Крымское Эхо
Керчь

Два месяца бездействия

Два месяца бездействия

КРЫМУ ОКАЗАЛСЯ НЕ НУЖЕН ДОМ ДРУЖБЫ В КЕРЧИ. ПОЧЕМУ?

Керчь умеет прославиться, как никакой другой город Крыма. И всегда находит неординарные, эксклюзивные решения для этого — эдакие руководящие ноу-хау, идущие не от большого ума. Два месяца назад только ленивый не известил окрестный мир о закрытии единственного в Крыму центра национальных общин «Дом дружба «Таврика».

Казалось бы, власти Керчи стоило почесать репу, ведь именно эти национальные общины прорубают ей окно в мир. Кто бы знал этих малозначимых провинциальных чинуш с весьма ограниченным, судя по поступкам, кругозором, не будь у них под рукой полуимпортных общин, которые всегда предъявлялись как градусник измерения температуры межнационального согласия в городе, который счастливо проживает свою многотрудную жизнь без распрей и противостояния между жителями.

На моей памяти крымские татары единственный раз «возбухнули», однако избранный ими повод нельзя в полной мере отнести к межнациональному разногласию, хотя накануне выборов многим хотелось именно этого горько-сладкого привкуса для кадрового конфликта. А тут власть сама пошла на конфронтацию с национальными общинами, хотя не так давно радостно принимала итальянских бизнесменов, которых на просторах географического сапога отыскали не чиновники, нет, а потомки осевших в Керчи сицилийских соплеменников, много и бестолково тарахтела о перспективах сотрудничества.

Зоя Позняк

Прежняя власть города реально гордилась Домом дружбы и предъявляла его высоким визитерам. Как бы лично я не относилась к коммунальной многонациональной квартире Дома дружбы, посещавшие его члены итальянского, болгарского, немецкого, еврейско-караимского, греческого, польского, грузинского, белорусского, крымско-татарского, армянского обществ, а также казаки, представительницы женского клуба, общества Рериха и поэты из «Лиры Боспора» получали от общения, совместного празднования и прочих посиделок истинное удовольствие.

Надо понимать, что создавались эти общества настоящими энтузиастами в абсолютно беспросветные девяностые годы, вкладывали в них не только душу и сердце, но и собственные средства, находились такие идеологи национального движения, что даже финансировали издание газеты «Отчий дом». Не так просто было поднять костную массу в те годы, когда каждый думал о куске хлеба, а не о возрождении национальной культуры. Но ведь подняли огромный пласт, отыскали живых носителей языка, традиций, национального менталитета, устраивали праздники, создавали воскресные школы, пробивали дорогу для получения высшего образования на исторической родине своим детям.

Я вспоминаю, сколько труда и души вложила в создание болгарского общества «Хоро» его председатель Зоя Позняк, как упрашивала она местных журналистов написать о своих дедушках и бабушках, переживших депортацию, как билась за право учиться в вузах Болгарии внукам этих стариков. И теперь Зоя Федотовна сидит на мешке экспонатов, еще неделю назад украшавших помещение болгарской общины в Доме дружбы «Таврика».

А председатель итальянского общества «Данте Алигьери» Галина Сколярино, создававшая свое национальное объединение с нуля, собиравшая по домам стариков каждую бесценную вещичку старого керченского быта своих соплеменников, каждую фотографию, кулинарные рецепты, свезла всё бережно хранившееся в гараж. Говорю о них, потому что знаю этих женщин много лет и всегда удивлялась их неподдельному энтузиазму.

Формально с поводом, послужившим закрытию Дома дружбы «Таврика», не поспоришь. Он располагался в крыле функционировавшего в полноги детского сада, который теперь отдается в полное распоряжение дошколят. Однако национальные общины не переселяют в другое помещение, как было уже один раз сделано, когда их выселили из центра города в спальный район, а выбрасывают в никуда. В городе, где свободных помещений уйма, не нашлось приличного закутка для людей, с толком и немалой пользой для города организовавших свой досуг.

С Галиной Сколярино мы в течение одной минуты припомнили несколько пустующих зданий тех же бывших детских садов или занятых непрофильными учреждениями, или пустующими добрых полтора-два десятка лет. Например, в некогда построенном «Заливом» детском саду располагается Пенсионный фонд. Но если это учреждение еще имеет смысл для горожан, то ресторан «Аврора», занявший помещение детсада бывшего ЖРК, или отель «Классик», нагло отобравший у заливчан здание самого большого детсада, вряд ли можно отнести к числу востребованных тысячами керчан, имеющих приоритетную значимость для города.

