Крымское Эхо
Архив

Дистрибьюторы в белых халатах

Дистрибьюторы в белых халатах

Врачи советской формации и советского же образования не только в тесном профессиональном сообществе без устали рассуждают на тему о причинах ничтожно малого числа в их среде молодых коллег. Общий тон – осуждающий, общее место – выводы о юных рвачах в белых халатах, променявших помощь больным и страждущим на тугой кошелек. Кто бы спорил, что проблема существует и усугубляется. Выпускники медицинских вузов уже не мнят себя Пироговыми и Амосовыми – они честно и откровенно трансформируют полученную специальность помощи болезным и страждущим в денежный эквивалент, предпочитая заниматься пластикой, косметологией, но чаще всего – представлять зарубежные фармацевтические компании.

На фоне их прямодушного желания делать деньги врачи старой формации кажутся себе бессребрениками. Но, по правде сказать, они неоправданно льстят себе. Не станем говорить о подавляющем большинстве, но очень и очень многие, заслужившие среди пациентов имя и уважение, давно подвизаются на поприще сетевого маркетинга, беззастенчиво впаривая больным биодобавки и Бог весть знает где и на ком прошедшие апробацию лекарственные препараты. Практически каждый, кому довелось посетить врачебный кабинет узкого специалиста, вызвать на дом терапевта/педиатра или попасть в стационар, сталкивался с предложением облегчить течение болезни не аптечным препаратом.

Есть множество вариантов скрытой рекламы производителей лекарственных препаратов и биодобавок, на которые находящийся в шорах мыслей о своей, ребенка или родителей болезни человек, как правило, не обращает внимания. Ему могут предложить приобрести назначенный препарат непременно в конкретной аптеке. Или он получит рецепт на лекарство, выписанный не на стандартном бланке, а на листке блокнота с логотипом зарубежной фармацевтической компании. И это не все крючки, на которые врачи цепляют легковерных больных. На враче, как правило, халат с тем же логотипом фармфирмы, который затем пациент видит и на провизоре в аптеке.

Больные на всё это обращают внимание лишь в случае, когда врач излишне откровенно, если не сказать – нагло, навязывает незнакомый препарат. Но и понимание этого приходит обычно «опосля», когда долгожданное выздоровление наступает не после насильно втюханного лекарства, а после беготни по другим врачам, а то и вовсе после «рекомендаций» интернета. Рассказы хронических больных и бывших пациентов повторяют себя в точности, как клоны, за исключением разве что незначительных мелочей.

Нину Степановну в кабинет хирурга привела внезапно заболевшая нога. «Мельком взглянув на меня, даже не на больное место, — рассказывает женщина, — врач предложил мне одну из баночек, стоявших у него на столе, и запросил восемьдесят гривен. Они у меня были с собой, меня удивило другое: ни рентгена, ни пальпации – сразу лекарство. Сказала, что денег нет, и врач, моментально потеряв ко мне последние капли интереса, написал на листке название какого-то лекарства и быстренько отправил восвояси. Проторчав в поликлинике в ожидании начала приема травматолога пару часов, я вышла от него с направлением на физпроцедуры. Буквально через несколько сеансов боль прошла». Без баночки за 80 гривен.

Татьяна Петровна в дикую летнюю жару неожиданно для себя умудрилась подхватить воспаление легких, пришлось лечь в стационар. «Узнав место моей работы и должность, лечить меня взялся главврач. Выписал кучу лекарств и назначений, подвел меня к окну и пальцем тыкнул в аптечный киоск на территории больницы, где мне следовало купить всё для приема и инъекций. Я не скрыла своего удивления, и тогда он отправился со мной в этот киоск. В тот момент, расстроенная, с температурой, кашлем, я купила всё оптом. Одна из коробочек в ход пошла не сразу, видимо, купить ее было важнее, чем лечиться ее содержимым. Оказалось, что это биодобавка из шишек сосны, после приема капсулы которой меня обсыпало, как грудничка после клубники. Из всего купленного за время лечения это был самый дорогостоящий препарат».

Для пожарных случаев у Аллы Дмитриевны есть свой врач, которого она приглашает на дом. С каждым годом при хроническом заболевании вызовы случаются всё чаще, и она перепробовала, кажется, весь аптечный ассортимент. «Заглянул ко мне знакомый врач и, утомленный, видимо, моими участившимися вызовами, предложил попринимать незнакомое мне прежде лекарство, — у нее своя история. — Я заплатила ему полтинник за вызов и шестьдесят гривен за препарат. На поверку он оказался обычной расторопшей, только красиво упакованной. Потом доктор предлагал мне еще какую-то волшебную кружку, очищающую воду, и даже посмотреть видеокассету с записью чудес излечения. Я по-прежнему прибегаю к его помощи, потому что врач-то он хороший, просто ему надо платить алименты на двоих детей, кредит за квартиру и содержать молодую жену. Стены его кабинета обвешаны сертификатами каких-то фармацевтических компаний, выданных по итогам прослушанных курсов, халаты на нем все в надписях, рецепты на красивых листочках, выписанные фирменной ручкой. Но он уже четко понял психологию пациентов и зря бисер не мечет».

