Крымское Эхо
Библиотека

Девочка на балконе

Девочка на балконе

Это была старинная часть города. Маленький переулок, начинавшийся от главной улицы, тянущийся в сторону горы Митридата, а через несколько десятков метров расходившийся на две стороны, каждая из которых имела булыжную мостовую, отполированную до матово-серого блеска. Одна мостовая, идущая прямо вверх, к горе, имела старые каменные ступени, истёртые подошвами современной обуви и башмаков древних жителей города.

Ступени под бременем времени были настолько истёрты в своей середине, что она прогнулась вниз, к земле, а края приподнялись ввысь, как длинные крылья птицы. По этим ступеням можно попасть на улицу, а с неё подняться на саму гору. Другая мостовая проходила мимо старого двухэтажного дома, сложенного из камня-ракушечника, который с далёких времён добывался здесь же, на керченском полуострове.

Эта мостовая проходила мимо дома и так же, как и первая, выводила на улицу, которая примыкала к подножию горы. Дом был построен так, что от передней части он располагался в две стороны, вдоль мостовых, которые исходили из одной нижней точки, как два луча, показывающих путнику нужное ему направление. В передней части дома, на втором этаже , имелся балкон с кованой решёткой, не известно когда и кем изготовленной. По всему было видно, что этой решётке очень много лет, и она повидала на балконе не одно поколение жильцов старого дома.

 Мне часто приходилось видеть этот дом и тогда, когда мимо него в юности я ходил к своему другу на вышестоящую улицу, и когда работал в милиции, которая располагалась рядом с описываемым переулком, который носил простенькое название Почтовый. Старинные дом и балкон действовали на меня гипнотически.

Когда я смотрел на них, мне казалось, что через какое-то мгновение за дверью балкона шелохнуься тяжёлые занавеси, неслышно откроется дверь, и на балкон выйдет купец с домочадцами подышать свежим воздухом, и что среди них обязательно будет девочка в пышном белом платье. Десятки лет каждый раз я ожидал этого чуда.

Ждал тогда, когда был безусым мальчишкой, ждал в зрелом возрасте, когда отлично понимал, что этого никогда не случится. И всё равно во мне продолжала жить надежда до самого последнего времени.

 Почтовый переулок для меня был неотделим от самого города, особенно его старинной части, которая напоминала о вековой его истории. Здесь царил мир давно ушедшего в небытие времени, который невозможно воссоздать даже при помощи самых современных технологий. Не зря местные и приезжающие художники переулку посвятили множество картин, написанных маслом, тушью и акварелью.

Переулок стоил того. Наперекор времени он нёс в себе дух чего-то далёкого-далёкого, едва уловимого, но такого родного, что называется родиной, отечеством. Эта внутренняя любовь была связана не только с домом, но и с огромными деревьями, которые росли рядом с ним и на противоположной стороне. Их кроны были такими густыми и большими, что они высоко над землёй сплетались своими ветвями, образуя зелёный шатер, через который на землю не проходил ни один луч солнца. Там всегда стояла какая-то особенная, ничем не нарушаемая тишина.

Вся эта волшебная обстановка находящегося там человека окунала в прошлое. Казалось здесь, на этом крохотном участке керченской земли, время навсегда остановилось. Потому я и верил, что купец с дочкой может появиться на балконе в любой момент, и я буду их видеть. Это меня постоянно интриговало. Так хотелось неожиданно увидеть людей из другого мира, из далёкого прошлого, людей, живших до тебя и стоявших, может быть, на том месте, на котором ты стоишь сейчас. И я, вопреки здравому смыслу, верил, что когда-нибудь этого дождусь. И то, что не произошло в детстве, произойдёт сейчас, на склоне лет. Я успею увидеть на балконе девочку в белом.

 Но нет. Не будет никогда ни купца, ни девочки в белом. Теперь это я знаю точно. Ничего уже не будет. Нет уже замшелых ступеней, ведущих к Митридату, нет старого дома с таким же старым балконом. Ничего не осталось от маленького старого уголка моего старого города. На том месте стоит новый большущий дом. По нынешним архитектурным меркам, он хорош. Но он, как монстр, встал на старую землю, подмяв под себя всё — и развесистые деревья, уничтоженные под корень, и отполированные булыжные мостовые, и стёртые временем ступени, и саму тишину. Ничто больше не напоминает о таком далёком, но родном и близком для каждого, кто родился, вырос и прожил всю жизнь в Керчи. Осталась щемящая тоска по прошлому, когда-то запечатлённому в исчезнувшем Почтовом переулке, исчезнувшим навсегда. И только порой в памяти видится старый балкон с неокрашенной металлической решёткой и стоящая на нём девочка в белом.

 

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Французы в Крыму: славное прошлое и благодарное настоящее

Малышкина книжка

Юлия МЕЛЬНИК

Иришка