Крымское Эхо
Архив

Если у Украины есть будущее, то только в ЕврАзЭС

Если у Украины есть будущее, то только в ЕврАзЭС

ЛИЧНЫЕ ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ КНИГ

Елена РУБЦОВА

«Если Россия будет спасена, то только, 
как евразийская держава».»
 Лев Гумилев

Жили мы за « железным занавесом» узнавая, что происходит в мире только из советских газет да из программы «Время». Народ читал много: и книг, и журналов, и, конечно, ежедневную прессу. Иногда газет на всех желающих не хватало, и в киоск выстраивалась очередь заранее, чтобы купить желанные «Аргументы и факты», которые расходились, как горячие пирожки.<br />
Анекдот из того времени: Подходит мужик к киоску и спрашивает: « У вас «Правда» есть?» – Ответ: «Нет» – А «Россия»? «Россию» продали. Остался только «Труд», за три копейки».

Нам казалось тогда, что СССР — это навечно, а рассыпался наш общий дом, как карточный домик. Как же такое могло произойти? Мы верили в гласность, в перестройку. Сидели, затаив дыхание, слушали у телевизора Горбачева и восхищались, что он умеет говорить без бумажки, не искажая слова вставными челюстями, как его престарелый предшественник — Леонид Ильич Брежнев. Надеялись, что он сможет реформировать, изменить страну к лучшему. И только мой муж скептически заметил: «Хрущев тоже много болтал, и этот все заболтает и ничего не сделает». К сожалению, муж ошибался тоже: недооценил разрушителя.

И рухнул «железный занавес», и на наши головы обрушились потоки лжи, полуправды, откровенного бреда. От узбекского дела до домовых и привидений, а потом по центральному каналу показали человека, похожего на генерального прокурора России, с какими-то проститутками! Это ввело людей в ступор: ведь у нас, как сказала женщина в программе «Взгляд», секса в СССР нет. А тут такое… Тогда железная банка с импортным пивом и сникерс стали символами новой жизни.

Почему-то многие думали, что после развала Союза они станут жить лучше. Моя соседка Надежда, родом из Винницкой области, «щира українка», убеждала меня: «Ми, українці, таки працьовиті, у нас все є: і огірки, і сало. Ми не будемо тепер Москву кормити». Спорили мы с ней тогда; и я ей говорила, что наплачемся мы без России, как сирота без матери. Прошло почти двадцать лет, и Надя перешла из лагеря оранжевых в противоположный, бело-голубой. Но хрен, как известно, редьки не слаще.

Так и пребывала бы я в потемках сознания, если бы не купила в подарок, на день рождения ныне уже покойному моему свекру книгу. Человек он был начитанный, убежденный коммунист. Любил Александр Алексеевич историческую литературу. Чем бы порадовать старика? В прошлый раз купила ему красивую рубашку. Но он ее отдал внуку, а сам донашивал старенькие, но непременно с галстуком. Книга Льва Гумилева «Древняя Русь и Великая степь» показалась мне подходящей.

И когда, через некоторое время, мы с мужем вновь пришли к отцу, то глаза его радостно блестели и он мне негромко, как бы по секрету, сказал: «Знаешь, Леночка, я много в жизни книг перечитал, но более интересной книги, чем ту, что вы мне подарили, у меня не было». И мы с мужем стали тоже читать книги Льва Гумилева.

Лев Николаевич Гумилев (1912 – 1992) — сын поэтессы Анны Ахматовой и поэта «Серебрянного века» Николая Гумилева — личность уникальная, с трагической судьбой (четыре ареста и долгие годы в лагерях). После освобождения из лагеря в 1944 году он вступил в ряды Красной Армии. Воевал Лев Николаевич орудийным номером зенитной батареи на первом Белорусском фронте: участвовал в Восточно-Померанской и Висло-Одерской операциях, в штурме Берлина. Награжден медалями «За победу над Германией» и «За взятие Берлина». Лев Николаевич Гумилев является создателем теории пассионарности, а также одним из основоположников концепции евразийства.