Галина Сколярино

Пустуют два детских сада в районе старого стеклотарного завода. Знакомство с Керчью прибывающие в город автобусами начинают с рассадника алкашей и наркоманов, многие годы убивающее здание бывшего детского сада на площади автовокзала. Это какая-то тупо упертая керченская фишка, когда на обустроенные здания и помещения посягают все – от управления образования, как в случае с «Таврикой», до совета ветеранов, лелеющего мечту выселить больных из поликлиники, чтобы устроить в ней музей.

Понятно, что местная администрация все претензии руководителей и членов национальных общин отобьет в два присеста тем, что они не прошли регистрацию по новому российскому законодательству. Действительно, из всех нацобщин Керчи это удалось сделать только председателю немецкой общины Игорю Мигелю, а те же Зоя Позняк и Галина Сколярино свои неоднократные стояния в очередях в Минюсте республики оценили как «артель напрасный труд». Там сумели прицепиться даже к названию того же итальянского общества, но все эти придирки можно было пережить, если бы не требовались частые и дорогостоящие поездки из Керчи в Симферополь.

Одна поездка – минимум 1000 рублей, заверить подпись председателя общества – 1700. Никаких современных технологий в Минюсте не признают: нельзя сбросить документ для предварительного просмотра по электронной почте, нельзя получить консультацию в телефонном режиме. Попасть в Минюст не проще, чем некогда в Мавзолей: там регистрируются все неприбыльные организации – от садовых товариществ до профсоюзных организаций, коих по Крыму тысячи. Но и это можно было пережить, в конечном счете – зарегистрировать все керченские национальные общества гамузом под маркой Дома дружбы «Таврика». Но после полученной от властей Керчи оплеухи с выселением делать этого никто не будет. К чему городить огород, если некому снимать с него урожай?

Правда, нашлись желающие на экспонаты музея «Таврики», где были действительно ценные вещи, но их предложение отклонили. И надо заметить, не без причины. В структуре того же местного заповедника некогда существовало подразделение, специалисты которого профильно занимались многонациональной Керчью: бытом народов, их культурой, традициями, обычаями, и люди несли туда вещи, представлявшие не только историческую ценность, но и бывшие семейными реликвиями.

Где они сейчас – знают, наверное, только сотрудники фондовых хранилищ. Поэтому отдавать последние национальные ценности для запасников смысла и вправду никакого. Возможно, даже лучше, если предметы вернутся к своим правообладателям, чтобы хранить родовую память дома, если уж они не нужны такому древнему и, как оказалось с приходом новой власти, беспамятному городу.

Куда деваться членам национальных обществ, выброшенным властями Керчи из насиженного гнезда? Это будут решать они сами. Как сказала Зоя Позняк, она и без поддержки властей города будет продолжать собирать людей на праздники и памятные мероприятия. «Никого из моих дедушек-бабушек в живых уже нет, — печалится Зоя Федотовна, — но мы-то живы, значит, поедем 27 июня в свое родовое гнездо, крымскую Марфовку, чтобы вспомнить своих родителей, 1 марта также встретим бабу Марту. Чтобы испечь баницу и насладиться ею своей компанией нам не нужно специальное разрешение власти».

Галина Сколярино не скрывает, как обидно ей такое отношение новой власти, как жалко сделанного. Но и она почти слово в слово повторяет сказанное Зоей Позняк: «Нам надо – мы соберемся. И место найдем приличное. А не найдем – не беда: у меня во дворе попразднуем». Конечно, это будут уже другие праздники. Не те, куда приглашались гости из дружественных национальных общин, где важные чиновники солидно вкушали заморские блюда, где лились песни, а ноги сами выписывали кренделя танцев исторической родины.

К сожалению, у национальных обществ Керчи не нашлось ни одного защитника, ни одного лоббиста. Даже из числа тех, кому по долгу службы полагается блюсти их интересы. К примеру, руководитель профильного отдела администрации Сергей Ворончихин, по его словам, получил уведомление о выселении «Таврики» еще позднее председателей национальных обществ и принял это как должное указание вышестоящего начальства. Промолчал и заместитель главы администрации Делявер Мельгазиев, еще два месяца назад, едва пошел разговор о выселении Дома дружбы, восторгался его заслугами и обещал содействие.

Интересно знать, вспомнят ли о национальных обществах в День города, когда по заведенной традиции они представляли выставки, потчевали керчан национальными яствами, пели и плясали на площади? Конечно, хорошо бы дать бездумной власти по мозгам отказом от участия, но это означало бы обеднить праздник землякам. Но это решение будут принимать уже не власти Керчи.

Рисунок вверху — с сайта cistrc.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Базар, балаган и импотенция

Второе рождение. Попытка номер три

«Победа» росчерком пера