Крымское Эхо
Архив

Дуля в кармане

Дуля в кармане

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА: ЧТО НАС ЖДЕТ В СКОРОМ БУДУЩЕМ

Герой моего первого очерка — орденоносный бригадир судосборщиков завода «Залив» Дмитрий Иванович Донцов — всячески уклонялся от общения с прессой. Никак не складывавшийся разговор состоял из часто повторяемого моего «надо» и донцовского «не хочу». Но тут Дмитрий Иванович снял с руки часы и почему-то положил их на стол циферблатом вниз, и на корпусе я прочитала надпись «Уважаемому Дмитрию Ивановичу от бригады в день 46-летия».

«Вам сорок шесть?» — не смогла я скрыть своего удивления, глядя на его изможденное дубленное лицо в самом цветущем мужском возрасте, его глубокие морщины, натруженные, отяжелевшие руки, согнутую спину. И эти мои слова завели Донцова лучше моих увещеваний на долгий, откровенный разговор. <br />
Позже приходилось брать интервью у заливчан, начинавших еще в то время, когда в судостроении применялась клепка секций, и тогда призывался кто-то с зычным голосом, выкрикивавший, как глашатай, журналистские вопросы.

Таких на заводе называли «глухарями»: они практически были лишены слуха. Постепенно я свыклась, что выглядевшие дедами судосборщик, сварщик, судовые маляр, слесарь-монтажник, трубопроводчик, достройщик, изолировщик, гальваник оказывались по паспорту в возрасте молодых отцов.

Работа на вредном производстве никого не молодит и не придает сил и здоровья. Все они выходили на пенсию в пятьдесят — пятьдесят пять лет, а женщины в сорок пять — пятьдесят по так называемым «спискам 1 и 2» если и продолжали работать, то никогда — по своей основной специальности: на это их уже не хватало. Тот же Дмитрий Иванович Донцов, выйдя на досрочную пенсию в пятьдесят лет, трудился в родном стапельном цехе во вспомогательной службе.

Сегодня на «Заливе», как рассказывают его рабочие, при приеме на работу в цех с вредными условиями труда начальник предлагает написать заявление, в котором новичок добровольно отказывается от претензий на получение вредного стажа для досрочного выхода на пенсию. Это делается намеренно, ведь предприятие платит в Пенсионный фонд пять-десять лет за каждого своего бывшего работника немалые суммы до достижения им установленного в стране пенсионного возраста. Пенсионная реформа, затеянная новой властью, косвенно поддерживает работодателя, всячески старающегося избежать ответственности за людей, отмантуливших в таких условиях, где здоровый мужик, которому бы на другой работе сноса не было, за десять-пятнадцать лет превращается в больную развалину. Если кому доводилось бывать на строящихся судах, где в одном помещении одновременно стучит кувалдой судосборщик, варит сварщик, центрует вал монтажник, ставит фланцы достройщик, красит маляр и тянет систему трубопроводчик, тот может сразу прикрутить себе орденскую планку. В одной Керчи хватало подобных предприятий: кроме «Залива», производства с тяжелыми и вредными условиями труда были на железорудном, металлургическом, стекольном комбинатах, заводе стеклоизделий, типографии.

По предварительным данным, каждый третий украинский пенсионер выходит на пенсию досрочно, так как был занят на вредном производстве или работал в тяжелых условиях. Это приводит к тому, что Пенсионный фонд несет колоссальные затраты, где-то в пределах двадцати процентов расходов страховой части своего бюджета. И потому как только правительство окончательно законопатит женщин в рабочем строю до шестидесяти лет, оно вторым этапом пенсионной реформы, намеченным на 2012 год, предусмотрело отмену необоснованных льгот по досрочному выходу на пенсию и внедрение корпоративной пенсионной схемы для финансирования досрочных и специальных пенсий для особых категорий профессий.

Естественно, перешерстят списки 1 и 2 и, вполне возможно, исключат из них часть тех же судостроительных специальностей, потому что сегодня судовой маляр работает абсолютно с другими, чем прежде, защитными средствами, судовой слесарь занят ремонтом, а не монтажом корабельного оборудования, достройщик не зашивает каюты спецматериалами. Экономия будет колоссальная: в стране закрываются шахты, сокращаются объемы выпускаемой продукции на металлургических предприятиях, остались единицы стекольных заводов, изменились полиграфические технологии.

Некоторые эксперты предлагают начинать пенсионную реформу с мягкого варианта: не с повышения возраста выхода на пенсию, а именно с частичной отмены досрочного выхода на пенсию и пенсий по выслуге лет, которые многим категориям работников назначаются в цветущие сорок-сорок пять лет. Определенный резон в этом есть. Мы вели речь только о рабочих специальностях, которые связаны с большими физическими нагрузками, вредными и тяжелыми условиями труда. Если этим людям повысят нормативную продолжительность стажа с нынешних десяти-двенадцати с половиной лет до двадцати-двадцати пяти, то тогда придется каждому из них или платить дополнительную пенсию по профзаболеванию или ставить у проходной гробы для выноса их тел, или закрывать вредные производства из-за отказа работать на них.

