Крымское Эхо
Экономика

Экономическая мощь и немощь Казахстана

Экономическая мощь и немощь Казахстана

ЧАСТЬ 1: КАПИТАЛИЗМ И/ИЛИ БУДУЩЕЕ?!

В конце текущего года Казахстан отметит 30-летие своей независимости. Эта бывшая советская республика, как и соседняя нам Украина, до 1991-го находились в общем контуре взаимодействия, кооперируясь с другими регионами СССР согласно единым государственным планам.

И если УССР тогда называлась «сборочным цехом страны» (в котором размещалось, по объективным оценкам, около 40% промышленности Союза), то КазССР с полным правом можно было обозначить «месторождением», «рудником» или даже «космодромом».

Вид с Каспия на советские многоэтажки (с надстроенным маяком) некогда «закрытого» города Шевченко, ныне г. Актау, центра Мангышлакской / Мангистаузской обл.

Богатые ископаемые и обширные территории, резко-континентальный климат и сравнительно небольшое в количественном выражении население, а также выгодное транзитное географическое положение и соседство с двумя гигантами — Россией и Китаем, и при этом отсутствие каких-либо значительных межнациональных конфликтов определили старт и дальнейший ход развития независимой Республики Казахстан (РК).

Как представляется, в отличие от украинского, казахское руководство проявило государственную мудрость, не только не растеряв, но и по ряду параметров приумножив советские достижения. Если украинская промышленность из года в год утрачивала свой потенциал (например, ныне там производится лишь одна десятая электроэнергии от советского периода), то казахстанский сектор экономики, наоборот, поступательно и заметно расширяется.

Далее — об этих причинно-следственных связях, хотя и фрагментарно.

Уран

За 30 лет независимости атомная отрасль стали визитной карточкой Казахстана.

Знают ли крымчане, что вот уже десятилетие Казахстан занимает первое место в мире по добыче урана? Или, например, что Россия и Китай вместе  не дотягивают до РК по объемам разведанных запасов этого ядреного химического элемента? Или что именно в КазССР находился крупнейший советский урановый «рудник №4» (сегодня закрыт), расположенный вблизи города Шевченко (ныне Актау, около 200 тыс. чел.), на берегу Каспийского моря? Теперь там курорт местного значения, а пресную воду отдыхающие и жители этой местности по-прежнему пьют из… атомных опреснителей, «самоваров».

Развитие в мире сети атомных станций с одновременным близким к завершению уникального эпизода, связанного с переработкой и использованием в РФ и США ядерного топлива для АЭС (из ранее сокращенных, согласно международным договорам, ракетных боеголовок), в ближайшее время весьма остро поставит вопрос о взаимодействии России со своим казахстанским соседом по поставкам для собственных нужд этого сырья, где, судя по всему, нам составит серьезную конкуренцию еще один крупный игрок — Китай.

К слову, практически всю добычу этого редкого ископаемого проводят здесь, в РК, предприятия (СП) России и Японии, Франции и Канады, созданные совместно с Казатомпромом. Китай же, заполучив европейские технологии, уже в 2021-2022 гг. запускает в Восточно-Казахстанской области (у бывшего петровского города-крепости Усть-Каменогорска — «Сибирского Шлиссельбуга») СП — завод по производству тепловыделяющих сборок. После этого национальный оператор с долей РК, равной 51%, превратится в компанию дореакторного полного цикла обогащения сырья. Проект рассчитан пока на 20 лет сотрудничества.

При этом почти одновременно (и как бы безотносительно успехов на «урановом поприще» Пекина), казахстанцы обнулили японцев — резко сократили доли консорциума Energy Asia Limited. Официально — из-за «невыполнения в полной мере партнерами свои обязательств по передаче технологий» (как видно, зря Токио «передерживало мяч»). Теперь доля РК в предприятии японцев: «Байкен-U» — более половины (было 5%), в «Хорасан-U» – половина (была треть).

Консорциум Energy Asia Limited (ЕАL) представлен японскими компаниями Marubeni (30%), Tepco (30%), Toshiba (22,5%), Chubu (10%), Tohoku (5%) и Kyushu (2,5%). Байкен и Северный Хорасан — крупные месторождения урана в Казахстане. Таким образом у треста сегодня в руках – рудники, а скоро будет еще и казахстанско-китайский завод полного цикла.

Китайской национальной ядерной энергетической группе (CGNPC) принадлежит 49% акций в «Семизбай-U» (месторождения «Ирколь» под Кызылордой и «Семизбай» вблизи казахской столицы, г. Нурсултана / Акмолы / Целинограда / Акмолинска). В момент написания данной статьи должна состоятся еще одна сделка: динамичные китайцы приобретут 49% третьего предприятия-рудника «Орталык» (месторождение урана в Туркестанской области).

