Крымское Эхо
Архив

Джарты — соборная мечеть — земля татарам

Джарты — соборная мечеть — земля татарам

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

Сегодня в Крыму многие задаются вопросами: а все ли правильно делает новая власть? Попробуем ответить на самые часто встречающиеся.»</i><br />
<b> Как можно в целом оценить решение горсовета о выделении земли под строительство соборной мечети на улице Ялтинской в Симферополе и позицию Василия Джарты в этом вопросе? Может ли данное решение отразиться на межконфессиональной и межэтнической ситуации в Крыму?

— Начнем с позиции Василия Джарты, так как именно она и стала причиной этого решения. В. Джарты решил строить отношения с одной крымско-татарской организацией, причем нелегальной, — меджлисом. Почему так случилось?

Думаю, что здесь несколько причин. Во-первых, внешние посылы, идущие от администрации Президента Украины и от европейских и американских источников (которые и транслируются президентской администрацией). Во-вторых, сохранение меджлисом по итогам местных выборов в октябре 2010 г. статуса самой влиятельной крымско-татарской организации. В-третьих, сепаратные договоренности между В. Джарты и Р. Чубаровым о разграничении интересов: «меджлис» «сливает» всех захватчиков земли (как он уже «слил» Д. Аметова), а взамен получает решения, которые способствуют его авторитету среди крымских татар — разрешение на строительство мечети на Ялтинской, 22 и выделение массива земли в районе ул. Луговая для компактного поселения крымских татар. Теперь меджлис становится посредником между крымскими татарами, захватившими земельные участки вокруг Симферополя, и крымской властью. При этом меджлис снимает с себя ответственность за судьбы тех татар, которые не захотят через меджлис оформляться на Луговой и отказаться от захваченных в других местах участках. Эффективность такой технологии ставится под сомнение двумя побочными эффектами: сепаратность решения проблемы без учета интересов русского большинства и продвижение нелегальной, незаконной организации крымских татар, которая своей деятельностью не признает правовые нормы украинского государства и, следовательно, само это государство.

Что касается решения Симферопольского горсовета, то он сработал в этой ситуации в режиме ручного управления В. Джарты. Поразительно, что такое повиновение продемонстрировали практически все депутаты, в том числе и не принадлежащие к партии власти. Вследствие этого оценивать решение тех, которые по своей сути ничего из себя не представляют, просто невозможно. То же самое, как невозможно оценить «ничего» или «ничто». И если членов Партии регионов еще можно как-то понять: партийная дисциплина, командность и т.п., — то примкнувшие к ним депутаты (кроме «руховцев-курултаевцев») — это и есть мировоззренческая аморфность, живущая соображениями физиологической выгоды.

Относительно влияния решений по месту строительства соборной мечети и очередной зоне компактного поселения для крымских татар на межэтнические и межконфессиональные отношения могу сказать совершенно однозначно, что оно (влияние), безусловно, есть. Если говорить о качестве такого влияния, то тут одного мнения быть не может. Я считаю, что мусульманство является одной из поздних крымских религий, пришедших сюда значительно позже христианства. И, с учетом того, что носителями мусульманства в Крыму были пришлые народы — главным образом, печенеги и монголо-татары — в отличие от автохтонных понтийских греков и тавро-скифов, принявших христианство на тысячелетие ранее, нежели в Крыму появились первые мусульмане. И в этом смысле мусульманство является пришлой религией для Крыма. А любая пришлая религия должна считаться со сложившимися в Крыму национально-культурными и конфессионально-религиозными традициями и устоями.

Как представители мировой религии, по своей природе близкой к христианству и, прежде всего, православию, мусульмане, конечно же, имеют право на свою культовую практику и возведение мечетей. Но этот процесс не должен противоречить коренным для Крыма социо-культурным установлениям, которые выражаются абсолютным большинством крымского населения. Поэтому строительство мечети на Ялтинской, 22 является неправомерным, исходя из того, что оно противоречит и санитарным, и природоохранным, и экологическим нормам, нормам жизни, если угодно, принимаемым и поддерживаемым большинством местных жителей. Необходимо определить другое место. Сейчас же все это: решение Симферопольского горсовета и его продавливание В. Джарты по сговору с меджлисом — является, по сути, захватническим действием в отношении русскокультурного и христианско-православного социального пространства Крыма.

Принимая решение о выделении зоны компактного поселения крымских татар в районе улицы Луговая, крымская власть допускает, как минимум, три погрешности, если не греха: 1) культивирует этнокультурную сегрегацию в Крыму, что противоречит современным цивилизационным ценностям социальной интеграции (кстати, являющимися одним из европейских стандартов); 2) провоцирует в дальнейшем захваты земельных участков, так как эта процедура, получается, способствует получению земли в престижном районе города; 3) унижает русскокультурное большинство в Симферополе и Крыму, не подпадающее «под раздачу» земельных паев. С учетом того, что Партия регионов и сам В. Джарты получили власть в Крыму именно от этого русского большинства, то они таким образом «плюют в колодец» из которого только что напились чистой воды.

Действительно ли данное решение не повлияет на поддержку Партии регионов со стороны славянского населения Крыма и Симферополя, как об этом заявил В. Джарты?

Я не думаю, что это решение как-то взорвет ситуацию в Симферополе. Слишком апатичен и индифферентен, в своем подавляющем большинстве, крымский электорат. И в этом В. Джарты, наверное, прав. Но неприятный осадок все-таки останется. И в этом плане такие действия В. Джарты еще аукнутся Партии регионов. Понятно, что вряд ли можно прогнозировать массовые акции социального протеста по поводу этих решений, но формированию русского пассионарного ядра они будут способствовать. Все больше крымчан начнут понимать, что не приходится ждать милости от новой киевской власти и ее назначенцев в Крыму, равно как и от старой крымской «элиты», оказавшейся политически несостоятельной — надо «пассионарить» снизу, от гражданского общества.

С чем связан отход властей Крыма и Симферополя от занимаемых ими ранее позиций по соборной мечети?

Частично я уже ответил на этот вопрос в самом начале этого текста. Сейчас могу добавить, что сдача позиций обусловлена также тем, что прежнее руководство Крыма было все-таки с крымскими корнями (хотя не у всех они были глубоко в почве), а нынешние главные действующие лица по управлению автономией, сосредоточившиеся в Совете министров, — иноземцы, не укоренившиеся (еще?) в Крыму. Весьма немаловажен факт, что русские организации Крыма, прежде всего Русская община Крыма, в силу ряда причин, в том числе субъективных, оказались вне партнерской площадки с Партией регионов в Крыму (такой формой был Блок «За Януковича!» в предыдущем составе Верховного Совета Крыма) и таким образом потеряли возможность влиять на принятие решений. А в Крымской организации Партии регионов достаточно много людей, в том числе из руководящего состава, которые стоят на мировоззренческих позициях Русской общины Крыма.

Хочу сказать, что свое место в одной крымской «упряжке» с Партией регионов Русская община Крыма получила не в качестве подаяния, а по праву, так как в декабре 2004 г. и фактически весь 2005 год именно Русская община «держала упавшее знамя», когда лишение В. Януковича поста президента Украины под нажимом «оранжевых» и их покровителей из США повергло в ступор большинство его крымских однопартийцев.

 

А. Филатов,
заместитель директора по науке
украинского филиала Института стран СНГ

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Прощание поколения айфонов с цивилизацией

.

Время Сальери, или Да здравствует культурная эволюция!

Марина МАТВЕЕВА

Крым. 6 июня

.