Первыми же создателями евразийства были филолог и историк князь Н.С. Трубецкой (1890-1938), географ и геополитик П.Н. Савицкий (1895-1968), сын великого русского ученого-естествоиспытателя, историк Г.В. Вернадский (1877 – 1973). Вынужденные покинуть родину в 1917 году и занимая лучшие кафедры в Париже, Праге, Берлине, Лондоне, а позднее и в США (Йельский университет), они всегда оставались государственниками, любившими свою Родину и не бросали начатую работу о создании концепции евразийства. Естественно, все работы, выпускающиеся вне Родины, евразийцами, в СССР были запрещены. А их авторы считались белоэмигрантскими чуждыми элементами.

В 1927 году в Париже, в 7 выпуске «Евразийской хроники», Н.С. Трубецкой дает определение евразийства: «Национальным субстратом того государства, которое прежде называлось Российской империей, а теперь называется СССР, может быть только вся совокупность народов, населяющих это государство, рассматриваемая, как особая многонародная нация и в качестве такой, обладающая особым национализмом. Эту нацию мы называем евразийской, ее территорию – Евразией, ее национализм – евразийством». «Цель евразийства: «создать особую новую русскую идеологию, способную осмыслить происшедшие в России события и показать молодому поколению цели и методы действия», писал П.Савицкий. («День» 1992год №31)

Территорию нашей страны евразийцы понимали как особый исторический и географический мир, который не принадлежит ни Европе, ни Азии. В послевоенные годы, когда появилась возможность, Л.Н. Гумилев внимательно изучал труды первых евразийцев, дополнил это учением о «вмещающем и кормящем ландшафте» или более поздним русским термином «местоположение».

Еще в 20-е годы Н.Трубецкой утверждал, что общечеловеческая культура, одинаковая для всех народов, невозможна. А навязываемый европоцентризм состоит в том, что самая правильная и лучшая, самая прогрессивная — это европейская цивилизация, остальные все – второй сорт, и потому весь мир должен перенимать европейские ценности, подчиняться одному, европейскому центру силы. Европоцентризм вреден и даже губителен для других цивилизаций.

Гумилев утверждал, что соединение двух суперэтносов (цивилизаций ) невозможно. А возможен отрыв одного этноса и вкрапление его в другой суперэтнос с дальнейшим его уничтожением. И если в девяностые годы говорилось о вхождении России в семью цивилизованных народов, то после «разгона семибанкирщины» Путиным, «наши партнеры» поумерили свой пыл, но на Украине и сегодня настойчиво пытаются нас евроинтегрировать «украинские» политики.

Примеры такой евроинтеграции в истории есть: вспомним, что стало с Червленой Русью. Ее правитель, получив титул короля, принял католичество, и менее чем через сто лет земли Червленой Руси стали частью Польши. И сегодня (на западной Украине) проживает другой народ, входящий в Западную, европейскую цивилизацию. Смешно смотреть, когда мы им рассказываем, что хотим иметь великую державу с космосом, самолетостроением, передовыми технологиями. Мы еще хотим великих свершений и готовы на великие дела.

А что мы хотим от них? Им не нужны никакие космосы и самолеты, они хотят спокойно жить около своего обустроенного дома, сытно есть, одеваться, как в Европе, пользоваться тем, что было уже достигнуто их цивилизацией — и всё! Они старики, на 500 лет старше нас. И ни о чем с ними договориться невозможно. Они воспринимают нас как врагов, мы их раздражаем своей неумностью к делам (отрицательная комплиментарность).

А не лучше ли провести референдум, и пусть они возвратятся к себе домой, в Европу? Правящая верхушка Украины искусно использует какофонию ритмов наших разных этносов, умело стравливая нас. Ведь всем давно известно, что спонсор у регионалов и свободовцев один и тот же. И пока идут пустые разговоры и склоки с мордобоем между политиками – они, в вышиванках, под патриотические речи о том, как любят Украину и какие они патриоты и хорошие работодатели, на самом деле тихо грабят нашу с вами страну.

Так же прельстилась на блеск европейской Польши в свое время и Литва, а ведь у нее были все шансы стать великим государством, если бы не желание «объевропеиться». И где сегодня та Литва? Евразийство, в отличие от европоцентризма, предполагает несколько центров силы, а не единственный. Это может быть и Китай, и США, и Европа, и другие нарождающиеся центры.

Основные идеи евразийства, по Н.Трубецкому, заключались «в самобытности срединной евразийской культуры (основной является великорусская культура), господство идеологии (православие), правящий слой культуры выражает не групповой, а общенациональный интерес». Он писал: «Мысля новую партию как преемницу большевиков, мы уже придаем новой партии новый смысл, резко отличающийся от политических партий в Европе. Она – государственно-идеологический союз, не совпадающий с государственным апаратом». (Это же сегодня Народный Фронт Путина!). А написано 80 лет назад!

