Крымское Эхо
Архив

Циклы геополитической истории Причерноморья и «Малая игра»

Циклы геополитической истории Причерноморья и «Малая игра»

Готовясь к сегодняшнему выступлению, я ознакомился с мнением и оценками большого числа экспертов из разных стран о ситуации в Черноморском регионе и различных сценариях её развития. Общим, что объединяет выводы практически всех специалистов, является ощущение неопределённости будущего региона, его зависимость от множества факторов, комбинации которых трудно просчитываются даже на ближайшую перспективу. Отличаясь в деталях, геополитические, геоэкономические и др. сценарии развития Черноморского региона вписываются большинством аналитиков в две совершенно очевидные схемы, а именно – процветания или упадка.

Причём в обеих этих схемах центральное место отводится роли и месту России в регионе, которая в первом случае должна отказаться от своих неоимперских амбиций, что по логике авторов оптимистических прогнозов, как бы автоматически гарантирует политическую стабильность и экономическую привлекательность Черноморья; в противном же случае, также гарантирован застой и экономический упадок ибо «здоровая конкурентная среда и рыночные отношения являются серьёзными проблемами для архаичной российской экономики», поэтому «появление рядом с Россией демократических, успешных молодых государств европейского типа угрожает неосоветско-клановому коррупционно-авторитарному кремлевскому режиму, для которого диалог с прежними колониями как с равными неприемлем в принципе, не говоря уже об установлении с ними равноправных отношений» (1), что и обуславливает внешнюю политику Российской Федерации, стремящейся навязать свою волю и закрепить своё политическое влияние в этих странах.

Приведённая выше цитата наглядно иллюстрирует тип мышления доминирующий у представителей аналитического сообщества новых независимых государств в бассейне Чёрного моря и бывших стран «народной демократии». Основной упор делается на том, что России нечего предложить ни элитам, ни народам этих государств и только евроатлантический выбор обеспечивает высокие стандарты жизни, соблюдение прав человека, принципы добрососедства и равноправия в межгосударственных отношениях.

Я принадлежу к тем, для кого понятия «прав человека», «равноправного сотрудничества» и «добрососедства» не лишены своего высокого гуманистического смысла, но которые ясно отдают себе отчёт в том, что вся эта система понятий и ценностей служит всего лишь ширмой для продвижения и реализации интересов, лежащих совсем в другой плоскости.

Сегодня упомянутые мною эксперты едины также во мнении, что «контроль над Черноморским регионом составляет огромный геополитический интерес» (2), что он, «вместо пространства сотрудничества, стал ареной геополитической конфронтации» (1) и постепенно превратился в средоточие «множественных конфликтов многостороннего соперничества с участием не только причерноморских стран, но и ведущих европейских и мировых держав» (3).

Если обратиться к прошлому Причерноморья, то именно такое его состояние является для него естественным и составляет большую часть геополитической истории региона. Понимая геополитику как исследовательскую область, занимающуюся изучением пространственной экспансии государств, их союзов и объединений нами была предложена периодизация геополитической истории Черноморского региона и концепция «Малой игры», которые, на наш взгляд, позволяют наиболее полно охватить большинство политических явлений и процессов, происходивших в бассейне Чёрного моря за более чем 2500 лет его цивилизации.

Всего было выделено восемь периодов геополитической истории Причерноморья, каждый из которых отличается хронологическими рамками, однако развитие исторических процессов внутри периода подчиняется одной и той же схеме, которая в самом общем виде может быть описана следующим образом: сначала — создание опорных пунктов (торговых и военных баз); затем — закрепление в стратегически важных пунктах и территориальное расширение; далее — попытка установления контроля над регионом (создание циркумпонтийской державы); и, наконец, последняя стадия — распад сложившейся системы равновесия в результате воздействия внешней по отношению к региону силы. После чего цикл повторяется.

Итак в геополитической истории Причерноморья можно выделить следующие циклы.

I. От VII века до н.э. до I века до н.э. – греческая колонизация, формирование греческих и греко-варварских государств в Причерноморье, создание «злейшим врагом Рима» Митридатом VI Евпатором первой циркумпонтийской державы — Понта, поражение Митридата и распад его государства.

II. От I века до н.э. до III века н.э. – экспансия Римской империи в Причерноморье, установление Римом военного контроля над Черным морем, великое переселение народов, вытеснение Рима из региона.

III. От IV до XII века – формирование Византийской империи, византийская экспансия на Балканы, Закавказье и наТаврический полуостров, борьба со славянами и кочевниками, начало распада Византийской империи и турецкой экспансии.

