Крымское Эхо
Архив

До красоты – один шаг

До красоты – один шаг

Чтобы красота стала страшной силой, надо хорошенько потрудиться. Сразить мужчину на дурачка теперь не выйдет. Сильный пол настолько поднаторел в познании тайн женской красоты, что марки серьезных косметических фирм слетают с его языка с такой же легкостью, как и марки автомобилей. Мне понравилось, как владелец крупной керченской фирмы по установке пластиковых окон, давая пояснение заказчице, дотошно «копающей» под качество продукции, в два счета объяснил ей разницу между немецким «бауэром» и турецким «трокалом»: он сравнил их с косметикой «виши» и «эвелин». Я посмотрела на него с большим уважением. Если уж он, подумалось мне, взрастивший бизнес на развозке пирожков, так въехал в таинства женских прелестей, что говорить о продвинутой молодежи, живенько разбирающейся в женской красоте и в способах ее достижения, от которой нередко услышишь, как в спину не только ровесницам летит уничижительное «стремная».

Время сейчас сложное — традиционных маникюра со стрижкой явно недостаточно для того, чтобы мужчины укладывались в штабеля при виде женских чар.

Господи, да знали бы эти привереды-мужчины, сколько стоит быть красивой – это вам не бутылку виски шарахнуть. И это еще так, по мелочи, без ботокса, подтяжек и золотых нитей. В провинции усовершенствованная пластическим хирургом красота котируется невысоко. Здесь хоть тоже не лыком шиты и живые примеры из пластической хирургии покажут без труда, но все-таки их гораздо меньше, чем исторических памятников. Все больше рассчитывают на методы более доступные, поэтому, наверное, в Керчи так по-настоящему и не прижилась пластическая хирургия местного уровня. Работы у специалистов немного, руки набивать не на ком, поэтому просчеты случаются чаще, чем удачи. А уж если прокол, то его пострадавшая дама раскрутит так, что руки сами к скальпелю не потянутся. Трудно сказать, к чему было заезженной жизнью женщине под шестьдесят убирать мало заметные при ее полноте морщины вокруг глаз, но, видимо, добытые рыночной торговлей деньги тянули карман. Оперативное вмешательство заменило морщины красными набрякшими мешками под глазами. Скандал вышел на весь город, репутации врача нанесли сокрушающий удар.

Но польза есть. Во-первых, женщине сделали пластику в крупной клинике за счет проколовшейся стороны, а во-вторых, очень многие местные дамы, всерьез обсуждавшие проблемы радикального омоложения, вернулись к излюбленным женским способам вроде косметических масок, животворящих женщин к случаю и по поводу. Удовольствие, правда, не из дешевых. А кто сказал, что будет легко? В центре Керчи, где косметические салоны попадаются если не на каждом шагу, то через раз точно, цены за освежающие внешность процедуры изымают из кошелька клиентки минимум гривен сто. В районах, приближающихся к окраинам, где таких заведений одно-два от силы, и цены соответствующие, как за эксклюзив, гривен на сто восемьдесят тянут. «Вы не думайте, что работа подорожала или у мастера есть желание восполнить сократившееся из-за кризиса число клиенток возросшей ценой. Ничего подобного. Моя работа как стоила гривен тридцать за процедуру, так и стоит, если не меньше, но все препараты подорожали невероятно. Чтобы быть уверенным в качестве, покупаешь продукцию хороших европейских марок, а цена ее отсчитывается от курса евро – вот и представьте, сколько что стоит. Можно, конечно, перейти на отечественную косметику, но за результат не поручусь, а ведь имеешь дело с самым ценным для женщины – ее лицом», — не скрывает проблем косметолог Анжела.

«Сущая правда, — поддерживает ее мастер маникюра Татьяна. – Я из последних сил держу прежнюю цену в двадцать пять гривен. В выходные, как савраска, мотаюсь по городу в поисках лака подешевле. До нового года покупала лак по каталогу одной из маркетинговых сетей, что проводила акцию, за четырнадцать гривен, к восьмому Марта он уже предлагался по той же праздничной акции по двадцать пять. Можно, конечно, покрасить ногти и пятигривневым, но потеряешь клиенток. Их сейчас и без того стало заметно меньше. Конечно, те, кто имеет средства, продолжают делать маникюр или педикюр регулярно, но те, для кого это праздничные процедуры, изворачиваются из последнего».

А на дворе-то весна – самый насыщенный период для парикмахеров. Но очередей больших нет. И дело не в том, что теперь многие клиентки приучены к предварительной записи. Химическая завивка, которую непременно делали после снятия зимней шапки, не в большой чести. А для тех, кто бы и рад вернуться к прическе своей молодости, в пенсии отдельной статьи не предусмотрели. У правительства пенсионер – лицо без признаков пола, оно в отличие от Европарламента давно соблюдает гендерную корректность. Красить волосы женщины тоже давно наловчились в домашних условиях. Выходит не столь идеально, зато намного дешевле. «Последний раз я красила волосы в парикмахерской, чтоб вам не соврать, года три назад. Решила шикануть и потащилась в центр города, в разрекламированный салон. За покраску и укладку выложила сто двадцать гривен и получила иммунитет на многие годы вперед. Правда, недели две назад в парикмахерской по соседству с домом меня постригли, покрасили в два слоя волосы и уложили за пятьдесят две гривны. Ну, это еще нормально!», — подсчитывает расходы на красоту большая модница Наталья. Людмила стриглась в салоне районного масштаба, но измененное название парикмахерской обошлось ей в пятьдесят гривен за одну стрижку.

