Крымское Эхо
Архив

День твой последний приходит, буржуй!

День твой последний приходит, буржуй!

Невзирая на то, что большая часть страны выросла в условиях социализма и по-настоящему роскошно никогда не жила, слово «богатство» имело магическое значение. Богатый дом, богатый муж, богатая семья определялись совсем не теми категориями собственности, что действовали во всем остальном мире. Богатством было иметь квартиру, роскошью – автомобиль, заоблачной мечтой – натуральную шубу и кольцо с бриллиантом, а вершиной богатства – работу за границей. И потому нет ничего удивительного, что при первой появившейся возможности заполучить в собственность что-то действительно стоящее народ со всей силой страсти рванул жить-подживать да добра наживать.

Одни лихорадочно меняли машины, продав доставшуюся от деда «копейку», неимоверно гордились раздолбанным «фордом». Нашлись и те, кто видел дальше своих «хотелок» и планомерно, будто по росписи Госплана, скупал недвижимость, не нюхом – нутром прочувствовав рыночную конъюнктуру и приобретая дома и квартиры, как заядлые коллекционеры марки. В девяностые годы достаточно было иметь восемьсот-тысячу долларов, чтобы купить хорошую однокомнатную квартиру.

Некоторые так и делали. Мои знакомые, к примеру, всю полученную по суду задолженность по зарплате вложили в покупку однокомнатной квартиры в новостройке для подрастающего сына, продав которую несколько лет назад они превратили вырученные деньги в первый взнос за ипотеку в Киеве. Их расчет оправдался дважды: они имели возможность помочь сыну с покупкой квартиры в столице и оказаться чистенькими перед налоговыми органами, что начинают активно отслеживать собственников нескольких объектов недвижимости.

Идея налога на роскошь, речь о введении которого ведется с 2008 года, судя по числу поданных в Верховную Раду законопроектов, прошла красной нитью через всю работу парламента прошлого созыва. Налогообложение владельцев роскоши, как предполагалось, должно было увеличить объемы поступлений в бюджет, способствовать установлению социальной справедливости и в какой-то степени — снижению напряженности в обществе в условиях углубляющегося раскола между доходами различных групп населения.

Несмотря на то, что ни один из представленных на обсуждение народных депутатов законопроектов не был идеальным, все они предусматривали взимание налога с владельцев предметов роскоши: статусных автомашин, самолетов, яхт, особняков, драгоценностей, антиквариата.

Всё казалось расписанным до тонкостей. Если недвижимость — то превышающая двухсотметровую площадь. Если автомобиль или яхта — то с большим объемом двигателя. Если вертолет с самолетом — то все подряд. Если статусные аксессуары и предметы искусства — то стоимостью свыше пятидесяти тысяч гривен. Коль шубейка — то дороже сорока тысяч гривен.

Однако долгие дискуссии депутатов и экономических экспертов, однозначно сходившихся во мнении, что налог на роскошь не должен затронуть финансовые интересы среднего класса, завершились поголовным ошкуриванием.

Налог на роскошь не обойдет своим пристальным вниманием ни одного владельца нескольких объектов недвижимости, будь это квартиры в «хрущевках» или разваливающихся пополам «сталинках». В общем, если кто считал себя предусмотрительно заботящемся о материальном благополучии своих детей или радовался полученному от бабушек-дедушек наследству, теперь будет обмозговывать, как вывернуться из-под налогового пресса.

Способы, конечно, найдут. Не о том речь. Дело в другом. Покупка недвижимости хорошо показала себя как надежный способ хранения и вложения свободных средств. Многие стали владельцами нескольких объектов недвижимости в результате получения наследства, что вполне естественно для страны, где люди двадцать с лишним лет назад получили право на приватизацию жилья. Было бы глупо не воспользоваться этим шансом, когда есть что и кому завещать.

С введением налога на роскошь социальная справедливость настигнет каждого собственника нескольких жилых объектов. Никто не станет разбираться, получены ли эти квадратные метры в наследство, куплены ли за кровно заработанные, сдаются ли в аренду нанимателям или, вылизанные евроремонтом, дожидаются переезда подрастающих детей и внуков. И никто их не пожалеет, потому что тут же найдутся борцы за социальное равенство, которые точно знают, что честный человек своим трудом богатства не заработает, и начнут подсчитывать чужую выгоду от сдачи жилья внаем.

Сейчас это достаточно распространенный способ заработка, собственно ради него многие и покупали недвижимость. На эти деньги учат детей, помогают родителям, оплачивают коммуналку за свою квартиру. Та же Керчь – не Киев, где арендная плата за сданное жилье позволяет путешествовать заграницу или оставить работу. Но если сдавать квартиру правильным жильцам, которые не наделают долгов и не сбегут, не рассчитавшись с хозяевами, то заработать на сдаче в аренду можно и в Керчи.

