Крымское Эхо
Архив

Если завтра война?

Если завтра война?

Обзор крымской прессы. 22 июня

Чем-то зловещим веет от этого сочетания цифр и месяца – 22 июня. А ведь столько лет прошло!.. Наверное, и сто лет пройдет, а ощущение тревоги в этот день будет присутствовать в мыслях людей, знающих войну по книгам, старым фильмам, семейным архивам. <br />
Не всех. Как и сейчас. Кто-то вместо тревоги испытывает сожаление, что все не так, как хотелось бы, сложилось. Жили бы мы, дескать, сейчас в Европе, и не было бы советского «оккупационного» периода в истории Украины. Немцы? Так это ж культурная нация! Вот и после войны они снова сильнее всех в Европе.

Может, и тревога в душе в этот день и объясняется тем, что таких вот, сожалеющих, в нашем государстве не так уж и мало, и новые родятся, принимая с кровью то сожаление о несбывшейся мечте жить при немцах.

И не просто там какие-то кружки по интересам или клубы, а целые области, где красный флаг Победы для них — исчадие ада. И Власть Верховная ко всему этому относится непонятно как. То ли осуждает, то ли соглашается… И как тут не тревожится? А если завтра война? Кто и от кого, и какое Отечество будет защищать. Да и будет ли?

Утренние программы российских телеканалов демонстрируют фильмы, от которых мурашки по спине. Письма с фронта, которого еще и не было, только и справа и слева, и уже позади все полыхало и гремело свинцовая смерть накрывала все вокруг. И успевали-то написать два-три письма, а потом на долгие годы — молчание, а еще и надежда: а, может, жив?

Тысячи, сотни тысяч солдат, которые ушли в первые июньские дни 41-го, полегли в неравном сражении. Трагедия и в том, что они так и остались лежать в земле Украины, Белоруссии, Прибалтики, России. И 70 лет прошло, а поисковые группы продолжают «поднимать», как они говорят, истлевшие солдатские кости из окоп, траншей, волны Черного моря каждый год весенними штормами вымывают останки участников той обороны, тех десантов, которые прикрывали своим телом свой дом, свое Отечество, не задумываясь о том, как это выглядит в глазах командиров, товарищей. Тогда каждый думал о своем доме, полагая что его дом — это вся страна.

Три года назад я с группой журналистов был под Ржевом, где полегло в полтора раза больше солдат, чем под Сталинградом. И видел воочию, как работают поисковые отряды из совсем юных добровольцев. Видел огромное кладбище, где каждое лето находят покой более 500 советских солдат. Видел, как это кладбище ухожено, словно вот-вот приедет президент.

И у нас есть воинское кладбище. В Симферополе, на улице Русской. Накануне 22 июня журналисты «Крымской газеты» посетили его. Среди могил, утопающих в зелени и увитых плющом, они увидели, насколько по-разному люди относятся к памяти. На кладбище никого не было, кроме смотрителя да работников одного из предприятий, проводивших субботник. Зато вечером, как сказал смотритель, кладбище заполняют собачник и пьяницы. Травы много, да могилы героев выглядят как-то позабытыми.

« Это нужно живым», — так звучит заголовок публикации.

И «Крымская правда» также открывает свой сегодняшний номер публикацией Николая Филиппова «Сегодня была война». «Это была война на истребление. За спиной у гитлеровцев была практически вся промышленная мощь континентальной Европы. Вместе с нацистской Германией в войну против СССР включилась большая часть современного Евросоюза. Поэтому до сих пор среди западных элит есть люди, воспринимающие поражение гитлеровцев как свое собственное. Об этом нам с вами забывать нельзя».

Светлана Устинова открывает свежий номер «Крымских известий» также размышлениями о прошлом и нынешнем: «Как-то в госпитале инвалидов войны подлечившийся там ветеран рассказывал мне, что настоящей героики в войне не заметил, хотя прошел ее всю от первого до последнего дня. Будни были заполнены хлопотами о прорвавшемся сапоге, котелке каши из походной кухни, стирке белья, добыче патронов, гранат для предстоящего наступления, ожиданием писем от родных. К смерти привыкали. На завтра ничего не загадывали. Жили целью, похожей на ту, что высказал Лев Толстой о войне 1812 года: «Всем народом упереться хотят… Один конец сделать хотят». Но почему-то мне кажется по прошествии множества лет, что это и был сверхгероизм, продемонстрированный нашими отцами, дедами, прадедами, пред которыми мы всегда будем в неоплатном долгу».

А в обращении президиума Верховного Совета АРК по случаю Дня скорби и памяти жертв войны в Украине, которое публикуют «Крымские известия», есть такие строки: «По мнению президента Украины В. Януковича, 22 июня — в день нашей общенациональной скорби – должны утихнуть политические баталии, а всех соотечественников объединить общая память о трагических годах войны».

Это по мнению президента…

Но есть и другие мнения. Думают по-другому во Львове, Ивано-Франковске, Тернополе… И какая у меня с ними может быть общая память и общая скорбь?

У каждого в нашем государстве в этот день и память своя, и скорбь своя…

[img=center alt=title]uploads/2/1236071143-2-sIRD.jpg[/img][url=http://youtu.be/QVKT0q_r3dc][color=red][size=20]Послушай![/size][/color][/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Мангал или памятник?

Посланник Лужкова побывал в Севастополе

Общественное мнение крымчан о перспективах развития Украины

.