Крымское Эхо
Главное Мир

Если Польши будет больше — то тогда не будет Польши

Если Польши будет больше — то тогда не будет Польши

ПОЛЬСКАЯ РЕСПУБЛИКА ЗАМАХИВАЕТСЯ
НА РОЛЬ ИМПЕРИИ В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ В ИНТЕРЕСАХ США

На прошлой неделе Зеленский посетил с официальным визитом Польшу — самым заметным в этом визите стало его заявление, сделанное на совместной пресс-конференции с польским коллегой Дудой, о том, что в будущем куда-то подеваются границы между Польшей и Украиной.

Буквально это звучало так:

«В будущем между нашими народами не будет существовать никаких границ: политических, экономических и – что очень важно – исторических».

Это заявление активно комментировалось в прессе как свидетельство того, что Украина готова окончательно отдаться Польше, даже высказывалась версия о создании в будущем конфедерации двух государств.

События прошедшего года были столь интенсивны, что сейчас мало кто помнит, что нечто подобное Зеленский уже говорил. 11 марта 2022 года, выступая перед руководством Республики Польша в Сейме, в числе прочего пафоса он заявил:

«Между нашими народами больше нет границ. Никаких физических. Никаких исторических. Никаких личных».

5 мая прошлого года эту мысль почти дословно повторил польский президент Дуда:

«Между нашими странами – Польшей и Украиной – больше не будет границы. Этой границы не будет».

Стоит обратить внимание на нюансы в риторике украинской и польской сторон.

Если Зеленский в обоих случаях говорил об отсутствии границ между народами, что можно рассматривать как метафору близости государств, то польский президент недвусмысленно заявил о ликвидации границы между странами.

Все это сильно напоминает открытие, сделанное советскими социологами еще в 60-е годы прошлого века. Тогда начали проводится первые массовые социологические опросы в СССР, которые в том числе показали, что в каждом опросе число замужних женщин превышает число женатых мужчин. Объяснение этому было простое: при неоформленной в ЗАГСе совместной жизни женщина чаще считает себя замужем, чем мужчина себя женатым.

Так и в отношениях Украины с Польшей. Зеленский: давайте не будет границ между народами — Дуда: хорошо, не будет границ между странами.

Обращает внимание то, что Зеленский дважды говорил об отсутствии исторических границ. Что такое «историческая граница» – дело темное, если не имеется в виду исторически сложившаяся политическая граница. Более широкий контекст украино-польских отношений позволят утверждать, что скорее всего речь идет о многочисленных исторических символах, разделяющих поляков и жителей Украина.

Их взаимная история со средневековых времен богата кровавыми событиями. Если не вспоминать о далеком прошлом, а обратиться только к ХХ веку, то здесь — и военная ликвидация Польшей Западно-украинской народной республики, и вторжение Польши в 1920 уже на земли, бывшие в составе Российской империи, откуда их потом выбивала Красная армия.

Это явно фашистская политика Пилсудского в отношении украинского населения на западной Украине и ответный террор украинских националистов, закончившийся Волынской резней в 1943. Это насильственное переселение и последующая жесткая ассимиляция той части западных украинцев, которые оказались на территории Польши после окончательного установления границ между ней и СССР.

Здесь уместно вспомнить, что 2023 год – это год 80-летия Волынской резни.

В 2019 году Дуда попросил Зеленского для налаживания отношений провести эксгумацию жертв Волынской резни, чтобы каждый, кто был убит, получил надгробие. В 2022 он заявил, что правда «об этом геноциде должна быть выражена ясно», тема требует «твердой констатации правды», трудной для Украины, «потому что очень стыдно». Но в этот, печально юбилейный, год Дуда пока помалкивает — похоже, слишком большие ставки в игре, чтобы размениваться на воспоминания.

***

Очередное повторение Зеленским тезиса об исчезновении границ между народами не стало проходным заявлением ради красного словца. Это имело продолжение в ряде публикаций в западной прессе с серьезным обсуждением идеи о новой Речи Посполитой.

Польский политолог профессор университета Варшавы Томас Гжегож Гроссе в колонке польского издания Rzeczpospolita прямо заявил о необходимости восстановления Речи Посполитой. Причем он аргументировал это тем, что сценарий победы Украины становится все маловероятнее, обвинив, правда, в этом Запад, не поставляющий достаточно вооружений Киеву.

Вероятнее всего, по мнению польского профессора, конфликт будет затяжным, а в этом случае преимущество на стороне России, обладающей более значительными ресурсами. Выход он видит в создании новой Речи Посполитой в составе Польши и Украины.

А дальше начинаются типичные польские грезы. Профессор-политолог почему-то думает, что при таком варианте проблема вступления Украины в ЕС и НАТО разрешится сама собой. Видимо, он считает, что территориальное поглощение Украины не является вступлением отдельного государства в НАТО и ЕС, на которое должны дать согласие все его члены.

Действительно такой вариант не имеет однозначного толкования и в учредительных документах ЕС и НАТО не рассматривался — так же, как и нашествие инопланетян. Но насколько с такой вольной трактовкой согласятся Германия, Франция, Венгрия, Турция? Вопросов у них к Украине очень много.

Впрочем, поведение разных европейцев да и Турции трудно прогнозировать, поскольку первые давно перестали мыслить рациональными интересами, а политическое будущее Турции пока туманно. А вот кому нужна такая конфедерация, видно по другой публикации на Западе.