Таким образом, упомянутый завод в Усть-Каменогорске будет «China №4»!

Заметно, что РК при пересмотре договоров о концессиях, заключенных еще на заре своей государственности, ныне всякий раз наращивает свой «пай», ранее явно заниженный в отношении Казахстана, очевидно «по молодости».

Например, проект СП «Катко» с участием французской Areva / Orano (на добычу урана в Южном Казахстане), с договором от 2000 года, несколько лет назад был продлен еще на два десятилетия. Однако пролонгация произошла на условиях, что теперь казахстанской стороне причитаются уже 60% от прибыли, распределяемой СП (ранее – 49%).

Примерно так же контракт с СП «Инкай» канадской Cameco, заключенный в 2000-м, через 15 лет был продлен еще на 30. Однако отныне у «Казатомпрома» там 60% (было 40%). При этом канадцы, очевидно, чтобы не улететь дальше японцев, поспешили объявить о передаче «технологий аффинажа и конверсии урана в Восточном-Казахстане» (но, в итоге, мы видим, первыми здесь с «ноу-хау» оказались партнеры из Поднебесной).

Иностранным лидером по добыче урана в РК по-прежнему остается «Росатом». Во всяком случае, старается.

В свою очередь, власти Казахстана, обеспечив себе «тылы» в виде придания русскому языку официального статуса, срезали отток местных кадров, сохранили их в отрасли, одновременно сцементировав оказавшуюся в 1991-м под угрозой российско-казахстанскую кооперацию в этом ключевом для развития мировой энергетики секторе.

Интересно, однако, что сам Казахстан за 30 лет так и не построил (и не планирует) АЭС на своей территории. При этом общее с постсоветской Украиной – стремление «утилизировать с выгодой для себя» европейские ядерные отходы. Россия, благоразумно отказавшись от этого «богатого наследия», вместе с тем продолжает активно принимать, в отличие, например, от США, отработанное топливо с блоков, которые были сооружены на иностранной территории отечественными специалистами).

Занятна для реалий Казахстана и картина участия в «урановом бизнесе» так называемых «офшоров». Например, российскому бизнесмену, уроженцу Казахстана, Василию Анисимову, через ТОО «Степногорский горно-химический комбинат» (СГХК) принадлежит 49% в совместном предприятии «Буденовское» (рудник/комбинат, где 51% традиционно — за казахстанским госпредприятием). Владельцами же самого комбината являются британские «регистранты» Ganberg-U\K Ltd (60%) и Gexior-U\K Ltd (40%), олицетворяемые…. лично с В. Анисимовым (который, в свою очередь, определен журналистами в первую… «российскую сотню» «Форбс»).

Кроме этого, в Казахстане идет успешная добыча «электрического» металла — вольфрама (у этой страны первое в мире место по запасам), а также еще два десятка «экспортных» химэлементов из таблицы Дмитрия Ивановича Менделеева, в том числе – редких металлов, необходимых космическим и оборонным ведомствам, иным высокотехнологическим производствам развитых стран.

И здесь диалог Казахстана, в сравнении с украинскими «политиками», намного прагматичнее, солиднее что ли.

Справочно: для сравнения, нынешняя цена электроэнергии для бытовых потребителей-соотечественников такова («первый пакет», экв. в рублях по кросс-курсу валют): Казахстан (Уральск) – 2 руб., Россия (Симферополь) – 3 руб., Украина (Херсон) — 4,5 руб.

Как видно, «самая дешевая атомная энергетика» в случае с «незалежной державой» Украиной спустя 30-летие «обеспечения самостийности от России» с одновременным построением местечковой элиты в кильватер исключительно Западу не срабатывает.

Очевидно, дело не в экономике…

Углеводороды

Интереснейшая тема в Казахстане.

Собственно, мысль о написании статьи родилась после инициативного изучения в интернете в ходе пребывания в г. Уральске разведанного еще советскими геологами, расположенного тут поблизости Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения.

Только представьте: в бескрайней степи, примерно в пяти верстах от поверхности находится озеро площадью около 450 квадратных километров (30 х15), слоем 50 метров (насыщенность нефтью – 92%), а сверху еще 200 метров – газовое облако (под удивительным давлением в 600 атмосфер). Нетрудно посчитать гигантские запасы «черного золота» с «голубым топливом» и их стоимость…

В результате занимательной арифметики получилось в пересчете на каждого жителя Западно-Казахстанской области (650 тыс. чел.) и только с Карачаганака – что-то около полумиллиона «енотов» «в одни руки». Начальные (!) запасы месторождения составляют 1,4 трлн м³ газа и 1,2 млрд т нефти с газовым конденсатом (с извлекаемостью где-то под 70%)! Колоссальные цифры!..

