Крымское Эхо
Новороссия

Донбасс. Без «философических писем» не обойтись

Донбасс. Без «философических писем» не обойтись

За последние два месяца — столько времени уже идет специальная военная операция (СВО) — о ней самой и, вообще, про войну на Донбассе сказано и написано много. Разные эксперты и аналитики, среди прочих, касаются и вопроса, почему украинская армия не последовала рекомендации президента России, прозвучавшей в его обращении от 24 февраля этого года, складывать оружие и идти домой.

Владимир Путин даже назвал тогда всех, кто служит в Вооруженных силах киевской власти (ВСУ,) «дорогими товарищами». В плен представители украинского воинства сдаваться тоже стали не сразу.

Если Пентагон только за одни сутки 20 апреля направил для подмоги Киеву целых семь самолетов с военными грузами; если американские инструкторы уже обучают украинских военных обращаться с гаубицами под маркой «Made in USA»; если 19 апреля премьер-министр Канады Джастин Трюдо также объявил, что его страна в ближайшие дни отправит Украине партию тяжелой артиллерии — то, значит, покуда есть кому помогать и кого инструктировать.

В чем тут дело?

Причин у существующего положения, по всей видимости, немало, к чему-то одному все не сводится. Но некоторое начало у всего такого было и есть.

В своей первооснове идеология возникновения и последующего существования независимых государств, «выкроенных» на месте прежних республик Советского Союза, заключается в том, что они — реальная альтернатива и закономерная противоположность обанкротившейся и потерпевшей поражение во всех отношениях теории и политике строительства на планете Земля в целом и на одной шестой части земной суши в частности, некоего «светлого будущего».

Теория, идеология и практика этого строительства называлась коммунизмом, и чем-то иным быть не могла. Отсюда и декоммунизация, которая проводится сейчас не только в большинстве бывших союзных республик, но и за пределами страны, не существующей уже более 30 лет. Примеры тому — уничтожение памятников советским солдатам в Польше, Чехии, Болгарии, где-нибудь еще.

Отречение от того, что было названо коммунизмом, — это не только известные события конца 80-х — начала 90-х годов прошлого века. Порождением этого процесса стали так называемые «цветные революции», что особенно подчеркивается киевской властью. Она свое происхождение выводит еще с «оранжевой революции» 2004-2005 годов и затем, конечно, из «революции достоинства», устроенной в 2013-2014 годах.

На самом деле «майданы» и, в общем, «бархатные», «цветные» и прочие такие же «революции» к категории истинных революционных переворотов никоим образом не относятся.

Зато они вовсю спекулируют и паразитируют на имени и деле классических революций прошлого.

Но при этом «цветные революции» по сути глубоко контрреволюционны, они везде выставляют себя мягкими, бескровными демократическими преобразованиями, и тем самым объявляют настоящие революции бессмысленным и кровавым тупиком, что, однако, не мешает, а напротив, помогает устроителям «майданов» и их последователям проливать человеческую кровь в неограниченных количествах, когда это им представляется необходимым. А предпринять что-нибудь другое они не могут и не хотят. В этом заключается и происхождение войны против Донбасса.

Многие события последних трех десятилетий основываются на том, что в публичном пространстве Советского Союза, в тот период его существования, что оказался последним, действительно нельзя было ставить вопрос о возможном кризисном развитии страны и реально созданного в ней общества, да еще кризиса, грозившего катастрофой. И так продолжалось до конца 60-х годов — а когда спохватились, то было уже поздно.

На независимой Украине точно так же, как и в таких же новоиспеченных в определённое время и при известных теперь обстоятельствах Грузии, Литвы, Молдавии и прочих, эта сторона истории Советского Союза, действительно обернувшаяся понятно чем, преподносится в виде неопровержимого доказательства недемократичности и потому заведомой исторической порочности и обреченности мировой державы в ее советском исполнении.