IV. От XII до XV столетия – проникновение в Черное море венецианцев и генуэзцев, создание колоний, попытка территориальной экспансии, формирование Крымского ханства, турецкий разгром.

V. От XV до XVIII века – образование Османской империи, турецкая экспансия в Причерноморье, превращение Черного моря в «турецкое озеро», начало российской экспансии и вытеснения Турции.

VI. От конца XVIII до начала XX века – присоединение Северного Причерноморья, Крыма, Закавказья к России, русская экспансия на Балканы и создание независимых государств под протекторатом России, планы раздела турецкого государства («Греческий проект» Екатерины, «Константинополь будет наш» — всеславянская федерация, русский контроль над проливами, подготовка десанта на Босфор и т.д.), распад Российской и Османской империй.

VII. От 1922 до 1991 года — формирование СССР, нарастание его военно-политической мощи, военно-стратегическое доминирование Советского Союза в Причерноморье после Второй мировой войны, распад СССР.

VIII. С 1991 года – образование новых государств в Причерноморье, начало экспансии НАТО и ЕС в Причерноморский регион.

Из выделенных нами циклов один был оборван – это экспансия итальянских торговых республик, а последний – не завершен.

С позиций анализа нового конфронтационного поля, формирующегося в настоящее время вокруг Чёрного моря, может быть востребована концепция «Малой игры». Малая игра рассматривается нами как самостоятельный сюжет Большой игры –холодной войны XIX столетия. Она вошла в историю как стратегическое противостояние и соперничество между Российской и Британской империями за сферы влияния и военно-политического контроля в Центральной и Средней Азии.

Фронт этой борьбы протянулся от Балкан до Китая, а её хронологические рамки охватывают период от конца XVIII века до 1907 года, когда была заключена Англо-русская конвенция, формально урегулировавшая спорные вопросы между двумя империями, что позволило в условиях надвигавшейся мировой войны приступить к формированию Антанты. Несмотря на это, среди многих современных исследователей всё шире распространяется точка зрения, что Большая игра никогда не заканчивалась.

После распада Советского Союза и образования независимых государств в Закавказье и Средней Азии «разгорается новая схватка между странами, расположенными вне этого региона, но соперничающими в стремлении заполнить политический и экономический вакуум, оставшийся после неожиданного ухода Москвы.

Политические аналитики и авторы передовиц называют это новой Большой Игрой» (4, с. 18). В отличие от эпохи классической Большой Игры, когда шла борьба за контроль над географическим пространством, сегодня в центре нового противостояния оказались вопросы энергетической политики и нефтяных запасов Каспия (5).

Хотя можно и согласиться с мнением, что «в регионе и в мире в целом наблюдалось некое чрезмерное, можно сказать, гипертрофированное отношение к этому фактору» (6), тем не менее, ставки в этой игре чрезвычайно высоки. Речь идет не только о борьбе за огромные ресурсы углеводородного сырья, цветных и драгоценных металлов, но и о сохранении стабильности в этом чрезвычайно опасном регионе, переживающем войны и межнациональные конфликты, и, кроме всего прочего, обладающим угрожающим потенциалом развития исламского фундаментализма, а также реальной угрозой формирования огромной наркоимперии.

Крупнейшими участниками этой игры являются Россия и США, сменившие Великобританию. «Помимо Соединенных Штатов и России, не говоря уже о мощном Европейском сообществе, главными претендентами на определение будущего Центральной Азии являются ее ближайшие соседи Турция, Иран и Пакистан, а также Япония, Корея и Китай» (4, с. 19). Кто-то из участников Игры сможет действовать только в полсилы, кому-то придется вообще из неё выйти, а кому-то предстоит надорваться, завязнув в бесперспективных попытках установить порядок с помощью насилия.

Из ведущих игроков наиболее уязвимое положение сегодня у Российской Федерации, но на поле Большой Игры она обладает и наибольшим опытом из всех её участников.

Значительно хуже для России ситуация в Причерноморском регионе, где пересекаются «фронты» Большой Игры (субширотный) и Восточного вопроса (субмеридиональный). Последний в данном случае следует понимать в широком смысле, а именно как проблему приобщения стран Востока к европейской культуре (ценностям).

Считаем, что существующую систему международных противоречий в бассейне Чёрного моря следует выделить в отдельный сюжет, а само это геополитическое противостояние, по аналогии с Большой Игрой, вполне корректно определить как Малую Игру.
Если объединить оба предлагаемых нами подхода, то можно с высокой долей вероятности прогнозировать в обозримом будущем усиление конкуренции, а возможно и конфронтации между участниками Малой игры в Черноморском регионе, в которой наиболее активную роль будет играть внешняя по отношению к Причерноморью сила.