Примерно по такой же схеме работают и фармацевты, к которым в последнее время больные обращаются за советом и помощью не реже, чем к врачам. Они тоже предлагают препараты тех фирм, с которыми у них налажено плодотворное финансовое сотрудничество и фирменные халаты которых используются как незамысловатая реклама лекарственной продукции. У каждой компании своя практика, но чаще всего врачам и фармацевтам либо отчисляется процент от продаж, либо начисляется бонус. Естественно, препарат должен быть не копеечным, а пациент — психологически убежденным в его действенности.

Если больной не излечился с первой попытки, но продолжает верить всё тому же врачу, то у него есть шанс либо приобрести препарат повторно на якобы полный курс лечения, либо поменять его на другой, еще более дорогостоящий. Помимо этого – дополнительный бонус в виде поездок на конференции, симпозиумы, семинары и полным пансионом, иногда даже заграницей. «У меня полное впечатление, — говорит инвалид второй группы Александр Иванович, — что врачи изучают новые методы лечения не по специализированным журналам или на курсах усовершенствования, а по рекламкам. У входа в кабинет моего врача столик с красочными листочками. На мужиков эта пестрота действует меньше, а женщины, как бабочки, слетаются. А раз интересуются, значит, кто-то и покупает».

Врачи заменили недавно еще очень популярных знахарок, заговаривающих хворь бабок и даже экстрасенсов. Оно и понятно: все-таки снадобьем потчует не малограмотная потомственная колдунья, не доморощенный травник, не инженер, подвизающийся на поприще сетевого маркетинга по распространению БАДов, а профессиональный медик, учивший в институте множество разных химий, фармакологию, дававший клятву Гиппократа, а если и нет, но знающий основополагающий принцип медицины «не навреди». И то, что врач тут же в кабинете берет с пациента деньги, то это не коррупция, не грубая взятка, а современный метод лечения, идущий от бедности врача и вынуждающий его искать дополнительный заработок. В конце концов, не у многих поворачивается осуждать учителя, занимающегося репетиторством со своим же учеником в том же классе после уроков. Тоже ведь не коррупция, а метод обучения.

Моральной стороной и профессиональной этикой, когда на кону деньги, никто из врачей не заморачивается. Легко было Гиппократу сочинять свою клятву – попробовал бы он покрутиться в наши дни! Оправдывают себя, ставя не соответствующие истинной картине болезни устрашающие пациента диагнозы, назначают дополнительные, ничего не решающие в обычной схеме лечения препараты. Скрытое дистрибьюторство иной раз оправдывают даже обманутые пациенты: «Бедненький, у него же грошовая зарплата, а он шесть лет корпел над учебниками». Типа не умер после такого лечения – и на том спасибо.

Чтобы впредь избегать сомнительных благодарностей подобного рода, Верховная Рада принятым законом «О внесении изменения в Основы законодательства Украины о здравоохранении относительно установления ограничений при осуществлении руководителями и работниками лечебно-профилактических и фармацевтических (аптечных) учреждений профессиональной деятельности» предприняла попытку запрета скрытой и явной рекламы врачами и фармацевтами и на рабочем месте. Согласно новым правилам, никаких лекарственных средств врачам, организаторам здравоохранения и аптекам от производителей не получать, во врачебных кабинетах их, как на витрине, не выкладывать, халаты, рецептурные бланки и ручки с логотипами изъять, тыкать носом пациента в лекарство определенной фирмы и направлять в конкретную аптеку не сметь, а от пациентов не скрывать, что аптечные полки забиты дешевыми лекарственными аналогами.

Вокруг недавно принятого закона разговоров предостаточно, и трактуется он весьма неоднозначно. Большинство обсуждающих его сходится в том, что права больных он толком не защитит, потому что у каждого врачебного кабинета налоговика не поставишь. Даже если будет убрана с глаз реклама и продукция, озвучить врачу предложение запретить никто не вправе, так и фармацевту: пациенты и клиенты, наоборот, требуют, чтобы им все показали, обо всем рассказали и что-то одно посоветовали. Даже если врачам и фармацевтам заклеят рты, полностью от рекламы это не избавит: всезнающий интернет выложит всё, как на духу. Производителям новый закон экономит немалые деньги на публичную рекламу – часть из них они направят на более тесные контакты с теми же врачами и фармацевтами: продвигать продукцию после принятия закона никто не перестанет.

По всей видимости, не о физическом здоровье пациентов пеклись законодатели. Иначе они бы запретили рекламу МММ, участники которой в некоторых случаях доводятся до депрессии, сердечных приступов и суицидов. Юристы предполагают, что этот законопроект через опосредованное и незначительное упорядочение фармацевтического рынка имеет конечной целью управление независимыми СМИ, которые большей частью существуют за счет рекламы, в том числе и всяческой околомедицинской чепухи. Накануне выборов это очень даже нужно, чтобы никаких журналистских расследований и разоблачений не замышляли. Дистрибьюторы в белых халатах для политиков — фактор третьестепенный. У каждого из них свой бизнес: у одних на физическом, у других на нравственном здоровье народа.

 

Фото вверху —
с сайта kp.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Спорный вопрос лишних предметов

Беспартийный активист

Софья БАСАВРЮК

Крымская автономия – общее достижение всех крымчан

Сергей ЦЕКОВ