А исходя из этого следует и вывод об общей несостоятельности всей, более чем тысячелетней, отечественной истории, всего смысла существования той страны, что была. На этом воспитывается молодежь, поколения, которые советский опыт уже не застали.

А потому человеческий материал, из чего формируются не только нацистские батальоны, но и целые армии, возомнившие о себе, что они воюют за демократию, защищают свет свободы от мрака тирании и диктатуры, производится во множестве. Неизвестно, кто и когда первым назвал украинских нацистов и армейцев «воинами света», однако ирония истории в этом бесспорна.

И свастиками, как и сильно похожими на них «волчьими крюками» украинские нацисты разрисовывают себя потому, что в их извращенном восприятии эти знаки стали символами свободы, а вместе с ней материально обеспеченной и, следовательно, комфортной жизни.

***

Далеким летом 1975 года человек, пишущий эти строки, был в Москве. А туда как раз в то время приехала на гастроли Шведская Королевская опера. На сцене Большого театра гастролеры из Швеции представляли свое фирменное шоу — полную постановку оперной тетралогии Вагнера «Кольцо нибелунга». И на длинном заборе из досок, окружавшем проходившее тогда капитальный ремонт и реконструкцию, старое еще здание гостиницы «Москва», построенное в 1935 году, вытянулась афиша с перечислением всех опер тетралогии: «Золото Рейна», «Валькирия», «Зигфрид» и замыкающей цикл — «Гибели богов».

В истории непросто подыскать столь разные фигуры, как Рихард Вагнер и Карл Маркс. Но все же между ними есть и некоторое сходство. Оба они схожи по месту да и по времени появления на свет — Вагнер старше Маркса всего на пять лет; прожили они также в одном современном для одного и другого мире, оставив его вдвоем в 1883 году — принадлежали к немецкоязычной общности, хотя она при их рождении еще не успела объединиться в одном германском государстве.

Истинный ариец по происхождению Вагнер так же, как и этнический еврей Маркс воспитывались на немецкой и общеевропейской культуре, принадлежали и принадлежат Германии как историческому и культурному феномену.

Поэтому и композитору, он же публицист, сочинявший отъявленно националистические и антисемитские статьи, отчего в государстве Израиль и сейчас музыка Вагнера принципиально не исполняется, и основоположнику теории, названой научным коммунизмом, с самого начала стало внятным и совсем не посторонним, хотя каждому из двух, безусловно, по-своему и в прямо противоположных смыслах то, что позже было названо русским поэтом Александром Блоком сумрачным германским гением.

У этого гения сумраков, если уж он так называется, присутствует предчувствие и предвидение крушения старого мира во всем всеобъемлющем смысле этого понятия. Но из надвигающейся «гибели богов» Рихард Вагнер и Карл Маркс сделали противостоящие и взаимоисключающие выводы.

Вагнер выступил одним из вдохновителей и предсказателей наступающего будто царства сверхчеловека, создаваемого велением поворота кольца нибелунга, дающего власть над добром и злом, потому что этот талисман и его хозяева изначально находятся «по ту сторону» этих понятий.

Маркс же, не отрицая закономерности и неизбежности краха мира, создававшегося даже не веками, а тысячелетиями, обосновывал то, что на смену всему отжившему и отживающему придет общество не сверх-, а всечеловека.

Не о том ли самом мечтал доктор Фауст, положивший жизнь на то, чтобы счастливая свобода наступила для его народа, а вмести с ним — безусловно и для всего человеческого рода? Недаром ведь и не просто так Гете наряду с Эсхилом и Шекспиром были для Маркса его любимыми литературными авторами!

А то, что Маркс определял как коммунизм, у него вовсе не распрекрасное сияющее будущее, а последнее время уходящего старого мира несправедливости и насилия, та же самая «гибель богов», но только в совершенно ином виде и в совсем другой «редакции».

