Крымское Эхо
Общество

«Датовская» политика

«Датовская» политика

Отшумел, отшагал, отсалютовал День Победы. Эмоционально мощный, искренний, народный, теплый, с неизбывной примесью грусти, почти семейный праздник, который так любили наши родители, все их родные и друзья, пережившие ту войну, когда против всех законов природы слезы и скорбь смешиваются в радость и счастье. И гордость, особенно при виде ветеранов с боевыми и трудовыми наградами — уж слишком мало их осталось, когда понимаешь, в каком мы все неоплатном долгу перед ними, выстоявшими и отстоявшими.

Поражающими нас какой-то невиданной живучестью, превозмогающей и в девяносто с гаком болячки силой духа, заражающими завидной энергией, удивляющими жизненной стойкостью и неподвластным возрасту любопытством к происходящему. А фронтовИчки! Вы только посмотрите на них – они и в девяносто стараются выглядеть не потерявшими своего лица женщинами: подкрашенные, завитые, на легком каблучке, не позволяющие себе 9 Мая удобное платье, уютную кофту и ботинки «прощай молодость».

В Бессмертном полку Керчи  все герои

 

По большому счету, наверное, 9 Мая – не столько праздник, сколько день скорби и памяти тех, кого потерял каждый из нас, а потому это день семейной памяти о войне, когда оглядываются назад и мысленно собирают свою семью.

Несколько послевоенных десятилетий он был глубоко личным, что естественно при живых и еще полных сил фронтовиках и тружениках тыла. Но с каждым годом 9 Мая делается всё, если можно так сказать, историчнее, потому что уходят из жизни наши родные, близкие, знакомые люди, бок о бок с которыми, как за каменной стеной, прожита самая лучшая и беззаботная часть жизни — от детства до юности. Которые без пафоса на примере собственных жизней, где было множество потерь, горя, слез, где были голод и почти нищенская скромность, объясняли нам, что Победа – это не капитуляция фашистской армии, а первый день МИРА, первый за четыре года боев, оккупации, эвакуации, депортации, первый день БЕЗ ВОЙНЫ.

Видимо, потому стержневым событием празднования 70-летия Победы стало прохождение по улицам России «Бессмертного полка», впитавшего в себя без всякого преувеличения весь народ — от президента страны, прославленных артистов до рядовых граждан России. Это придало Дню Победы интимность, сделало его семейным праздником, вернуло погибших, пропавших без вести, умерших от ран после Победы, проживших большую и трудную жизнь и недавно ушедших из семьи, позволило оживить память о них, познакомить своих семейных героев с не видевшими их внуками и правнуками.

Это вновь объединило семьи, засевшие за альбомы и поиск пожелтевших фотографий, вспоминавших старые добрые времена. Человек, додумавшийся до такой, казалось бы, простой мысли — вывести на улицы городов наследников победителей с портретами ветерана армии и флота, партизана, подпольщика, бойца Сопротивления, труженика тыла, узника концлагеря, блокадника, ребенка, сам заслуживает особой награды.

Благодаря «Бессмертному полку» 9 Мая превратилось в национальный праздник России, выстроивший в одну почти  бесконечную шеренгу и президента, и прославленных знаменитостей, и пристроившихся на плечах молодых отцов малышей, и поседевших от прожитых лет сыновей и дочерей победителей, и их уже заматеревших к сорокалетию внуков. Это не просто портреты – это гордость за своих родных, шанс публично козырнуть героическим дедом и боевой бабушкой. Искренне, без хвастовства, но с  достоинством.

Это самая искренняя и честная акция Дня Победы, акция памяти, когда понимаешь, что война ни в какую историю не ушла, а догнала тем, что тебе есть кем и чем гордиться. При отходящей всё дальше во времени Отечественной войне, когда ветеранов с каждым годом будет становится всё меньше и меньше, «Бессмертный полк» не в пример уже сейчас малочисленной колонне фронтовиков будет расти и разрастаться. Если в этом году «Бессмертный полк»  вывел на улицы пятнадцати стран мира двенадцать миллионов человек, то в будущие годы к ней по естественным причинам примкнут и те, кому нынешний День Победы еще повезло праздновать со своими личными победителями.

70-летие Победы сделалось национальным праздником, но продержалось оно в таком качестве всего-то день. Ветераны сняли парадные пиджаки с наградами и превратились в обычных стариков. Кто бы ни уверял в обратном, а они забыты до следующего праздника. Хорошо еще, что очередной на подходе – День партизан, когда их опять соберут по случаю, нальют фронтовые сто грамм, обнимут и уж тогда точно расстанутся минимум на полгода, до дня высадки Эльтигенского десанта. И кстати, нет никакой уверенности, что следующий, неюбилейный, День Победы будет таким же помпезным, а ветераны – столь же обласканными властью и всеми приданными им для этого силами в лице молодежных, общественных и прочих организаций, бережно водивших их под локоток, целовавших в морщинистые щеки, вручавших им цветы и подарки.