Для сравнения: некогда планируемое как основной источник газа в интересах Тавриды Одесское месторождение (морское) имеет объем 20 млрд м3 газа, то есть в 70 раз меньше. При этом нужно учитывать сложности его извлечения, а также нынешний «сыр-бор» с Украиной. В общем, проект, на который наше республиканское предприятие «Черноморнефтегаз» (ЧНГ, основной плательщик налогов) затратило изрядные средства и усилия, сегодня, по сути, законсервирован.

Чтобы карачаганакский «мега-кусочек масла» положить на «хлеб», дать возможность полноценно работать отечественной промышленности, было сделано немало.

Во-первых – газ.

От г. Аксая, где находится «клад» (к северу от города 25 км и 15 — до нынешней госграницы с Россией), смонтировали трубопровод на Оренбургский газоперерабатывающий завод. Загодя привезли несколько импортных установок комплексной подготовки газа (УКПГ). Более того, в 1983-1984 гг. в районе месторождения было проведен «Эксперимент Лира»: два промышленных подземных ядерных взрыва для создания газохранилищ с целью обеспечения бесперебойной работы скважин этого гиганта.

Магистральный нефтепровод АО КазТрансОйл «Россия – Казахстан – Китай»

После объявления независимости руководство Казахстана отказалось от связки с РАО «Газпром» и начало заниматься поиском западных партнёров-инвесторов.

Теперь это выглядит так.

На условиях соглашения о разделе продукции разрабатывает месторождение «Карачаганак» консорциум в составе British Gas(Великобритания) и Eni (Италия) — по 32,5%, ChevronTexaco (США) — 20% и «Лукойла» (Россия) — 15%. Называется сие «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» (КПО). Действует договор до 2037 года.

Каждые пять лет, поочередно, «конторой рулят» представители одного из партнеров. В настоящее время гендиректор КПО — Джанкарло Рую, финдиректор — Эдоардо Стефано Маури, директор по поставкам — Лора Шмидт.

Спустя 20 лет было подписано соглашение о продаже за $3 млрд (!) 10% акций в консорциуме-КПО казахской национальной нефтегазовой компании «КазМунайГаз». В таком виде КПО продолжит черпать ресурсы Казахстана до 2038 года.

В общем, лишь через некоторый период состоялась первая добыча конденсата. Поначалу его возили в бочках (прям, как у нас в Крыму — «бодяжили» бензин в сетях АЗС), а с 2001 – и по «железке», проложенной к Аксаю именно для этого случая.

Потихоньку начали возить сырую нефть. Ну, а в 2002-м уже была введена в строй 630-километровая труба, замкнувшая аксайскую равнину с магистральным нефтепроводом «Атырау/Гурьев – Новороссийск» иной международной фирмы — Каспийского трубопроводного консорциума (КТК)[1].

В общем, лишь спустя пару десятков лет, в 2004-м, из Новороссийского порта (Россия, Черное море) была отправлена в дальнее» зарубежье первая партия карачаганакской нефти.

А еще через два года стала возможной прокачка отсюда, с Карачаганака, конденсата по 650-километровому, более «скромному», но тоже внушительному трубопроводу «Атырау/Гурьев – Самара» (Россия).

Кстати, правительство Украины уже успело анонсировать, что после запуска «Севпотока – 2» Киев постарается создать необходимые условия (попросит содействия у США, наверное), чтобы в дальнейшем прокачивать казахстанские нефть и газ напрямую (получается, в том числе и по указанному продуктопроводу).

Тенгиз и Кашаган

Однако магистральный нефтегазопровод КТК, с Каспия в Причерноморье, был построен вовсе не из-за «Карачаганака», а потому, что рядом находятся всемирно известные месторождения нефти «Тенгиз» и «Кашаган».

Тенгиз расположен в 350 км к юго-востоку от Атырау/Гурьева. Этот монстр затмил всех остальных в округе. Поначалу…

Так же, как и «Карачанагак», месторождение было открыто в конце 70-х прошлого века. Прогнозируемый объём геологических запасов составляет здесь свыше трех млрд (!) тонн нефти (извлекаемые запасы при нынешних технологиях – примерно 1 млрд т!). Запасы попутного газа оцениваются в 1,8 трлн м³! И это только «Тенгиз»!

