Крымское Эхо
Новороссия

Еще одно приглашение

Еще одно приглашение

С точки зрения формальностей, очередная встреча Контактной группы в Минске, проведенная 21 июля, закончилась согласованием текста документа о порядке и сроках отвода вооружений калибром менее 100 миллиметров армиями ДНР и ЛНР и вооруженными силами Украины.

Отвод различных видов оружия, в первую очередь, артиллерийских систем, должен быть синхронным и взаимным. Об этом сообщил после окончания переговоров сообщил действующий глава Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Ивица Дачич.

Если строго следовать логике и букве Минского процесса, определенным главами государств «Нормандской четверки», то следующим шагом Киева по выполнению мирного плана должно быть довольно-таки радикальное изменение конституции Украины.

Затем киевской власти предстоит выполнить еще несколько условий. Первым делом принять Закон Украины об амнистии ряда лиц из Донецкой и Луганской Народных Республик. Затем, имплементировать закон об особом статусе Донбасса. Далее — разработать и утвердить новый Закон Украины о местном самоуправлении и на основании его положений провести выборы в местные органы власти на территориях, наделенных особым статусом. И, наконец, хотя на практике это должно последовать сразу за реальным прекращением огня, полностью и безоговорочно снять с Донбасса экономическую блокаду.

Действительность, и прежде всего, продолжающиеся обстрелы территории ДНР и ЛНР, свидетельствует пока о том, что выполнение Минских соглашений представляет для Киева неразрешимую головоломку. Но многим еще из школьных лет памятен прием, к которому зачастую прибегают ученики, не желающие «сушить» мозги: подглядев на последних страницах учебника, каким должен быть правильный ответ задачи, они в тетрадях выводят формулы по собственному разумению, а в конце произвольно ставят верный результат. На самом же деле понятно, что никакого решения задачи нет. Это знают и сами нерадивые школяры.

То же самое и киевская власть: дома делает только то, что укладывается в ее расчеты, а на весь мир трубит о том, что Минские соглашения выполняет на все 100 процентов.

Школьные махлевщики, все же, сравнительно честны: что бы ни насчитали сами, после знака «равно» ставят правильный ответ. Однако киевская власть, позанимавшись крючкотворством, «выводит» в конце устраивающую ее фикцию. И тут же твердит, что это не подлог, а как раз то, чего ждут от Киева все остальные.

Манера киевской власти вести переговоры теперь также известна всем, видно и то, как она выполняет «домашние задания». Для разъяснения отношения Донецка и Луганска к создавшемуся положению полномочные представители ДНР и ЛНР на Минских переговорах Денис Пушилин и Владислав Дейнего сразу после окончания консультаций выступили с совместным заявлением. «Ввиду того, что Киев не исполняет достигнутые договоренности, — заявили «полпреды», — действует имитационно, принимая не согласованные с Донбассом акты, наша позиция – четко следовать Минским соглашениям, и не отступать от Комплекса мер, обозначенных в столице Белоруссии 12 февраля 2015 года».

Таким образом, в адрес Киева был послан еще один «пригласительный жест» к переговорному процессу.

Понятно, также, что Денис Пушилин и Владислав Дейнего выступили в полном согласовании с Москвой и по ее поручению. Линия российской внешней политики по отношению войны на Донбассе пока также не меняется: чем больше на фронте сжигается пороха, тем настойчивей Киев приглашают за стол переговоров.

Но правда и то, что эта линия с не меньшим постоянством натыкается на рифы, которые даже при желании не назовешь подводными, они открыто выпирают на каждом шагу.

Даже согласованный в Минске текст договоренности о порядке отвода с линии фронта оружия калибром меньше 100 миллиметров так и остался текстом, потому что украинская сторона не пожелала скреплять бумагу своей подписью.

Тот же Ивица Дачич, сообщив оптимистическую формальность на счет текстового составления договоренности об отводе с линии огня орудий и минометов калибром менее 100 миллиметров, сразу съехал на другую ноту. По словам действующего главы ОБСЕ, помимо прекращения огня, ключевым вопросом всей повестки переговоров является проведение на Донбассе выборов на условиях, согласованных между Киевом с одной стороны, Донецком и Луганском – с другой. «Но, к сожалению, мы не достигли существенного прогресса в этом вопросе», — констатировал Дачич.