Коммунизм, по Марксу, — это еще не история, а также еще предыстория человечества, точнее, ее завершение. А такой процесс не отрицает, а наоборот, предполагает чрезвычайно драматичные, а порой и трагические повороты и коллизии. Но только так и происходит переход из царства необходимости в царство свободы, и тем самым предыстория человечества способна смениться его настоящей историей, когда люди приступят к познаванию самих себя и трезвому, не идеалистичному осмыслению отношений, складывающихся между ними.

У Маркса это предполагаемое будущее получило название реального гуманизма. Причем по отношению к понятию «гуманизм» Маркс со всей решительностью отвергал его абстрактное также, как и отвлеченно-морализаторское толкование.

Вагнер и Маркс разошлись в понимании «гибели богов» в Форме; это формальное определение — тут возникает невольная, но имеющая причины тавтология, стоит писать с большой буквы. Форма здесь — не просто внешнее оформление определенной сути, хотя нужна и в этом качестве, но больше — способ выстраивания и соединения как уже известных, так и открываемых понятий, смыслов, категорий и следующих из всего этого выводов.

Гибель мира, берущего истоки с древнейших времен существования человека разумного, происходит через схватку противоположных пониманий будущего. Потому и такое явление как фашизм, потерпев, казалось бы, полный разгром во Второй Мировой войне, воспроизвелся в трансформированном и преображённом, во всяком случае внешне, виде.

Это у австрийского философа Фридриха Хайека, в его труде «Путь к рабству» (в другом переводе — «Дорога к рабству») в конечном итоге ставится знак равенства между фашистскими диктатурами Гитлера, Муссолини и остальных таких же, и тем социальным и политическим строем, реально возникшем в Советском Союзе.

Книга вышла в 1944 году. Труд был написан по определенному политическому заказу и служил разновидностью идеологического оружия, направленного против советского общества и созданной им страны. Но классический фашизм, выдававший себя за социализм, однако с приставкой «национал», которая меняла категорию социальной справедливости и по форме, и по содержанию, приводя ее к злокачественному перерождению, оказался слишком грубой и нахрапистой работой.

И в силу этого он расколол Запад, из-за чего та его часть, что фашистский порядок не приняла, была вынуждена объединиться в борьбе с общей опасностью с Востоком, хотя и просуществовало такое единство совсем короткий исторический срок.

Чтобы потом, десятилетия спустя, положить конец существованию Советского Союза, сперва потребовалось объединиться Западу и параллельно с этим, не без западного участия, но безусловно в первую очередь по внутренним причинам, в советском обществе и его стране, фашизм воспроизвелся в куда более изощренной и замаскированной форме, чем она была у его исторического предшественника.

Но этот, прошедший модернизацию фашизм, и стал могильщиком советского союзного госудрства.

«Кольцо нибелунгов» послужило в этом случае прицепным устройством, пристегнувшим новоявленные самостийные госдрства к Западу, где как будто наяву цветет и пахнет тот расчудесный мир, возникший в результате «гибели богов».

Заговорили же тогда, не больше и не меньше, как о «конце истории». Тут кризис получил свое разрешение, и, как говорят в похожих случаях, эта драма сыграна, занавес упал.

Иное дело, что грандиозное вселенское представление, быть может, только начинается.

Советский Союз сам по себе был отражением и воплощением кризисного развития мира. Но это не было в нужное время должным образом увидено и понято.

Советская история была попыткой — в известном смысле мирового масштаба — разгадать шифр кода «кольца нибелунгов». И в решении этой задачи советский опыт продвинулся дальше, чем все подобные предприятия, ему предшествовавшие. Но именно, достигнутые успехи и победы на определенной стадии развития послужили истоком и причиной очередного кризиса отдельно взятой страны, а вместе с ней и всего мира. Так и бывает в истории — снятие одних вопросов означает возникновение последующих, часто еще более сложных и неожиданных.

