Крымское Эхо
Интервью

Для кого-то совесть является богом

Для кого-то совесть является богом

ЧЕТВЕРО ДЕТЕЙ, ЧТОБЫ СОХРАНИТЬСЯ НАРОДУ
Выездное заседание Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений с участием представителей Общественной палаты Республики Крым и национально-культурных организаций Крыма завершилось обменом мнениями в Симферополе.

Третий день важного мероприятия был посвящен вопросам религии. Особенно интересным нам показалось выступление заместителя муфтия мусульман Крыма Асадуллаха Баирова

— Будем искать ошибки в прошлом, но надо смотреть вперед! — призвал мусульманский богослов. 

Он признал, что в марте прошлого года, когда «родные братья — христиане и мусульмане — направляли друг на друга оружие», в Крыму были все предпосылки для возможного кровопролития. Но крымчане, в том числе крымские татары, проявили выдержку и мудрость: «Бог уберег! Народ Крыма сдал этот экзамен на пятерку!».

Баиров напомнил, что весной прошлого года в Крыму горели четыре мечети, но вслух в поджогах никого не обвинили: все понимали, что это грубая провокация.

title
В Крыму, сообщил он, работает восемь медресе — средних учебных заведений. Но в Духовном управлении мусульман Крыма (ДУМК) хотели бы, чтобы в республике выпускали и магистров ислама, которые знали бы местную специфику не понаслышке, чтобы по приезде в Крым им не пришлось бы переучиваться. 

Отвечая на вопрос о том, почему до сих пор не начато строительство Соборной мечети в Симферополе, Баиров сказал, что продолжается согласование документов. Экологи требуют расчета: какой ущерб будет наноситься природе, когда в мечеть будет съезжаться максимальное количество верующих на автомобилях. Хотя, напомнил муфтий, участок под строительство мечети расположен вдоль оживленной трассы (Симферополь –Ялта). 

Асадуллах Баиров

titleМы попросили Асадуллаха Баирова ответить и на несколько наших вопросов.

— ДУМК несколько лет назад провел конкурс проектов строительства мечети, был выбран лучший. Но потом пошли слухи, что он потребовал доработки, переделки. Это правда? 

— Нет, эскизный проект прошел, он утвержден и есть у нас на сайте. Просто мечеть очень большая, вместимостью до 10 тыс человек, поэтому нюансы дорабатываются. 

— Потенциальный спонсор (Турция) согласен с этим проектом? 

— Они сказали: вы планируйте, что вам нужно! Понимаем, что выделить 10 млн долларов, или сколько она будет стоить, сегодня не получится, но мы готовы проспонсировать. Эти слова были сказаны 10 лет назад. Сегодня Россия готова брать на себя строительство мечети.

— Говорят, Рамзан Кадыров предложил свою помощь? 

— Да, и главы других республик РФ предлагали. Но мы всем говорим: ребята, есть люди, которые первыми выразили намерение построить эту мечеть. Мы можем показать в Крыму много других мест, где нет мечети! Можете строить там не менее красивые и грандиозные. А Кадыров уже построил мечеть в Крыму, в поселке Воинка — очень красивая, добротная мечеть, названа им в честь его отца. 

— А что такое «красивая» по отношению к мечети? Разве они строятся не по единым канонам? 

— Я имею в виду дорогую отделку. В принципе, мечеть — это четырехугольное здание, в котором молятся люди. Этого достаточно, и мы — не сторонники того, чтобы разукрашивать их, вкладывая деньги в золото, стразы, люстры от Сваровски, когда по цене одной мечети можно построить пять. Но человек сам построил, получилась показательная, красивая мечеть.

— О жизни в Крыму, мирном сосуществовании людей различных конфессий сегодня здесь говорили религиозные деятели. Но ведь большинство наших граждан на самом деле являются атеистами. Где их место в этой системе отношений? 

— Мы не относимся к ним как к атеистам. Мы считаем, что в сердце каждого человека есть частичка, которая зовет его к Богу. И даже из-за этой частички мы относимся к нему как к верующему! Атеистом он себя считает в противовес чему-то. Значит, для него есть какой-то Бог, которого он отрицает — я озвучиваю позицию ислама. Духовное управление мусульман относится как к потенциальным верующим даже к тем людям, которые никогда не посещали храм, мечеть. Это люди на сегодняшний день не нашли творца — неважно, как он его назовет: Богом, Аллахом… В человеке заложено свободное мышление, посредством которого он может его найти! Для кого-то ведь богом является совесть!