Еще 26 марта солиднейший американский журнал Foreign Policy опубликовал статью, в которой провозглашается, что Украина и Польша должны объединиться «в антироссийский союз». На ней нужно остановиться подробнее, поскольку ее можно рассматривать в качестве сигнала перед визитом Зеленского.

Автор статьи – старший научный сотрудник Американского института предпринимательства, выходец из Словакии Далибор Рохач также не видит проблем в том, как такой союз согласуется с членством Польши в ЕС и НАТО и необходимостью согласовывать такие изменения границ с союзниками:

«В конце военной фазы конфликта Польша и Украина образуют общее федеративное или конфедеративное государство, объединяя свою внешнюю и оборонную политику и почти мгновенно вводя Украину в ЕС и НАТО».

Красноречиво описывается в статье цель такого объединения:

«Союз стал бы постоянным способом защиты восточного фланга Европы от российской агрессии. Вместо беспорядочной и хаотичной страны с населением 43 миллиона человек, застрявшей на ничейной земле, Западная Европа будет защищена от России буфером в виде огромной страны с очень ясным пониманием российской угрозы».

Представления автора о численности населения на оставшейся под контролем киевского режима территории, явно завышены, где-то на 16-17 млн с учетом 8 млн беженцев. А в остальном все верно.

В том числе и то, что клеем, скрепляющим это неестественное образование, будет русофобия.

Автор проводит аналогию с поглощением ГДР. Здесь нужно помнить, что ФРГ никогда не признавала ГДР, считая ее временно отколовшейся территорией, и именно с таким пониманием своих границ ФРГ вошла в ЕС и НАТО. Видимо, учитывая это, Далибор Рохач отмечает, что, несмотря на общую историю и наличие большого количества украинцев, в Польше идея «поглощения» Украины не подходит.

«Потребуется разработка нового конституционного документа и создания общих федеративных или конфедеративных институтов».

Однако, учитывая способности к государственному строительству что поляков, что украинцев, формирование такой химеры возможно только под прямым руководством со стороны США.

Задается автор и справедливыми вопросами о том, зачем это нужно самим полякам и «с чего бы западноевропейским странам соглашаться (и в значительной степени платить за это) с подъемом новой европейской державы, которая безвозвратно смещает центр тяжести ЕС на восток?».

Вопрос задан на рациональном языке интересов. А ответ на него дан в образном и эмоциональном стиле в духе «рассуждений о ценностях». Далибор Рохач начинает с этого момента вещать о высоком:

«Политическое лидерство заключается в том, чтобы творчески реагировать на вызовы своего времени, а не пытаться применить в новой ситуации старый набор инструментов (в данном случае подход в стиле 1990-х годов к расширению ЕС и НАТО)».

Зачем все это? А затем:

«Польско-украинский союз вполне может быть самым прямым путем, с помощью которого послевоенная Украина превратится в стабильную, процветающую и сильную страну, которая сможет держать Россию «на коротком поводке».

Правда, остается непонятным, кто будет «держать»: польско-украинский союз или Украина отдельно?

Но этот вопрос второстепенен на фоне провозглашенного в статье ответа о главном интересанте такого «союза»:

«Американцы очень заинтересованы в том, чтобы превратить Украину в «историю успеха», особенно когда сам конфликт постепенно уходит с переднего плана. Учитывая хроническую беспомощность «старой Европы», будущее Украины слишком важно, чтобы оставлять его в руках Брюсселя, Парижа и Берлина».

С этого момента все становится ясным: США хотят создать в Восточной Европе военизированного монстра, способного не только сдерживать Россию, но и взять на себя роль главного капо в общеевропейском доме концлагере.

Интерес США понятен, но в чем интерес Польши? Не правящей верхушки, а народа.

Объединение Польши и Украины, даже без ее юго-восточных регионов, означает фактическую ликвидацию Польши как национального государства.

Польша, воссозданная СССР после окончания Второй Мировой, была одним из самых мононациональных государств Европы. Ее территория, близкая к квадратной форме, пересекающаяся крупными судоходными реками, ведущими к морским портам, стала очень удобной для управления и строительства единого народно-хозяйственного комплекса. Как этим распорядились поляки, другой вопрос. В отличие от соседних ГДР и Чехословакии в социалистической Польше с экономикой было не очень.

Некая конфедерация оставшейся территории Украины и Польши означает следующее. Граждан Украины и Польши в этом образовании будет примерно поровну. Уже сейчас граждане Украины составляют примерно 10% населения Польши (1,5 млн заробитчан мирного времени полюс примерно столько же беженцев).

А ведь по западным правилам, должны быть какие-то демократические выборы. Чем они закончатся, когда уровень и качество жизни в двух частях этой конфедерации будет существенно отличаться — а, значит, будут отличатся и интересы населения?

Как объединить такие разнородные части в единое целое?

Пока виден только один способ: раздувание пещерной русофобии, милитаризация, репрессивная внутренняя политика.

Если украинцам к этому уже не привыкать, то вряд ли такие изменения понравятся нынешним полякам, привыкшим к расслабленной евросоюзной жизни.

Не приведет ли это к «бандеризации» Польши, когда активное, закаленное в боевых действиях меньшинство объяснит мирным полякам, кто на самом деле виноват в «волынской резне»?

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.7 / 5. Людей оценило: 23

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Достанем даже в космосе, если потребуется

Европейская семейка Аддамс, куда так рвется Украина

Почему не надо ждать «новой Ялты»

Оставить комментарий