Крымское Эхо
Новороссия

Донбасс под обстрелами

Донбасс под обстрелами

Военная ситуация вокруг Донецкой и Луганской Народных Республик остается производной от того, чем руководство бывшей Украины занимается у себя в тылу. Президент бывшего украинского государства побывал 11 июня в прифронтовой полосе, привез с собой очередного главу «военно-гражданской администрации Донецкой области». На эту должность вместо Александра Кихтенко президентским указом был назначен Павел Жебривский. Генерала внутренних войск сменил юрист, работавший в Генеральной прокуратуре Украины.

Под Мариуполем Петр Порошенко осмотрел строительство полевых укреплений и выдал указания по их дальнейшему сооружению. Перед новым «губернатором» президент поставил задачу готовить на территориях бывшей Донецкой области, подконтрольных вооруженным силам Украины, выборы в местные органы власти.

Смысл приезда президента бывшей Украины на территорию бывшей Донецкой области виден невооруженным взглядом. «Оккупированные территории» должны быть отгорожены от бывшей Украины фортификационными барьерами. А с точки зрения политического устройства, оккупированная украинскими войсками часть Донбасса должна быть полностью зачищена от чего бы то ни было «антиукраинского».

В этих указаниях и назначениях киевской власти нет даже тени стремления договариваться о чем-либо с Донбассом миром.

А еще перед появлением Петра Порошенко в Мариуполе спикер Верховной Рады бывшей Украины Владимир Гройсман поделился, в чем собственно будет заключаться реформа местного самоуправления. Все сводится к тому, что государство готово сбросить часть своих полномочий на плечи территориальных общин. Звучит демократично, но при сегодняшнем положении дел результат затеваемой перетасовки может быть один: местные органы власти и в самом деле получат больше прав в ремонте дорог и строительстве тротуаров, но выборы пройдут так, что все новоиспеченные советы будут состоять из одних «заединоукраинцев».

Реформа местного управления преследует также цель раз и навсегда задушить даже ростки оппозиционности регионов. Местные территориальные общины должны стать с одной стороны аполитичными, с другой – верноподданными по отношению к фашизирующейся Украине, а регионы – никакими.

Места для Минских переговоров в системе, выстраиваемой Киевом, попросту не остается. Если уж в Минском протоколе упоминается обязательство киевской власти провести конституционную реформу до конца 2015 года, то теперь видно, что в Киеве под этим подразумевают. Идея переговоров в Минске как раз и состояла в том, что реформа государственного управления на Украине должна осуществляться при равноправном участии ДНР и ЛНР. С обеими республиками киевская власть должна была вступить по этому вопросу в прямые переговоры и проводить конституционные изменения только с учетом предложений, разработанных в Донецке и Луганске.

На деле же даже вымученные Минские договоренности киевская власть извращает и по духу, и по букве, и по смыслу. Если на этом направлении ничего не изменится, то к концу текущего года Киев явочным порядком сможет заявить своим незадачливым «партнерам» по «нормандскому формату»: реформу конституции и управления государством мы провели, остальное – не наше дело.

Украина, где уже и сейчас нет ни представительства регионов, ни реальной политической оппозиции, ведет себя по отношению к Донбассу соответствующим образом: продолжает стрелять.

Суббота и воскресенье – 13 и 14 июня – стали самыми «огневыми» по части обстрелов территории ДНР и ЛНР, начиная с 15 февраля, дня, когда вступил в силу протокол «Минск-2». В первый выходной день только территорию ДНР украинская артиллерия обстреляла 109 раз, а на протяжении воскресных суток Донецк и другие населенные пункты противник бомбил 185 раз.

К утру понедельника 15 июня количество обстрелов территории ДНР вновь достигло сотни. В Донецке снаряды рвались в разных местах Киевского, Куйбышевского и Петровского районов. Итог – 10 раненых жителей города. Наверное, это таким способом мирное население Донбасса подготавливают к конституционной реформе.

Горловка от обстрелов карателей не отдыхает еще с конца мая. С 26-го числа последнего месяца весны, когда в этом шахтерском городе в семье Тун погибли отец и одиннадцатилетняя дочь, количество убитых жителей Горловки достигло шести. В воскресенье 14 июня в Горловке хоронили погибшую от осколков снарядов женщину, а ночью, накануне похорон, в больнице также от полученных ранений умер ее малолетний сын.

