Крымское Эхо
Новороссия

Довольствие и приказ не отменены

Довольствие и приказ не отменены

Фон встречи президента России с президентом США был испорчен еще до начала события. То, что было плохим, стало еще хуже. На саммите НАТО в Брюсселе, состоявшемся 11-12 июля, и который также входил в программу европейской поездки Дональда Трампа, членство в альянсе было обещано Грузии. Такая же политика уже проводилась в отношении Черногории, вступившей в НАТО летом 2017 года.

Сейчас в Североатлантический альянс скатывается Македония, торопящаяся из-за этого даже изменить свое название; на постсоветском пространстве, кроме Грузии, НАТО, похоже, приценивается и к Армении. Власть там поменялась, как видно, и для этого.

Понятно, что Грузию приглашают в альянс совсем не для того, чтобы дать отворот бывшей Украине. Наоборот, альянс всячески старается пристегнуть к себе и территорию, подконтрольную киевской власти — с той, однако, разницей, что в Брюсселе не спешат связывать себя в этом вопросе излишне конкретными обязательствами и сроками. Зато Грузии, например, пообещали, что в НАТО она будет уже в 2021 году, в год столетия начала «советской оккупации».

А что касается киевской власти, то она готова лезть Североатлантический альянс и без приглашений — хоть чучелом, хоть тушкой. За проявляемое рвение НАТО премировало Киев тем, что в Декларации, принятой по итогам июльского 2018 года саммита альянса, отмечено, что все члены военного союза приветствуют стремление бывшей Украины стать членом организации.

И конечно, ни на каких переговорах американская сторона бывшую Украину России не «подарит» и ни на что не обменяет.

А Грузия (пусть и без территорий, входивших в ее состав как раз в советский период истории и, что бесспорно, благодаря этому времени, Абхазии и Южной Осетии) нужна НАТО в качестве компенсации за Крым. Порты Батуми и Поти также могут служить военными гаванями альянса на Черном море, а территории, контролируемой Тбилиси, вполне хватает для размещения там разведывательных центров, радиолокационных станций, элементов противоракетной обороны и ударных ракетных подразделений.

 А, в общем, с грузинскими властями и вооруженными силами этого государства НАТО взаимодействует уже давно и особенно плотно — после августа 2008 года.

Сейчас вопрос присоединения Грузии к альянсу поставлен в практическую плоскость, что без сомнения осложняет стратегическое положение Российской Федерации уже сейчас, и еще больше — в перспективе, и это не зависит от того, администрация какой партии и кто персонально управляют Америкой.

Под территориальное расширение НАТО вполне подстраивается и требование президента Трампа к странам-членам альянса увеличить расходы на военную организацию до двух, а то и до четырех процентов своих валовых внутренних продуктов (ВВП). Расширяющийся блок НАТО, как и всякое другое увеличившееся предприятие, неизбежно вызывает рост затрат на свое функционирование. Так что президент США со своим требованием здесь безусловно «в теме».

Мировые конфликты, двигающие историю, по сей день во многом вызваны конкуренцией двух исторических типов производства и товарного обмена. Эти конфликты имеют также свою географию, а каждая из противостоящих сторон располагает своей базовой территорией и акваторией. Первый из двух типов конкурирующего развития можно назвать торгово-морским, а второй —производственно-континентальным.

 Конкуренция между этими типами экономического и исторического развития привела, кроме прочего, и к двум Мировым войнам. В этом конфликте, не разрешенном до сих пор, одну сторону возглавляют англосаксонские страны, другую — Германия и те государства, которые вольно или по принуждению ее поддерживают.

Россия, во всяком случае в двух мировых войнах, оказалась на стороне англосаксов. Почему так вышло, кто от этого больше прибрел, а кто потерял — тема для отдельного разговора.

Но, похоже, что сейчас определенные силы в Америке, которые провели в Белый дом президента Трампа, а он проводит их политику, насколько это ему удается, решили оставить новый сиквел истории с неустранимым глобальным противостоянием, о котором идет речь.

Для этого Трамп бесцеремонно указывает премьер-министру Англии Терезе Мэй, как ее стране следовало бы выходить из Европейского союза, и это получилось бы лучше всего, если бы британское правительство во всем слушалось большого заокеанского друга. Постановщикам очередного сиквела о главном снова нужна и Россия.

