Крымское Эхо
Архив

Есть жизнь вне Майдана

Есть жизнь вне Майдана

РАЗНОЕ ПОНИМАНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

Волну протестов, прокатившихся по стране и достигших пика на Майдане Независимости в Киеве, большинство СМИ называют митингами предпринимателей. Говорят, что предприниматели протестуют против принятия Налогового кодекса, что малый бизнес теперь уже требует отставки правительства и проведения парламентских выборов в 2011 году. Между тем наши собственные наблюдения показывают, что это не совсем так. В данном контексте малым бизнесом называют розничную (в основном — рыночную) торговлю.

Мы разговаривали с людьми на площади Ленина в Симферополе, они заявляли, что в знак протеста закрыты их торговые места на Центральном рынке, а вот предатели их интересов на Московском — работают. Работников шиномонтажки, например, мы там не нашли.

 

Козий сыр из Симферопольского района

Есть жизнь вне Майдана
Мы разговаривали с митингующими в Киеве. Они говорили, что рынок в их городке закрыт — все уехали на Майдан. Мы не видели там пекаря, который выключил печь и, оставив школьников без булочек, пошел протестовать на площадь.

Поэтому, видимо, нужно различать тех, кто что-то создает (хоть чебуреки в придорожном кафе, хоть визитки в мини-типографии) и тех, кто просто перепродает в розницу товар, взятый оптом. Эту часть населения логичнее называть самозанятыми. 15-20 лет назад они пошли торговать на рынок не потому, что им это очень нравилось — у них не было других вариантов: нужно было жить и содержать свою семью. Менять круто жизнь еще раз эти люди (в большинстве — женщины) пенсионного или предпенсионного возраста категорически не хотят. И за стабильность, как они ее понимают лично для себя, «готовы стоять до конца».

Реальный же сектор экономики, настоящий малый бизнес коллизиями, связанными с правительством, Налоговым кодексом и разборками в треугольнике «упрощенцы» — Азаров — Янукович нимало не интересуются. В подтверждение этой мысли приведем примеры.

Александр и Ирина (фамилию не называем, чтобы не подставить людей под налоговую проверку) живут в Симферопольском районе. Младшему ребенку чуть больше года. Держат коров и коз, продают молоко, делают сыр. Коз — 150 голов. Понятно, что с таким стадом вдвоем не справиться. За стол и одежду неофициально, без всякого оформления отношений, нанимают «социально незащищенные слои населения», проще говоря — работящих бомжей.

— Наша деятельность никак не оформлена, имеем право продавать свой товар на рынках, ярмарках, — рассказывает Александр. — Сыр может храниться достаточно долго, поэтому предпочитаем накопить его побольше и вывезти на ярмарку — там не надо платить «местовые». Возим в Ялту, Евпаторию, Симферополь. Никакой поддержки от властей никогда не просили и не имели. Дело осложняется тем, что на Украине (в отличие от России и Белоруссии) нет стандартов на козье молоко, поэтому мы не можем вывозить сыр за границу, хотя у нас просят, да стоит он там впятеро дороже.

36 голов коз супруги продали Агроуниверситету. Теперь рассчитывают, что там займутся оформлением стандартов, сертификацией продукции, получится какой-то производственный тандем.

Лиля Каишева…»
Есть жизнь вне Майдана
Инициативные супруги готовы перевести свой бизнес в более цивилизованное русло — включиться в систему сельского зеленого туризма, где продукты из козьего молока будут одним из элементов, привлекающих туристов («сметана у нас — бомба, а не сметана!»). Места достаточно, но денег на строительство собственной гостиницы нет, готовы принять внешнего инвестора.

И что, эта парочка бросит своих коз на своих бомжей и пойдет на Майдан требовать отставки Азарова? Да они фамилии такой не знают!

Другой пример — совсем из иной отрасли. Лиля Каишева из Бахчисарая, уже во взрослом возрасте, освоила традиции крымскотатарского шитья.

— Мало мастеров, кто может передать молодым свое умение. Я училась в Бахчисарае, в молодежном центре «Арслан», вышивку у нас преподавала Зарема Мустафаева. Нас приглашают на выставки, сестра ездила в Киев, в МИД. Но мало какие изделия продаются — в основном мелкие вещи, большие стоят дорого, их делаем под заказ.

 

…и ее изделия

Есть жизнь вне Майдана
Материалы — бархат; нитки мастерица заказывает знакомым, едущим за границу. Китайским, что продают на наших рынках, не доверяет. От помощи крымской власти Лиля не отказалась бы — и не только в организации продаж, как мы предположили: «Материалы хорошие тяжело доставать, паеточки хорошего качества…». О том, чтобы собрать коллег в какую-то артель, Лиля не думала, каждая мастерица работает сама по себе.

Все официальные структуры призывают ремесленников создавать специфические крымские сувениры (хотя бы коробочки «привет из Ялты»), а Лиле Каишевой кто-то объяснил, что спрос на ее изделия невелик потому, что в них присутствует слишком очевидный национальный колорит. Подозреваем, что этим «доброжелателем» был тот самый перекупщик, желавший сбить цену.

Вряд ли вышивальщицу, которая сейчас занята освоением двусторонней крымскотатарской глади, интересует, когда пройдут выборы в Верховную Раду.

Президент ветировал Кодекс, премьер пообещал пересмотреть отдельные его главы. Если люди продолжают стоять на Майдане, значит, это кому-то нужно. Кто же там мерзнет и зачем?

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Об урагане, лифтах, поминальных днях, детях, памятниках и многом другом

.

В особо крупных размерах

.

Летят они в жаркие страны

Татьяна ГЛЕБОВА