цифры еще достаточно высоки…

— Поясню. В начале года многие оценочные характеристики были достаточно доброжелательные, потому что были январские праздники, а это полмесяца отдыха для значительного числа людей. А в конце марта мы уже фиксировали, что рейтинг Тимошенко резко пошел вниз — на 14 пунктов. Люди ощутили на себе повышение цен, и это сразу отразилось в цифрах — 74 процента населения отметило, что они ощутили снижение своей покупательской способности. Кстати, это же снижение доверия показывает и идущая в Киеве избирательная кампания.

К чему это приведет, пока сказать сложно, потому что пока некая критическая масса недовольства только складывается.

— Итак, вы сказали, что для объединения Украины нужен 1) общенациональный лидер, 2) благоприятная экономическая ситуация в стране…

— Наоборот: первым пунктом я бы поставил именно экономическую ситуацию. А третьим я бы назвал внешний фактор, в которым первой строкой упомянул бы взаимоотношения с Россией. Нам нужна внятная политика, внятная стратегия, системная работа в реализации тех или иных проектов. Мы полагаем, что та политическая и экономическая конъюнктура в мире, которая складывается, она не на пользу Украине — то же подорожание энергоресурсов в первую очередь ударит именно по Украине, что может повлиять на уровень жизни граждан.

— Можно ли говорить, что Украина повернется в сторону России?

— О повороте говорить не стоит, потому что пока у нас самих не будет воли к сопротивлению, пока мы сами не будем отстаивать свои ценности. А для этого нужно гражданское общество, способное самостоятельно бороться за свою культуру, за свой язык. Подчеркну: эта борьба должна вестись не против какого-то языка или культуры, — а за свою культуру, за свой язык. Взаимоотношения русской и украинской культуры и языков нужно вывести за скобки политического противостояния, но политическая элита продолжает навязывать конкуренцию в этой тонкой сфере. В нашей же стране эти две культуры должны взаимодействовать и дополнять друг друга…

— Вы сегодня говорили, что время работает против нас…

— И я это подтверждаю, потому что любая системная работа может привести к планируемому результату, о чем я и сказал в своем выступлении.

— Смотрите, что получается: с одной стороны, растет недовольство — окружающей жизнью, политиками…

— Это наша ментальность: мы всегда недовольны чем-либо. Мы люди, которые практически всегда критически отзываемся о ком- или о чем-либо.

— То есть мы — нация брюзжащих людей? И это ворчание потом ни во что не выльется?

— Вы знаете, брюзжание — это, наверное, часть нашего менталитета, мы любим сетовать на жизнь и на судьбу. Но при этом мы одновременно и оптимисты. У нас парадоксально перемежается несколько подходов: да, мы недовольны своей экономической ситуацией, своими политиками, властью, но это не уникальная ситуация — во многих странах лидеры не пользуются огромной поддержкой, люди выражают скепсис по поводу социальных, политических событий в их странах.

И это естественно, потому что при настоящих демократических системах люди мало интересуются политикой, они вяло реагируют на реформы, им не нравятся любые перемены. А для того, чтобы на Украине произвести перемены — а ей нужны серьезные перемены — необходим очень сильный лидер, лидер-менеджер, который может повернуть ситуацию за счет своего личного ресурса; у него должен быть запас прочности. К тому же нужно учесть, что мы постоянно находимся в кризисе. За последние три года Украина пережила одну революцию, пять политических кризисов и три избирательные кампании.

— А какой был самый тревожный период в новейшей истории Украины, что показывают ваши цифры?

— Наверное, все же осень 2005 года.

— Вы не ошиблись: именно 2005, а не 2004?

— Осень 2004 года — это была избирательная кампания, многие были в эйфории: «оранжевая революция» победила, все ожидали позитивных изменений. А к концу 2005 — началу 2006-го разразился политический кризис, к тому же разворачивалась парламентская избирательная кампания…

— Сегодня на конференции очень много говорилось о проблеме Украина — НАТО. Не может ли этот фактор стать причиной раскола страны?

— Может стать! Вопрос о НАТО по-прежнему поляризует общественное мнение. Но даже на Западе Украины есть много тех, кто выступает против вступления Украины в Североатлантический альянс. По этой теме нет общего мнения ни среди населения страны, ни среди ее политической элиты. Поэтому для очень многих тема НАТО может стать этаким «последним бастионом»…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Севастополь – Крым

Иван ЕРМАКОВ

Нам, татарам, не все равно…

Софья БАСАВРЮК

Верх и вниз по лестнице эффективности губернаторов

Степан ВОЛОШКО