Золотую кладовую (из глубин 4-5 км), еще в 1990 году (при личном участии президента СССР Михаила Горбачёва) начала извлекать американская компания Chevron, подвинув Газпром.

В 1993 году правительство уже суверенного Казахстана учредило СП «ТенгизШеврОйл» совместно с «Chevron» (ТШО). Затем договор был скорректирован. Сегодня партнерами являются уже четыре компании: «Казмунайгаз» (20%), «Chevron Overseas» (50%), «Exxon Mobil» (25%) и «ЛукАрко» (5%).

Следует пояснить, что изначально доля Казахстана составляла здесь 50%, но затем, очевидно, из-за нехватки у правительства Казахстана оборотных средств (да еще и в валюте), акции были проданы Exxon Mobil и «ЛукАрко» (которые обязались внести дополнительные инвестиции). Таким образом, в распоряжении Казахстана осталась 20%-ная доля.

Но есть и положительные моменты: с запуском в 2001 году Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) вся нефть Тенгиза (ТШО) пошла в Новороссийск, и с этого же момента на мировых биржах появилась казахстанская марка нефти «Tengiz» (по типу «легкая» нефть).

«Кашаган» недалеко от «Тенгиза». Всего в 80 верстах к Атырау.

Основной частью месторождение расположено в Каспийском море. На пятикилометровых глубинах залегает еще один гигант — целое подземное озеро нефти, перспективное шельфовое месторождение.

Кашаган – одно из трех крупнейших месторождений в мире, открытых за последние 40 лет и крупнейшее нефтяное месторождение на шельфе!

Запасы нефти Кашагана, по данным европейских геологов, колеблются в пределах от 1,5 до 10,5 млрд т. Уточненные казахскими разведчиками недр (очевидно, для большей конкретизации договоров с иностранцами) геологические запасы Кашагана оцениваются в 4,8 млрд т. нефти!

По данным же оператора проекта, это 6 млрд т (однако из них извлекаемые — всего около четверти запасов). В Кашагане также есть огромные объемы природного газа, более 1 трлн м³.

Разработку данного объекта на Северном Каспии сегодня ведёт международное совместное предприятие North Caspian Operating Company (NCOC /НКОК)[2].

Однако, несмотря на, казалось бы, очевидные амбиции мировых брендов, добыча на данном месторождении по факту периодически пробуксовывает.

В 2014-2015 гг., когда спрос на нефть упал, все «частники» начали заявлять, что они перестанут выполнять свои инвестиционные обязательства, при этом приостанавливали обустройство нового месторождения, которое нужно, естественно, оборудовать с нуля (не то что «Тенгиз» с «Карачаганаком», куда до них десятилетия «вламывали», в пресловутый «нулевой цикл» советские предприятия).

Периодически иностранные партнеры не могут договориться по объемам инвестиций. Да и затраты растут…

 Фото из открытых источников

На фото вверху — Морские опреснители в г. Актау /до 1991 г. – г. Шевченко /
с батареями выпарных аппаратов («самоваров»),
энергию которым подает ядерный реактор
на быстрых нейтронах БН-350 Прикаспийского
горно-металлургического комбината.
«Советское наследие»

 Окончание см. здесь


[1] Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) — крупнейший международный проект строительства и эксплуатации магистрального трубопровода протяженностью более 1,5 тыс. км, с участием России, Казахстана, Омана и частных компаний. Так 50 % акций КТК переданы, в т.ч.: Chevron (США) — 15%, «ЛукАрко» (Россия) — 12,5%, «Роснефть — Шелл» (Россия — Нидерланды) — 7,5%, Mobil (США) — 7,5%, Agip (Италия) — 2%, British Gas (Великобритания) — 2%, «Казахстан Пайплайн» (Казахстан — США) — 1,75% и Orics (США) — 1,75%.

Доля акций, оставшаяся под госконтролем — 50%, в т.ч.: у России (где проходит большая часть трубы) — 24%, Казахстана — 19% (нефтевладельца) и Омана (инвестора) — 7%. Рук. КТК – Николай Горбань.

[2] В НКОК входят: AgipCaspian Sea (17%) (оператор проекта), KMG Kashagan (17%), французская Total (17%), американская ExxonMobil (17%), англо-голландская Shell Kazakhstan Development (17%), китайская CNPC — 8% и японская Inpex — 7%. Управляющий директор компании — Ричард Хоув. При этом, Agip — это коммерческий бренд итальянской группы Eni, а KMG Kashagan — это частная компания, которая создана АО «КазМунайГаз».

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Украина при Зеленском: страна будущих недоучек

В новом терминале аэропорта заработала междугородняя автостанция

Степан ВОЛОШКО

«Финскую» не брать!

.