Этой парадной стороной праздника власть старается задавить все будничные проблемы. Но не все задуманные к юбилейной дате мероприятия выглядят подобающими случаю. Когда бравурно сообщается о подарках ветеранам Керчи аж на тридцать четыре тысячи рублей, это не выглядит достойной акцией. С одной стороны, мы все прекрасно понимаем, что на эти деньги нельзя сделать по-настоящему ценный подарок даже в виде продуктового набора двадцати пяти ветеранам, а с другой, не лучшим образом характеризует наследников Победы, поскупившихся на незапланированную покупку в рамках проводимой в супермаркетах Керчи акции «Память».

Так выглядит в День Победы памятный знак в честь командира партизанского отряда Старокарантинских каменоломен Александра  Федоровича Зябрева

 

Никакого умиления не вызывает эта акция, а только лишь стыд за то, что через семьдесят лет приходится собирать на еду старикам, которые до изнеможения трудились на фронте и в тылу. Это выглядит не менее ущербно и унизительно, чем так и не предоставленные за семьдесят мирных лет участникам и инвалидам войны квартиры с удобствами или небрежно брошенные портреты ветеранов после прохождения акции «Бессмертный полк».  Но даже не то беда, что кто-то считает, будто пакет с крупами и есть наша истинная благодарность ветеранам, что искупит будничную забывчивость по отношению к ним. И даже не то, что кто-то недалекий продолжает делать подарки по кальке голодных девяностых, когда продуктовый набор действительно выглядел царским подарком. И даже не то, что у получающих вполне достойные пенсии ветеранов дешевые макароны вызывают недоумение.

А то, что те, кто делает подобные подарки, кто инициирует такого рода акции, не дают себе труда понять и задуматься, что не весом долгоиграющих круп измеряется отношение к ветеранам, а моральностью их неблагодарных по большому счету наследников. Не научивших своих детей не пакостить в общественном месте, срывая портреты с Доски почета старожилов Керчи накануне Дня Победы. Не внушивших второклассникам одной из самых пострадавших в войну областей, Ленинградской, что старших надо уважать не только потому, что они могут оказаться фронтовиками или узниками концлагерей, а за то, что на их стороне целая трудно прожитая жизнь. Не объяснивших зажравшимся от мизерной власти магазинным охранникам, что старушка, долго рассчитывающаяся у кассы и что-то ищущая в своей сумке, – не воровка, а просто пожилой человек с медленной реакцией.

Но так испокон века повелось, что все, включая власть, общественников и молодежь, любит и чтит ветеранов в праздники. Смотришь на все эти «показательные выступления» представителей новой керченской власти с чтением стихов, вручением наград, чмоки-чмоки с фронтовиками, посиделками с солдатской кашей и задаешься вопросом, не устало ли местное чиновничество возлагать венки, гасить праздничными штемпелями конверты, стоять на трибунах или вспоминать свое зарничное детство? Не пришла ли пора заняться наконец-таки настоящим делом, привести в надлежащий вид вверенное им городское хозяйство? Увидеть, как живут в своих домах, во дворах и районах те самые ветераны, которые с опаской выходят на улицу, боясь сломать себе шейку бедра, наткнуться на кучи мусора, провалиться в оставленные после ремонтов ямы, натолкнуться сослепа на оставленные коммунальщиками ветки деревьев.  

А для этого всего-то надо пройтись по городу, всунуть нос в колдобины под ногами, заросли травы, заваленные ветками площадки, не сидеть сиднем по кабинетам и не презентовать Керчь в Туле, поднимая без устали рюмки и бокалы за дружбу. Самый большой, самый главный праздник завершился, пора приниматься за работу, а то, похоже, вся она у чиновников Керчи нового российского образца сводится то к подготовке праздника, то к празднованию его окончания, то к встрече гостей, то к поездкам в гости.

Будничные обязанности, похоже, их тяготят. Смотрела, как председатель горсовета Лариса Щербула обнималась в День Победы с фронтовичкой Галиной Петровной Коваль и хотелось спросить у нее и ее сотоварища – главы администрации Керчи Сергея Писарева: а слабО съездить в район, где живет эта самая девяностолетняя победительница, ведь машина-то всегда под задницей? И воочию увидеть, как он запущен, загажен, какие ямы у фронтовички под ногами, как давно убирался двор возле ее дома или они, как районные коммунальщики, тоже уверены, что «благоустройство – не наше дело»? И как они хотят, чтобы юные керчане относились к ветеранам, если сами как власть уважают их только по праздникам?..

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Новый ректор КФУ заговорил о смыслах

Алла ГОРЕВА

За чем приехали итальянцы в Крым?

Алла ГОРЕВА

Праздник русского единения на крымской земле