— Все религии создавались мужчинами и для мужчин. Современную образованную женщину не может устроить отношение к ней как к недочеловеку, существу второго сорта…

— Когда приходил ислам — это VI-VII век — гордостью мужчины считался такой поступок: если у него родилась девочка, а он до возраста 5-6 лет закопал ее заживо! — на этом месте мы с Маргаритой Шитовой, пресс-секретарем Общественной палаты, переглянувшись, содрогнулись. — Если он закопал дочь заживо, он считался настоящим мужчиной. Эту доисламскую традицию мы считаем языческой. Когда Мохаммед уже стал пророком, к нему пришел бедуин с рассказом, как он это сделал. «Моя доченька помогала мне копать эту яму, и когда я ее положил туда, она тянула ручки ко мне: «папа, что ты делаешь?», но я ее закопал!». Он рассказывал и плакал. И пророк говорит: «Мы все, кто там был, плакали, понимая, что мы все были в этой яме!». 

Я сгустил краски, чтобы сказать: до прихода ислама в арабском обществе женщина вообще не имела никаких прав. Все пророки — пророки бога. Ислам — это последнее откровение бога, продолжение Моисея и Иисуса, других пророков. Пророк, придя, принеся ислам, вывел женщину из этого состояния, сказал: «Рай находится под ногами ваших матерей!». К нему приходили люди и спрашивали: за кем больше всего в жизни мы должны ухаживать, проявлять уважение? Мохаммед говорил: к матери! Женщина, мать получила в исламе то достойное положение, которое мы сегодня себе представляем как светские люди.

— На вас обручальное кольцо, надетое по православной традиции на правую руку…

— Да, у нас носится кольцо на правой руке. Моя супруга — верующая женщина, она носит платочек. Она практикующий психолог, закончила магистратуру, водит машину, ведет очень активный образ жизни.

— Это вы хотите, чтобы она ходила в платке? 

— Нет, это ее желание, она уже была в платочке, когда я ее взял. Ей всего 26 лет, она молодая, прогрессивная девушка, не сидит дома, у нас четверо детей.

— И судя по всему, будут еще — если бог даст…

— Ну, нам просто дали установку, что в каждой крымскотатарской семье должно быть четверо детей, чтобы мы могли сохраниться как народ… Это я сказал ради шутки — конечно, как бог даст! Я просто хочу сказать, что женщина-мусульманка не сидит дома, не погрязла в бытовых делах. Да, в исламском мире практикуется такое, чтобы не выпускать женщину из дома, чтобы ее никто не увидел — может, в этом какая-то традиционная составляющая…

Наш мир цивилизационно более продвинут, женщине открылись большие возможности, чтобы проявлять себя в обществе. В некоторых исламских странах, например, если женщина будет одна возвращаться поздно вечером, это неправильно поймут, поэтому она не может остаться на работе дотемна! 

— При нашей криминогенной ситуации женщине тоже не следует ходить одной по вечерам…

— Да, но у нас деловая женщина, когда у нее свой бизнес, может задержаться, а потом на своей машине приезжает, к этому относятся нормально. Хотя в том же Иране есть женщины-министры, я думаю, могут быть и президенты…

Вспоминая о событиях 26 феврала 2014 года, когда в Симферополе прошел многолюдный митинг, где умерли двое людей, Баиров сказал:

— Конечно, гибель людей — это трагедия, неважно, какой национальности они были. И нас очень огорчает, что причиной этому стала потасовка. Но здесь из-за политической ситуации собралось очень большое количество людей. Мы хвалим бога, что не произошло ничего худшего: была большая масса людей, не было милицейского кордона, в ход могло пойти любое оружие: ножи, заточки. Мы скорбим по поводу тех событий. Как духовное лицо я не могу относиться к этому по-другому: каждый человек, какой бы национальности он ни был, это создание бога. Конечно, мы не должны допускать подобных ситуаций. 

— Как Ислам относится к агрессии? 

— Осуждает — ислам призывает в миру. Агрессия может проявляться только в защите интересов бога. А они в исламе и христианстве одни и те же, хотя могут быть разные трактовки и на этой разнице могут возникнуть противоречия. Но ценности у нас одни и те же, и призываем мы к одному и тому же. Жизнь человека — одна из пяти основных ценностей ислама: жизнь, разум, право, свобода, честь. 

Муфтий Москвы Альбир Крганов, выступая на заседании Общественной палаты, напомнил, что российские цари в Севастополе строили не только православные храмы, но и мечети рядом с ними, поэтому в России накоплен колоссальный опыт сосуществования людей разных религий. Он привел строки Корана: «Когда приходит правда, уходит ложь!».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крым, именины сердца

Сергей Караганов: «Часть российских элит – в прострации, а часть хочет, чтобы все рухнуло»

.

Хочу явить Крым миру…

Оставить комментарий