Развитая сеть парикмахерских и салонов особой ценовой конкуренции, тем не менее, не создала: все предпочитают не перегибать палку. Но и не упустить своего. В тех заведениях красоты, где решаются брать имиджевыми заморочками, а значит и повышенной ценой работ, мастера чаще просиживают кресла, чем заняты делом. Пройдешь по центру Керчи, а на ступеньках салонов от нечего делать курят специалисты по женской красоте. Местные салоны, имеющие в городе сеть из нескольких парикмахерских, стали закрывать свои заведения в спальных районах, проводить рекламные акции, предлагать подарки в бонус к своим услугам. Модницы получили шанс сэкономить на наращивании ногтей гривен пятьдесят. Не считая наращивания волос, которое в рядовой парикмахерской обходится в пятьсот пятьдесят-шестьсот гривен, а в «марочном» салоне и до тысячи, уход за ногтями – одна из самых дорогостоящих процедур. Чтобы впиваться в мужчину тигром акриловыми ногтями, придется выложить сто пятьдесят гривен. Регулярная коррекция длинных коготков обходится от семидесяти до ста гривен. Маникюр-френч стоит гривен на пять-десять дороже обычного и по-прежнему актуален – достаточно полюбоваться на ухоженные ногти Юлии Тимошенко и Раисы Богатыревой. Ногти с рисунком считаются «полным отстоем», и с камешками тоже. Их сменила покраска ногтей акриловыми красками гривен за сто.

Предложений по усовершенствованию ногтей в Керчи на каждом углу. Понятно, профессия маникюрши кормит надежнее инженерной, но не настолько же, в конце концов, чтобы их выпускали в таком непомерном количестве. Такое впечатление, что у каждой женщины вскоре появится свой индивидуальный мастер по деланию ногтей. «Учат их наскоро, некоторые оканчивают курсы недели за две и еще харчами перебирают, устраиваясь непременно в салоны, — рассказывает опытный мастер маникюра Наталья. – Ничего, кроме рисования ногтей, они не умеют. Если кофе делают на Малой Арнаутской, а водку в подвале, то примерно там же выпускают мастеров маникюра. Рука не набита, твердости нет, даже кисточку толком держать не умеют – куда там доверить ножнички: порежут так, что «скорая» не откачает. Нас тоже мастера учили на рабочем месте, но прошло две недели, прежде чем мне впервые доверили покраску ногтей».

То и дело открывающиеся парикмахерские пестрят объявлениями о приеме на работу мастеров. С одной стороны, недостатка в них нет – объявлений об открытии курсов по их подготовке тоже хватает. Однако все владельцы салонов жалуются на отсутствие настоящих специалистов. Если есть в городе отличный косметолог, то ее рук на простых смертных не хватает: она обслуживает исключительно городской бомонд, от мэра до высокопоставленных жен и чиновниц. Нечто похожее и с парикмахерами, и с маникюршами. Хорошие специалисты не просто нарасхват – они не успевают работать стационарно в парикмахерской и еще бегать по десятку престижных фирм, предприятий и контор, принимать у себя на дому или обслуживать клиента на его территории. Собственно за счет многочисленной клиентуры некоторые мастера не зарываются с ценами, дорожа заказчиками: знают, хороший клиент с понятием, и так отблагодарит.

Но такие мастера, как во всяком другом деле, большая редкость. «Хотела открыть маленькую парикмахерскую, под которую специально выкупила квартиру, отремонтировала, сделала все разрешительные документы, а мастеров не нашла. То есть номинально работники есть, но проку от них никакого. Переманить выгодными условиями профессионалов удается очень редко, потому что у них наработана не только клиентура, но и место. Я это определенно знаю, потому что у меня есть две парикмахерские в таких же жилых микрорайонах, в одну из которых я с большим трудом подобрала коллектив. Там мне эти неизвестно где обученные мастерицы сожгли клиентке волосы химической завивкой и распугали всю округу, едва не закрылась. Теперь, правда, наладилось: мастера, клиенты, небольшой, но постоянный доход. В другом районе дело пошло отлично, потому что там закрылась государственная когда-то парикмахерская и ко мне перешли мастера вместе с клиентами. А вот третья не пошла: не удается подобрать работников, а открываться ради пробы не хочется», — не скрывая секретов бизнеса, делится Зарема.

Хорошие мастера настолько редки, что среди женщин, пользующихся их услугами, сложились кружки: эти делают прическу у Иры, те ходят на маникюр исключительно к Вале. Да, приходится записываться за месяц, заискивать, когда есть срочная необходимость в наведении марафета, зато все окупается «фирменной вывеской» женщины: ухоженными лицом, руками и волосами.

 

Фото вверху —
с сайта i.i.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Где твои семнадцать лет?

Крым. 27 августа

.

Здесь Гагарин выступал

Олег ШИРОКОВ