***

Сейчас в Мариуполе идет и по всей видимости быстро не закончится зачистка от нацистов комбината «Азовсталь», у которого только площадь — 11 квадратных километров, а есть еще подземные помещения, и они местами шесть ярусов вниз. Потому понятен и трудный ход всей этой операции.

Президент Российской Федерации 21 апреля в ответ на доклад министра обороны Сергея Шойгу о ситуации на «Азовстали» и в целом в Мариуполе приказал штурм отменить, но промышленную зону заблокировать так, чтобы и «муха не пролетела». А окруженным нацистским боевикам еще раз, но возможно в последний, предложено сдаться.

Для непробиваемой блокировки такого крупного объекта, как «Азовсталь», понадобится и военная группировка соответствующих численности и вооруженности. Пока она будет привязана к комбинату, отчего не сможет быть задействованной для решения других боевых задач. Но для президента России и сейчас главное то, что «мы должны думать о сохранении жизни и здоровья наших солдат и офицеров, поэтому, не нужно лезть в эти катакомбы и ползать там под землей».

На комбинате «Азовсталь» находят и похожие на комиксы, отпечатанные детские рисунки об этом нацистском формировании. Глядя на них, понятно и то, почему сейчас, во время войны, не обойтись и без «философических писем», где есть попытка осмыслить прошлое и настоящее — для того, чтобы изменить будущее. И в нем нацистам так же, как и их прославлении, места быть не должно. Значит, уже сегодня надо искать ответы на вопрос, как это сделать.

Цели специальной военной операции ясны. О них 20 апреля вновь напомнили в Министерстве иностранных дел РФ. Как сказал директор Второго Департамента Содружества Независимых Госудрств (СНГ) Алексей Полищук, операция завершится, когда будут выполнены ее задачи. А к ним относятся защита мирного населения, демилитаризация и денацификация Украины и также — устранение угроз России, исходящих с территории, подконтрольной киевской власти из-за ее освоения странами НАТО.

Но Североатлантический альянс, о чем также известно давно, — не только военная машина и военная стратегия глобального масштаба, это еще политическое и идеологическое освоение стран и территорий, в которых НАТО заинтересовано. И происходит такое освоение способом привития проживающим там людям, и желательно с самого раннего детства, целой философии войны и мира.

Видимо, по причине восприятия такого, глубоко проникшего на Украину натовского понимания прошлого, настоящего и будущего, у каких-то украинских военных вечером 20 апреля ничего не щелкнуло в головах и ни у кого из них не дрогнула рука, когда они направили ракету «Точка-У» на город Шахтерск, расположенный в 50 с лишним километрах к востоку от Донецка. Ракету силы противовоздушной обороны ДНР сбили, но ее обломки упали в Шахтерске на микрорайон № 7, где ранения получили двое взрослых людей и один ребенок. А еще один ребенок погиб. Также в этом микрорайоне повреждены десятки домов, а на улице Ломоносова и у Центрального городского рынка вспыхнули пожары.

В Донецке за сутки 20 апреля снова попадали под обстрелы Кировский и Петровский районы, где повреждены дома и другие гражданские объекты. То же самое случилось в подчиняющемся Петровскому району столицы ДНР селе Александровка, на окраинах Горловки — поселках шахты имени Гагарина, Озеряновка, Железная Балка и также в городе Ясиноватая.

Для кого-то стрелять по жилым кварталам и живым людям из артиллерии крупных калибров, систем «Град» и ракетами стало привычным делом, вроде обычной работы. Выбить, прямо сказать, из очень немалого количества человеческих голов такие, наглухо засевшие в них представления, и есть задача денацификации, коль уж она объявлена.

 Г.Донецк

Фото из открытых источников

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Как ЦРУ роняло «Боинг»

Игорь СЫЧЁВ

Агдам под Горловку

Игорь СЫЧЁВ

Прошлое и настоящее

Игорь СЫЧЁВ

Оставить комментарий