Для наращивания обстрелов Донбасса украинская сторона постоянно подтягивает к линии фронта тяжелую артиллерию и сухопутные части. Эти передислокации своих войск командование ВСУ старается маскировать, и с этой целью жителям Донецка и других населенных пунктов ДНР постоянно перекрывают выезд на территорию бывшей Украины. На проезжих дорогах должно быть как можно меньше посторонних. В субботу и воскресенье в сторону Константиновки, Красноармейска, Курахово можно было выехать, сделав только огромный крюк через единственный оставшийся действующим контрольно-пропускной пункт в район Артемовска. Ничего не изменилось и в понедельник, 15 июня: все выезды из Донецка на север и запад оставались перекрытыми украинскими военными.

Но и при всех возведенных препонах не остался секретом факт переброски 14 июня крупной колонны украинских войск из Красноармейска в окрестности Марьинки. По поступившим данным, колонна насчитывала около 500 военнослужащих, живую силу сопровождали также два артиллерийских орудия «Д-30» калибром 122 миллиметра.

Сообщение сходного характера пришло и утром 15 июня. Из сел Гвардейское и Черкасское, находящихся в восточной части Днепропетровской области, в сторону Донбасса двинулась колонна украинской армии, насчитывающая свыше 50 единиц техники. В ее составе были замечены танки, бронетранспортеры, самоходные артиллерийские установки, бензозаправщики, грузовики с солдатами. Весь гражданский транспорт, двигавшийся во время прохождения колонны по автотрассе, украинские военные тормозили, заставляя дожидаться на обочине, покуда колонна не скроется из виду.

В ночь с 14 на 15 июня украинские артиллеристы продолжали упражняться в стрельбе по Петровскому району Донецка и селу Александровка Марьинского района. Снаряды задели и маслоделательный завод «Каргилл», находящийся рядом с жилыми кварталами Петровки. Предприятие, правда, давно уже не работает, но примечательно, что этот завод, предназначенный для производства подсолнечного масла, в свое время был построен на американские инвестиции.

На территориях, прилегающих к зоне боевых действий, украинское командование проводит концентрацию и передислокацию своих сил. Понтонный мост через речку Казенный Торец, находящийся на трассе «Харьков-Ростов», вблизи Славянска, теперь охраняют люди в черной форме. До недавних пор переправу караулили военные, облаченные в привычный камуфляж. Черную форму в вооруженных силах Украины носят, как известно, национальные гвардейцы и бойцы националистических территориальных батальонов. По мнению командования, они, наверное, более надежная охрана таких важных объектов, как мосты. А мосты сейчас особенно нужны для переброски к линии ведения огня подкреплений в живой силе и технике.

В городе районного подчинения Николаевка, там, где находится Славянская тепловая электростанция, сейчас располагаются подразделения воздушно-десантных войск Украины.

Эти и другие факты – дополнительные «гвозди» в крышку над Минскими договоренностями.

В половине пятого утра 16 июня украинская артиллерия снова обстреляла Петровский район Донецка. Были ранены три человека.

Количество убитых и раненых на Донбассе множится после каждого обстрела. Только за неделю – с 6 по 12 июня – от осколков погибли 24 жителя Донецкой Народной Республики, из которых шесть женщин и 18 мужчин. Еще 18 человек получили ранения разных степеней тяжести.

История войн знает немало примеров осад и штурмов малых и крупных городов или ведения боев в густонаселенных местностях. Но почти во всех таких случаях обе враждующие стороны не скрывали, что ведут войну. А война – это историческое явление, требующее политического и идеологического обоснования. Если же речь заходила о какой-нибудь операции против террористов, да еще в местности, где проживает много людей, то первейшей задачей сил, отвечающих за эту операцию, было проведение ее в максимально сжатые сроки. Жертв среди гражданского населения требовалось не допустить ценой любых усилий.

С бывшей Украиной и тут все происходит с точностью до наоборот. Объявление некоторых территорий «оккупированными» — безусловный признак войны. Однако войну никому не объявляют, но уже один год и три месяца проводят «Антитеррористическую операцию». Иначе как извращением и подменой методологии понимания происходящих событий это не назовешь. Но для продолжения обстрелов Донбасса киевской власти именно это и нужно. В любом другом случае пришлось бы объяснять населению бывшей Украины и всему миру, из-за чего, собственно идет война.

Фото kievsmi.net

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Очередное преступление батальона «Азов» в Мариуполе

Игорь СЫЧЁВ

Врадиевка — Киев — Славянск — Мукачево

Психологические итоги Майдана

Сергей КЛЁНОВ