Такой силой в настоящее время являются США. Подлинные цели американской геополитики в бассейне Черного моря, осуществляемой с помощью её главного военно-политического инструмента — НАТО давно уже ни для кого не являются секретом. Первоочередной задачей является вытеснение России из Причерноморья, сокращение в максимально возможной степени её военной инфраструктуры, следствием чего должно стать существенное снижение российского влияния в регионе.

Второй по значению задачей является контроль над потоками углеводородного сырья из каспийских месторождений в обход территории России, что позволит при необходимости воздействовать на энергозависимые страны ЕС.

Третьей задачей может стать формирование плацдарма для осуществления военных операций против Ирана и в Прикаспийском регионе, для чего потребуется создание военных баз в Закавказье и, что не исключено, в Крыму.

Четвертая задача –дестабилизация российского Юга, поддержка кавказских сепаратистов, исламистов и националистов.

Для решения этих задач США необходимы ресурсы, которые в настоящее время она не может выделить в полном объёме. Свидетельством этого является торопливая попытка «прощупать» возможности РФ к сопротивлению в последний год президентства Дж. Буша. Решительный отпор России показал всему мировому сообществу, что она прочертила ту «тонкую красную линию», за пределы которой она никому не позволит переступить. Применение Россией вооруженных сил вызвало возмущение всего «цивилизованного мира», звучали призывы к наказанию, к международной изоляции России.

Но, как точно подметил российский публицист и политолог Михаил Леонтьев, «всегда, когда Россия ведет себя уверенно и последовательно и когда мир ясно видит российскую волю, западное общественное мнение находит достаточно веских и прагматических аргументов, чтобы смириться и успокоиться» (7, с. 85).

Мировой экономический кризис приглушил накал страстей, бушевавших вокруг Причерноморского региона в конце лета — начале осени 2008 года. События тех дней отступили в прошлое, а в политике причерноморских государств произошли существенные изменения. Новое руководство Украины подписало Харьковские соглашения, которые продлили срок пребывания Черноморского флота РФ в Крыму до 2042 года, смена власти осуществляется в Грузии, Румыния, которая может рассматриваться как альтернатива Турции, согласилась на размещение элементов американской ПРО, на Украине в парламент прошли радикальные националисты, выступающие за разрыв соглашений по флоту Россией, по южному и восточному периметру Турецкой республики полыхают конфликты — всё это наряду с традиционными проблемами, существенно снижает вероятность бесконфликтного развития Черноморского региона.

В заключение своего выступления я хочу сказать, что, опираясь на знание геополитической истории региона, смотрю с пессимизмом в его ближайшее будущее. Что не только ни о какой-либо «европейской синергии», но и о его стабильности не имеет смысла говорить, пока какой-нибудь из игроков Малой игры не добьется абсолютного политического доминирования в регионе или не установится равновесие, в результате раздела сфер влияния между наиболее сильными из них, например, между Россией и Турцией.

Л ит ер ат ур а
1. Пхаладзе Т. Черноморский регион — место столкновения
европейского и неосоветского мировоззре-
ний//http://www.blackseanews.net/read/29987
2. Хеденсхог Я. Черноморский регион — форпост европей-
ской и мировой борьбы против «новых» уг-
роз//http://www.blackseanews.net/read/31384
3. Язькова А. Черноморский регион: эволюция геополитиче-
ского измерения//http://www.blackseanews.net/read/31481
4. Хопкирк П. Большая Игра против России: Азиатский син-
дром. —М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2004. –640 с.
5. Новая Большая игра// http://ru.wikipedia.org
6. Новая Большая игра: международная борьба за влияние в
Центральной Азии// http://iimp.kz/default.aspx?article_id=781
7. Леонтьев М. Большая Игра. –М.: АСТ; СПб.: Астрель-
СПб, 2008. –319 с.

 

На фото вверху — Сергей Киселёв
кандидат филологических наук, до-
цент кафедры экономической и со-
циальной географии ТНУ им. В.И.
Вернадского

 

 

Доклад прочитан на международной
научно-практической конференции «Стабильность в Причерноморском регионе:
внешние и внутрирегиональные угрозы и пути их преодоления»,
Симферополь, ноябрь 2012

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Как нам обустроить бордель

Алексей НЕЖИВОЙ

Мы кузнецы, и дух наш молод

Ольга ФОМИНА

Вера Ребрик: В первую очередь я девушка,