Людмила Ивановна сдает доставшуюся ей от родителей квартиру командированным работникам иногородней компании и вырученные деньги отсылает сыну-студенту в Днепропетровск. Прищучить ее налоговой вряд ли удастся: она прописана в родительской квартире, хотя живет с отцом сына в унаследованном им от матери доме.

И подобных собственников нескольких объектов недвижимости найдется немало, но сколь широко не расставляй на них налоговые сети, доказать получение ими дополнительного заработка будет непросто. Даже если соседи «настучат», с хорошим адвокатом можно будет «отмазаться» благотворительностью для знакомых или родственников, проживающих исключительно за квартплату.

Жанна Сергеевна фактически владеет квартирой, отписанной покойными родителями ее сыну, имеющему российское гражданство. В ней никто не прописан, молодой хозяин в лучшем случае бывает в Керчи раз в несколько лет, а его живущая в другом городе мама лет десять как сдает ее квартирантам.

Естественно, никто с государством не делится, как, впрочем, и оно с населением. Рядовой гражданин не имеет возможностей по-настоящему богатых людей, покупающих недвижимость за границей и, так же, как и они, ничего не платящих родному государству. Обычные люди исходят из своих скромных возможностей и дурят государство, скрываясь от налогов от сдачи жилья в аренду.

С гражданских позиций получение теневого дохода аморально, но вряд ли люди согласятся делиться им и найдут лазейку избежать уплаты налога. Разъедутся, например, каждый в свою квартиру и всё равно платить государству не будут. Удивляться этому не стоит: людей к обману приучило само государство. Даже с этим самым налогом на роскошь, когда в один день себя почувствовало равными Ахметову богачами полстраны.

Налог на роскошь обяжет раскошелиться и тех, кто купил жилье, но не использует его для получения дохода. У Марины Игоревны унаследованная от покойных родителей квартира стоит порожняком, а сама она который год работает в Москве гувернанткой. Она бы и не прочь заработать на ее сдаче, потому что квартплату и тепло приходится оплачивать в любом случае, но опасается, потому что каждый раз по неопытности нарывается на недобросовестных квартирантов, одни из них вынесли из квартиры всё, вплоть до оконных щеколд. Однако налоговая вряд ли станет разбираться с тонкостями обстоятельств жизни каждого из собственников нескольких объектов жилья, а просто перешерстит реестр владельцев недвижимости и определит сумму налога.

Будет ли это социальной справедливостью, предвкушаемой политиками и чиновниками от принятия закона на роскошь? Ровным счетом никакой, потому что всех подряд владельцев нескольких жилых объектов обложат налогом вне зависимости от размера, стоимости и статусности недвижимости. Больше всего, понятное дело, пострадают от нового налога рядовые собственники нескольких домов или квартир: им придется или платить его, или платить за новые документы, переписывая недвижимость на детей или родителей. Выглядеть это будет до обидного нелепо, потому что многие из «богатых» владельцев на самом деле обычная «крыша».

Пенсионерка Вера Владимировна в свое время настояла, чтобы сын, оставшийся после развода с первой женой гол, как сокол, перед вторым браком оформил на нее купленную накануне квартиру в Симферополе, чтобы в случае чего не было объекта дележа. Теперь им придется решать, что выгоднее: по-прежнему оставаться пожилой женщине владелицей двух квартир или оформить жилье на истинного собственника.

И Анну Михайловну знакомый нотариус когда-то надоумил купленную в подарок дочери на свадьбу квартиру оформить на себя, заранее обезопасив семью от возможных посягательств зятя. И подобных случаев на самом деле великое множество, вот и получилось, что, прикрыв тыл, люди «оголили» свою собственность.

Конечно, и голь на выдумки хитра, но у по-настоящему богатых есть куда больше способов увести недвижимость из-под налогообложения. Помимо переоформления на родню, они имеют возможность оформить право собственности на объекты недвижимости на юридических лиц, включая и нерезидентов, а потом арендовать их у якобы владельцев.

Как и предсказывали пессимисты, от налога на роскошь взвоют простые люди, потому что на самом деле он обернется двойным налогообложением для людей, уже оплативших свою недвижимость и при покупке, и при наследовании, при переоформлении.

Один из самых резонансных и производящих яркое социальное впечатление законов сделал автоматическими богатыми всех без разбора, не делая разницы между владельцами многоэтажных особняков и собственниками двух «хрущевок», не разделяя имеющих доход от сдачи жилья внаем собственников с хозяевами пустующих годами квартир.

Если это и есть социальная справедливость, то на Украине она достигнута, и через два года действующий президент имеет все основания рапортовать о ней в своей предвыборной программе.

 

Рисунок вверху —
с сайта alburkov.livejournal.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Менделеев по Симферополю действительно ходил

.

Впереди траурное лето Украины

.

Уже не фантастика