Много лет евразийцы на Западе, а Лев Гумилев в СССР, не подозревая о существовании друг друга, фактически изучали одну и ту же тему, волновавшую их. И, когда стало возможно общение, переписка, они с удивлением обнаружили, что выводы их в основном совпадают: что не было никакого татарского ига, со времен Ивана Калиты русские князья были союзниками татар, а Киевская Русь 12 века — не предок современной России. Киевская Русь распалась на восемь суверенных государств еще в 12 веке, за сто лет до появления монголов и за 300 лет до создания русского национального государства.

Десять лет переписки Льва Гумилева с первыми евразийцами не прошли даром. Лев Николаевич Гумилев сетовал на то, что главного в теории этногенеза – понятия пассионарности – первые евразийцы не знали. В своем письме к Г. В.Вернадскому он советовал ему как историку изучать труды своего отца — академика Владимира Ивановича Вернадского. Лев Гумилев, изучив труды великого ученого, применил второй закон В.И. Вернадского об энергии живого вещества биосферы в своей теории о пассионарности. Как настоящий ученый, он пошел дальше: евразийская доктрина — это синтез истории и географии – геополитика, а Гумилев к истории и географии добавил естествознание. Так родилась теория пассионарности, или теория этногенеза.

То, что автора теории пассионарности не печатали и запрещали в СССР, понятно, но почему же так заволновались сегодняшние хулители Гумилева?

Дело в том, что евразийство после многих десятилетий забвения вновь возрождается, и очень стремительно. Сегодня евразийство вызывает интерес далеко за пределами России. Американский географ Марк Бассин опубликовал статью «Россия между Европой и Азией: идеологическое построение географического пространства». В Африке Дикенбе Мутомбо — автор ряда книг по философии и социологии знаком с концепцией евразийства и с трудами Гумилева.

Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев взял на вооружение учение о евразийстве и предложил концепцию евразийства Путину, и тот поддержал ее. Ведь недаром Путин в одной из своих речей призывает нас не растерять эту свою пассионарность. По инициативе президента Назарбаева, в Астане создан Евразийский национальный университет им.Л.Н. Гумилева (1996г.) В нем обучается более чем 11 тысяч студентов на 19 факультетах, он входит в 400 лучших университетов мира.

Понятны нападки на Православие, ведь это тот фундамент, та скрепа, многовековая традиция, которую сумели сохранить наши предки и донести до нас из глубины веков. И только благодаря православию мы сохранены как русский народ.

«Евразийство дает нам идею – силу». — (Профессор С.Б.Лавров, президент Русского Географического общества (1995-2000). Возрождение евразийства стремительно, оно дает опору патриотическим силам – сторонникам сильной государственности, не имперской, не русифицирующей, так как основано на самобытности каждого народа. Сегодня создается не просто экономическое пространство под названием ЕврАзЭс. Сегодня у нас есть новая концепция, великая цель – создание Евразийского Союза как новой многонациональной общности людей. Евразийство — это и есть новая идеология, и она уже действует. Это грандиозная задача.

Сегодня сбываются мечты Льва Николаевича Гумилева, ведь он мечтал о том времени, когда политики будут знать его теорию пассионарности, будут применять, не совершая ошибок прошлого. Что и делают сегодня Назарбаев, Путин и Лукашенко. И если нам это удастся – то самые грандиозные свершения молодого евразийского народа еще впереди (по теории пассионарности Л.Гумилева, нам всего 600 лет! А Европе — 1100!) А старушка Европа будет потихоньку меркнуть, так как законов этногенеза никто не отменял. И против природы не попрешь: как ни омолаживайся, а смертен.

Лев Николаевич оставил нам завещание: «быть самими собой» в это сложное время. Незадолго до своей смерти говорил, что считает себя счастливым человеком потому, что писал всегда то, что хотел. А слова из его последнего интервью только подчеркивают современность евразийства: «Знаю одно и скажу вам по секрету, что, если Россия будет спасена, то только как евразийская держава и только через евразийство».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Для Украины любой конфликт может быть только разрушительным

Революции, мы и наши беды

Симферопольский горисполком обворовывал даже безродных покойников

.