Заявления о ходе переговоров в Минске делает и киевская власть, однако они остаются поводом для комментариев, далеких от оптимизма. Заместитель командующего корпусом министерства обороны ДНР Эдуард Басурин вынужден был «продолжить» высказывание пресс-секретаря президента Украины Цеголко. Киевский чиновник также 21 июля объявил о том, будто «по поручению президента Порошенко, представители Украины в трехсторонней Контактной группе добились принятия договоренности о дополнении к Комплексу мер по выполнению Минских соглашений от 12 февраля 2015 года, в части, которая касается отвода танков, артиллерийских вооружений калибром до 100 миллиметров и минометов».

«Мы в течение трех дней, добровольно и, подчеркиваю по собственной инициативе, отводили все наши танки и бронетехнику от линии соприкосновения с украинскими войсками, — парировал доводы Киева заместитель начальника корпуса минобороны ДНР. – Причем, все это происходило в присутствии наблюдателей ОБСЕ и большого количества журналистов из разных стран мира. Однако в течении этих дней украинские войска продолжали вести обстрел наших населенных пунктов. А представитель Украины в Совместном Центре контроля и координации прекращения огня генерал-майор Таран позавчера (19 июля – И. С.) и вовсе назвал нашу инициативу «развязыванием информационной войны».

На следующий день, 22 июля, объективную картину положения дел на фронте, хоть и задним числом, подтвердила и миссия ОБСЕ. Международные наблюдатели признали и объявили всему миру, что вечером 18 июля артиллерийский огонь по Донецку, в частности по улицам Университетская, Щорса, и по городской больнице № 23 «велся из области, подконтрольной правительству Украины: поселка Пески (11 километров к северо-западу от Донецка) и поселка Первомайский (17 километров к северо-западу от Донецка)».

На международном уровне были подтверждены и потери среди населения Донецка, уже неоднократно сообщенные властями ДНР: в столице республики 18 июля погиб мужчина в возрасте 31 года и еще 19 человек были ранены.

Командование корпуса министерства обороны ДНР и утром 23 июля сообщило, что украинские войска вместе с боевой техникой и оружием остаются на тех же позициях, где они находились на протяжении всех последних дней.

Сообщение министерства обороны ДНР было сделано на основании сведений, поступающих с фронта. А там пороховой дым не рассеивается.

Еще вечером 21 июля снаряды, выпущенные украинской артиллерией, попали в два жилых дома по улице Мицкевича, находящейся в Киевском районе Донецка.

Стрельба по Донецку возобновилась в 6 часов 30 минут утра 22 июля. Один снаряд попал в жилой дом на улице Артема, в той ее части, которая находится также в Киевском районе столицы ДНР. Взрыв повредил три квартиры.

Уже в 19 часов 22 июля ожесточенный стрелковый бой разгорелся на линии огня на северо-западных подступах к Донецку, между Стромихайловкой и Красногоровкой.

Вскоре после 23 часов 22 июля огнем подразделений противовоздушной обороны армии ДНР над северной окраиной Макеевки был сбит беспилотный летательный аппарат, запущенный украинской стороной.

По окончанию светового дня завершился и краткосрочный перерыв в боевых действиях под Головкой. Украинская артиллерия открыла огонь по поселку шахты «Глубокая» и поселку Широкая Балка. Артиллерия армии ДНР ответным огнем уничтожила склад боеприпасов противника, находившийся на территории поселка Шумы. Зарево от пожара было видно на всех западных окраинах Горловки.

Вокруг Марьинки также не проходит ни дня без перестрелок. Правда, в отличие от Горловки, на этом направлении редко применяется тяжелое оружие. Перестрелки ведутся, в основном, из индивидуального оружия, пулеметов, минометов и 37-миилиметровых зенитных установок. Особенно продолжительным огнь был в воскресенье, 19 июля и в среду, 22 июля.

