Крымское Эхо
Эхо недели

Давайте уже наконец попрощаемся с 90-ми

Давайте уже наконец попрощаемся с 90-ми

Иду на субботнюю ярмарку, слушаю радио. Два ведущих между собой: «Сегодня в Москве началась всеобщая вакцинация — ну, пока для врачей-учителей. А ты готов прививаться»? «Нет, отвечает коллега,— я еще подожду, еще не все известно про эти наши вакцины, да и вообще, лучше европейские подождать…» Голоса молодые, уверенные: они в современном мире, как рыбы в воде, во всем разбираются, все понимают, обо всем имеют свое мнение…

Свое мнение иметь — замечательно. Это значит, человек смог на основе своих знаний, которые накрепко сцепились у него в мозгу с приобретенными умениями, сформулировать некое утверждение, которому он следует в жизни. Но, пока шла к торговым рядам, вот о чем я подумала: ведь это умное и разбирающееся во всем поколение не верит в себя! Не верит и все! В свои силы, в свои знания — они лишь повторяют то, что им внушили.

А в их школьные годы, которые пришлись на пресловутые 90-е, им, этому поколению, на пальцах показали-доказали, что они никчемные, ни к чему не способные, неумехи и незнайки. Вон, посмотрите — и страна ваша погибла, отвернулись от вас ваши «колонии», а вы чужим умом живете, заимствованным на Западе, и заработать вы только и можете на том, что сырую нефть за границу гнать, поэтому вот вам поводыри на самых важных должностях, они вам всё покажут-расскажут, на правильную дорогу выведут…

А ведь да! А я иду и вспоминаю яркий солнечный день, я совсем маленькая — в том возрасте, в который человек напрочь себя забывает. И я вижу, как радуются мои родители, какая-то сумасшедшая по накалу атмосфера, они переговариваются с соседями по общежитию, в котором мы тогда жили. И я помню эти слова: «Чайка в космосе!» Только став старше, я поняла, что в детской памяти отложился день, когда в космос улетела наша Валентина Терешкова с позывным «Чайка».

Для поколения моих родителей, только что переживших тяжелейшую войну, не знавших, что такое горячая вода в доме да и холодная тоже, готовивших еду на печке — она называлась по-украински груба, — которая занимала половину общей кухни и которую топили сначала дровами, а потом засыпали уголь, этот полёт  был как маяк, как надежда и как вещественное доказательство того, что мы все сумеем, преодолеем, отстроим и заживем счастливо.

Когда мы утратили эту надежду и уверенность? Только ли в 90-е?

Почему нас чаще приводит в возбуждение новый гаджет (то есть из серии «моё»), а не нечто, сделанное для всех? В конце концов, почему нам так трудно поверить в то, что мы в теме борьбы с коронавирусом действительно впереди планеты всей — реально, а не в мечтах? Что это в США каждые две (!) минуты умирает больной с коронавирусом, а не у нас…

Мы — первые! У нас уже три (ТРИ!) вакцины, одна другой лучше, а всего разрабатывается десять. И ни одна вакцина, создаваемая в мире, ни одну нашу еще не догнала по своим качествам! Мы — лучшие! Не американцы, не японцы, не англичане — МЫ!

Мы не только по вакцинам сумели прорыв сделать — на этой неделе президент Путин не успевал открывать медцентры, которые наши военные построили уже три десятка. Да, кое-где по регионам остается исчезающее мало свободных коек — но они есть, а в богатой Европе давно их уже не осталось от слова совсем.

Я не про то, что у нас все хорошо — я про то, что наша Россия, пусть со скрипом, пусть неохотно, пусть мучительно долго — но становится на рельсы социального государства.

Лучше, чем ковид, не найдешь учителя того, что здравоохранение — это не оказание услуг, это охрана здоровья населения, а это совсем другие деньги, структура, люди и цели.