Так ведь можно взять континентальную Европу, где экономическая держава № 1 — безусловно Германия, в жесткие «клещи». Только этот ход вовсе не означает того, что Америка вместе со всеми своими союзниками и клевретами откажутся вдруг от продвижения к границам России в форме расширения НАТО или вовлечения в орбиту альянса государств, чье прямое членство в организации пока невыгодно — например, таких, как бывшая Украина.

Про правящую Америку известно: она, в свою очередь, также делится на две конкурирующие фирмы — тех, кого приято называть реалистами, и на их заклятых противников-идеалистов.

В связи с расширением НАТО и прочими видами его продвижения в сторону России это американское разделение означает, что реалисты, чей президент Дональд Трамп, могут идти на диалог с Российской Федерацией. Но при этом, конечно, они преследуют только свои собственные выгоды, для чего одновременно с разговорами с Москвой будут брать в «клещи» и ее. Для чего в НАТО, помимо обещания Грузии о членстве в альянсе, приняты также решения о размещении на Востоке Европы 30 батальонов и 30 эскадрилий. А на северном и на южном фланге НАТО — в Польше и в Румынии будут также развернуты дополнительные командно-разведывательные центры альянса. И здесь такие себе «клещи».

Но идеалистам и этого мало, а Трампа они на дух не переносят. Россию они не воспринимают абсолютно, так как само ее существование противоречит их историческому и моральному идеалу. Переговоры с Москвой идеалисты, если и изображают, то лишь для того, чтобы камуфлировать свои истинные, впрочем, плохо скрываемые, цели. Но реализация этих целей, ведется ли она явно или скрытно, также предусматривает охват России враждебными государствами, входящим в НАТО, или находящимся под прямым влиянием альянса.

Выходит, что в таких пределах цели двух конкурирующих фирм американской стратегии и политики совпадают.

У России из-за всего этого представления, ситуация трудная. Жест со стороны администрации Трампа с приглашением к переговорам, отвергнуть с порога было бы неправильно. А если уж пошли на разговор, то, со своей стороны, надо продемонстрировать и какую-никакую, но готовность к взаимности. Для этого подошел как раз сюжет с бывшей Украиной.

Хотя, как можно понять из вступительных слов президентов России и США, предварявших их ответы на пресс-конференции в Хельсинки, состоявшейся сразу после окончания переговоров, про киевскую власть там вспоминали мало.

Но все же Владимир Путин обозначил эту тему так:

— При обсуждении внутриукраинского кризиса обратили внимание на важность добросовестной реализации Минских договоренностей. Соединенные Штаты могли бы решительней настаивать на этом и настраивать украинское руководство на эту работу.

А отвечая уже на один из журналистских вопросов, президент России прошелся и по газопроводу «Северный поток-2»:

— Господин президент высказывал озабоченности в связи с возможным исчезновением транзита через Украину. Я заверил господина президента в том, что Россия готова сохранить этот транзит. Более того, мы готовы продлить транзитный контракт, который истекает в следующем году, в случае урегулирования спора между хозяйствующими субъектами в Стокгольмском арбитражном суде.

Министра иностранных дел России Сергея Лаврова где-то на полях встречи двух президентов в Хельсинки спросили о его оценке прошедших переговоров.

— Великолепно! — ответил глава российского внешнеполитического ведомства.

Но еще в феврале 2015 года, в ходе четырехсторонних переговоров в Минске, министру иностранных дел России задали точно такой же вопрос. В ответ Сергей Лавров понял вверх большой палец. С тех пор прошли четыре с половиной года, и что вышло из запущенного тогда Минского процесса и чего не вышло, теперь известно хорошо.

А из выступления и ответов Владимира Путина на пресс-конференции в Хельсинки вновь следуют вещи, которые и так ясны.

Война против Донбасса по-прежнему «внутриукраинский кризис».

Против транзита своего газа через территорию бывшей Украины, Россия, как и было раньше, ничего не имеет, даже, готова содействовать этому, по мере возможности.

Стоит ли напоминать о том, что кто бы и независимо в каких целях так не говорил, командование вооруженных сил бывшей Украины и «Операции объединенных сил» эту зависшую ситуацию понимают только в одном смысле: денежное довольствие не отменено, приказ оставаться на занимаемых позициях и вести огонь — тоже.

И этот факт снова подтверждают ежедневные сводки с донбасского фронта, где без обстрелов не обходятся ни одни сутки, прошедшие уже после встречи двух президентов в Хельсинки.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Украине нужна Победа

Сергей КЛЁНОВ

Битва за перекресток

Игорь СЫЧЁВ

Знаем «что»

Алексей НЕЖИВОЙ