В Марьинке и в Красногоровке с утра 20 июля и до рассвета 23 июля не работала мобильная связь. Из Донецка в это же время можно было дозвониться в разные города бывшей Донецкой области, находящиеся под контролем украинских войск: Славянск, Краматорск, Мариуполь. Как оказалось, на протяжении трех суток украинское командование проводило под Марьинкой и Красногоровкой ротацию караульных на блокпостах. Потому, в целях маскировки и перестраховки, в этом районе был введен режим телефонного молчания.

Село Александровка Марьинского района также оказывалось по соседству с зоной ведения огня. Сильную стрельбу жители села слышали с утра пораньше 20 и 21 июля.

Полевая разведка ВСУ активизировалась на самом южном, приазовском направлении. В течение дня 22 июля две группы украинских разведчиков были замечены сначала под поселком Широкино, а затем поблизости от его восточного соседа – поселка Безыменное. В обоих случаях, разведывательные группы обследовали места, где когда-то располагались причалы судов Азовской военной флотилии. Наверное, не случайно, одновременно с активизацией своей разведки, украинское военное командование принялось распространять на всем контролируемом участке побережья слухи, будто Россия возрождает на Азовском море военную флотилию и она понадобится для высадки в окрестностях Мариуполя морского десанта.

Разрекламированная Петром Порошенко «буферная зона», шириной в 30 километров, которую украинская сторона будто бы уже создает вдоль линии боевого соприкосновения, также не что иное, как очередная симуляция выполнения Минских соглашений. Хотя, сейчас наступил такой момент, когда виртуальный «буфер» может пригодиться и для чего-нибудь другого. В тактическом плане у Порошенко и тех, кто его поддерживает, сегодня возникла необходимость «отгородиться» от Донбасса, так как необходимо время для «разруливания» внутренних трудностей. Мятеж «Правого сектора» хоть не стал в полной мере вооруженным, но и просто так «прихлопнуть» его не получается по разным внутренним и внешним причинам. Но делать с мятежниками что-то нужно, а играть в полную силу сразу на двух «боевых площадках» – резервов нет. Да и для внешней показухи «буферное» миролюбие также можно выставить.

В стратегическом смысле состояние войны Киева против Донбасса никуда не девается. Тактически – в боевых действиях могут наблюдаться периоды затишья и эпизодические паузы. Военное противостояние вполне может продолжаться в виде обстрелов различной интенсивности, полетов беспилотников, разведывательных и диверсионных вылазок. Нет и признаков приглушения информационной войны Киева против ДНР и ЛНР.

Наряду с этим, не приходится сомневаться и в том, что звать Киев на переговоры будут и дальше. Это видно также из заявления Дениса Пушилина и Александра Дейнего, сделанного после окончания встречи в Минске: «Мы всецело поддерживаем предложение председателя Европейского парламента Мартина Шульца, рекомендовавшего сохранить на следующий год соответствующий формат решения конфликта, в случае, если он не разрешиться до конца срока действия соглашения «Минск-2», которое заканчивается с завершением 2015 года».

Немногим позже, Александр Дейнего прибавил к выраженной позиции еще одно уточнение: «На уровне Европейского парламента прозвучало, что процесс выполнения Минских договоренностей, который ограничен временем 2015 года, выйдет, вероятно, за предполагаемые рамки. Скорее всего, Украина не сможет реализовать нормы по конституционной реформе».

Этими заявлениями своих представителей на переговорах, власти ДНР и ЛНР «проавансировали» для самих себя и, заодно, перед остальным миром, уже вполне прорисовавшуюся вероятность затяжки переговорного процесса на неизвестно какое время.

ДНР и ЛНР не упустили возможность солидаризироваться с некоторыми подвижками в отношении Европейского союза к войне, развязанной киевской властью против Донбасса. Европа, если бы все зависело только от нее, был бы уже рада как-то выпутаться из конфликта, создающего, так или иначе, неудобства для нее самой. Но ключ управления проблемой находится в руках заокеанских надсмотрщиков за европейской политикой. Сознавая это, Европа разными способами пытается сплавить досаждающий конфликт, на худой конец, в вялотекущее, долгоиграющее русло. И это желание европейских политиков совпадает с настроениями определенных кругов в Москве.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Пролетающие видения

Игорь СЫЧЁВ

Через линзы реставрации

Игорь СЫЧЁВ

«Медведи» держат фронт

Игорь СЫЧЁВ