И я очень надеюсь, что тот же ковид, который зацепил своим крылом и образование, тоже на пальцах докажет тем, от кого это хотя бы в малой степени зависит, что образование и воспитание теснейшим образом переплетены и никак не относятся к категории «услуги» — скорее, это подготовка юных граждан к служению стране, родине, своей семье, наконец.

Быть гражданином — этому надо учить. И это тоже совсем другие деньги, ресурсы, люди и задачи…

На все эти мысли меня натолкнуло знаковое событие на неделе — в отставку с государственной должности отправлен Анатолий Чубайс, ставший этаким символом нашего позора 90-х. Посмотрите, как взорвался интернет, как люди радовались и опасались, что, убрав его с «Роснано», ВВП посадит его на какую-то другую вкусную должность.

Но не случилось. Анатолия Борисовича ждало иное назначение — нештатное, негосударственное, скорее, почетное. Нет, его никто не притянет к ответу за какие-то бесчисленные финансовые нарушения, невыполненные обещания, о которых трубит интернет (который к делу не пришьешь) — теперь он будет спецпредставителем президента по связи с международными организациями.

А вот тут пока не очень понятно. Одни «эксперты» утверждают, что это безусловно повышение, другие, наоборот, расценивают это как номинальную должность, ни на что не влияющую. Россия так готовится наводить мосты с возможным следующим президентом США — Байденом и неоконами? Мол, Чубайсу они верят, он лучший переговорщик. Хорошо «поговорил» — прибыль России; не удалось договориться — ну что ж, пойдем другим путем — что с него, человека, работающего на общественных началах, взять?

А люди, предложившие Чубайсу должность переговорщика, точно уверены, что действовать он будет в интересах государства, а не своих личных? Ну-ну…

Но уход Чубайса — это однозначно знак того, что там, в высших эшелонах власти, произошло нечто отдаляющее нас от тех зависимых 90-х.

В любом случае этих людей, «переговорщиков» мы с вами крайне редко видим-слышим. А, честно говоря, очень бы хотелось. Кто занимается, скажем, Белоруссией? Почему бацька опять закусил удила — и тянет на Россию без зазрения совести? Про Украину крымчане хорошо знают, что там, если и есть переговорщик, то у него вряд ли по утрам первая мысль, как у незабвенного Бориса Николаевича, о том, как там ненька ночь переночевала, на мягкой ли перине спала. Как не было четкой линии, как не было посла российского в Киеве, так до сих пор и нет.

Мы видим, как Пашинян, кажется, только для того и появляется на экране, чтобы десять раз сказать благодарственные слова в адрес Москвы, но вот от Ильхама Алиева мы таких слов почему-то не слышим — а все больше о его победе. Ребята, очнитесь, у кого победа? У Азербайджана? А что прячется у Пашиняна за «спасибо» — мы точно знаем? А что там Майя Санду, уже подписала указ-приказ о выдворении российских миротворцев из ПМР?

Вчера вечером Владимир Путин собрал Совет безопасности — обсудить состоявшиеся на неделе совещания и в рамках ОДКБ, и контакты по теме искусственного интеллекта (ИИ), и в целом ситуации, сложившиеся по странам СНГ, охвативших Россию «удавкой анаконды».

Когда смотрела телесюжеты по теме ИИ, невольно поймала себя на мысли: с какой бы завистью мы бы все воспринимали это, не случись 2014 года — так я смотрела на открытие Зимней Олимпиады в Сочи.

А сейчас мы живем в стране, которая словосочетание «искусственный интеллект» воспринимает не как фантастику, а как руководство к действию, как рабочие планы. Она развивается, она живет, она думает о будущем.

Больше всего запомнились слова Владимира Владимировича о том, может ли ИИ быть президентом: «Надеюсь, что нет: у ИИ нет сердца, души, сострадания и совести. Человек принимает решение не в интересах машин, а людей».

Когда из нас окончательно выветрятся 90-е, я уверена: у нас не только президент будет работать для людей…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 11

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Этот забавный онлайн

Борис ВАСИЛЬЕВ

Черный август бывает только в вашем воображении

Весна в пустыне

Сергей КЛЁНОВ