Однако у нас в стране есть огромный отряд пенсионеров-льготников, для которых выход на пенсию означает возможность присовокупить к своей немалой пенсии зарплату на других должностях. Это военные, работники силовых ведомств, государственные служащие, в частности, прокурорские работники. Огульно данное им право досрочного выхода на пенсию вполне можно оспорить. Стеклодув, к примеру, на каком бы предприятии ни работал, всегда у раскаленной печи, с раздутыми от натуги легкими. А вот условия службы у военных и сотрудников силовых ведомств далеко не одинаковы. Одни служат в училищах крупных городов, каждый день, кроме дежурств, спят и едят дома, другие двадцать лет меняли звезды на погонах, нося за генералом планшет с картами. А кто-то на дальней точке, в полевых условиях медвежьего угла и вдали от семьи защищал мирный покой родины. При этом в лучшем случае последним зачтут год за полтора, но в итоге на пенсию все они выйдут практически в одном, нестаром, возрасте и отлично устроятся начальниками служб безопасности банков.

Право выхода на пенсию по выслуге лет после двадцати пяти лет работы в школе есть и у педагогов, однако в последнее время мало кто пользуется им: скромная пенсия заставляет входить в класс, пока ноги носят. Но, скорей всего, в ближайшее время ситуация может измениться. Дело в том, что Министерство труда и социальной политики Украины предпринимает попытку создания новых рабочих мест лицам трудоспособного возраста за счет изменений в выплате пенсий. Как ожидается, досрочно вышедших на пенсию поставят перед выбором: или они продолжат работать без получения пенсии, или отправятся коротать время на диване.

Отставные военные, бывшие госслужащие и работники силовых структур предпочтут, скорее всего, второй вариант, поскольку размер из пенсий обеспечит им вполне пристойную жизнь. Большинство же отставных работяг, особенно из числа тех, кто вышел на досрочную пенсию в пятьдесят лет более пяти лет назад, входят в число пятидесяти пяти процентов пенсионеров страны с ежемесячным доходом от восьмисот до тысячи гривен. В банках и прочих солидных фирмах они если и работают, то в качестве обслуживающего персонала на минимальную зарплату. Не много мне доводилось встречать отставных офицеров, польстившихся на должности сантехников, плотников и слесарей.

Когда же Минтруда и соцполитики внесет свой проект на рассмотрение правительства, многие солидные учреждения враз почувствуют, как это — работать в офисе с текущими кранами и унитазами и сломанными замками. Даже получающий пенсию в тысячу гривен предпочтет ее минимальной зарплате или работе на полставки. А вот рассчитывать, что на минималку устроят конкурс из числа стоящих в центрах занятости безработных, не следует.

И работодатели это осознают гораздо лучше чиновников, выписывающих подобные проекты. Как пенсионеры-досрочники со скромным доходом заинтересованы в дополнительном заработке, так и работодатели заинтересованы в специалистах, закрывающих нишу непрестижных профессий, без которых никак не организовать нормальный производственный процесс. Значит, их взаимная заинтересованность в итоге выльется в очередную теневую схему. Тогда бывший корабел дядя Ваня будет чинить, паять и строгать, бывшая изолировщица тетя Маша мыть полы и окна за зарплату в конверте, а юный предприниматель — вкладывать в него договоренную оплату, объясняя налоговой, как его сотрудники настолько незагружены основной работой, что успевают трудиться за того парня.

Пока этот проект еще прорабатывается в правительстве, школьные учительницы схватились за голову. Мало того, что многим из них «светит» более поздний, чем ожидалось выход на пенсию, так и выслуги могут лишить! Результат не заставил себя долго ждать: в школе села Останино Ленинского сельского района сразу написали заявление об уходе несколько педагогов, вакансии которых в деревне между Керчью и Феодосией заполнить практически нереально. В волнении пребывают и завхозы учреждений, нервно сверяющие возраст обслуживающего персонала с новой чиновничьей закавыкой. Мужчины до шестидесяти вновь стали подумывать о работе на выезде. Так что если проект Министерства труда и социальной политики наберет законодательную силу, то вполне может случиться, что драить унитазы будут дипломированные вузовские специалисты, которым так или иначе больших зарплат на старте карьеры не видать.

 

Фото вверху —
с сайта visualrian.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Имущественные перетряски

.

От нашего мороженого ягненочком станешь. В лучшем случае…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Механика лжи (окончание)