Крымское Эхо
Керчь

Чтобы всегда была работа и не коснулись безработицы заботы

Чтобы всегда была работа и не коснулись безработицы заботы

Журналисту, как говорится, всё в тему. По пути в территориальное отделение Государственного казенного учреждения Республики Крым «Центр занятости населения» в Керчи встретилась знакомая. Озабоченная отсутствием работы у сына, она жаловалась на его невезение: то под сокращение попал, то вернулся из Нижнего Новгорода без денег. «Теперь ждет или «Залив» заработает в полную силу, или мост строить начнут», — сказала она.

Именно набор людей на строительство интересовал меня в первую очередь, ведь возведение временного технологического моста с таманского берега на Тузлу означает переход от слов к делу. Однако директор службы занятости Керчи Вадим Кутузов (на фото)ничем порадовать не мог, хотя подобными вопросами его ежедневно одолевают как претенденты на работу, так и коллеги.

—  Мне сказать на сегодняшний день нечего, потому что вакансий на строительство моста в нашу службу не поступало. Из открытого доступа мне известно не более чем всем остальным: летом начнется подготовительный этап строительства на той площадке, что выделен городом.

— То есть будущий работодатель с вами на связь не вышел.

— По российскому законодательству на работодателя возложена обязанность предоставлять сведения о вакансиях в органы службы занятости, но, подчеркну, по месту нахождения работодателя. То есть всё будет зависеть от того, где зарегистрируется субподрядчик или дирекция моста, в чьем штате предусмотрены вакансии на строительство моста.

— Выходит, если работодатель будет находиться в Краснодарском крае, Керчь и Крым в целом не станут первыми получателями заявок на работников?

— Может и так случиться. Однако законодательство Российской Федерации разрешает регистрироваться предприятию и по месту ведения деятельности. То есть если основная часть работ будет выполняться в Керчи, не исключена регистрация организации и в нашем городе. Но в любом случае, как заявлено руководством республики, к работе на строительстве моста крымчан непременно привлекут.

— Значит, в случае регистрации подрядчика в Краснодарском крае или Москве препятствием для найма крымчан это не станет?

— При наличии вакансий заявки поступают с территории всей России. Мы сейчас в этом убеждаемся каждодневно, когда в нашу службу идут заявки отовсюду – от Краснодарского края до Приморского.

— Это единая, как на Украине, база вакансий?

— Нет, это инициатива работодателей.

— И много заявок поступает в Керчь?

— Много, и это при том, что с нового года заметно, едва ли не вдвое, увеличилось число внутренних вакансий. Среднедневное количество внутригородских вакансий в прошлом году составляло 230-240, на сегодняшний день эта цифра выросла до 500-550.

— Иногда из любопытства захожу на ваш сайт и, как по мне, так картина не меняется: приоритетные вакансии все те же – врачи. И как я понимаю, закроют их не скоро: низкие оклады, в силу чего врачебные вакансии не могут заинтересовать ни местных специалистов, ни тем более жителей континентальной России, многие из которых не отказались бы от проживания в Крыму, но ни за что не польстятся на оклад в 8800 рублей. Хотя кто знает…

— Понимаю, куда вы клоните, но вариант поиска людей для закрытия многолетних вакансий за пределами Керчи мы не вправе предлагать руководителям лечебных учреждений: кадровая политика в их компетенции. Но поскольку в рамках сотрудничества Керчи с Тулой мы обмениваемся, в том числе и вакансиями в проекте партнерства наших служб, можем лишь тактично порекомендовать главным врачам Керчи присмотреться к поиску рабочих мест в городе-побратиме. Кто знает, может, что и выйдет.

Пока же, насколько мне известно, все попытки закрыть врачебные вакансии ограничиваются сотрудничество с медицинскими вузами. Дефицит врачей в Керчи – проблема давняя, и главная трудность лично для нас – полное отсутствие безработных по этой специальности. Редко когда проскакивают претенденты на должности медсестер и фельдшеров.

— Иногородние работодатели, присылающие заявки в Керчь, учитывают морскую, судостроительную, металлургическую специфику города или они подаются «от фонаря», для отчета и запросто могут направить в ваш адрес заявку, к примеру, на химика?

— По правде сказать, основная часть поступающих из других регионов заявок дается на рабочих строительных специальностей. Чаще всего требует рабочих Краснодарский край и Подмосковье. Вот предприятия Дальнего Востока запрашивают у нас работников на рыбодобывающий флот, что для Керчи близко, это почти наш бывший «Керчьрыбпром». Есть вакансии на золотые прииски, куда заманивают высокими заработками, но предлагают взамен тяжелые условия труда.

— А Кубань чем заманивает?

— Естественно, санаторно-курортным комплексом. В отличие от Крыма у них много круглогодичных здравниц.

— С учетом того, что и в Крыму на носу курортный сезон, следует ли считать курорты Краснодарского края сильным конкурентом нашим работодателям, прежде всего, по части оплаты труда?

— Не готов сейчас ответить на этот вопрос, потому что на ту заработную плату, что предлагали наши работодатели в прошлом году, сейчас равняться смысла нет. В конце апреля— начале мая пройдет ярмарка вакансий в рамках набора сотрудников для рекреационного комплекса Керчи и Крыма, тогда узнаем и об условиях работы, и о заработках. В комплектации штатов, как я надеюсь, прежде всего заинтересованы сами владельцы учреждений отдыха, которые не могут не понимать, что при выборе рабочего места люди отдают предпочтение даже не условиям труда, а размеру заработка. Тем более при трудоустройстве на сезонную работу в краснодарском крае непременно обеспечивают иногородних работников жильем. Значит, один козырь у крымских владельцев учреждений отдыха сразу выбивается из-под ног. Наверное, местным работодателям придется чем-то поступиться, чтобы не остаться без сотрудников.

— Вернусь к началу нашего с вами разговора. Вы сказали о росте внутренних вакансий чуть ли не вдвое. А что, в Керчи мощно заработало какое-то предприятие, пошел массовый набор работников? За счет каких предприятий такой численный рывок? Почему ищущие работу в Керчи не почувствовали запроса?

— Это не дефицит кадров, к сожалению, не мощный производственный рывок промышленных предприятий Керчи, а легализация трудовых отношений, к чему в Российской Федерации подходят гораздо жестче, чем на Украине. В России установлена более серьёзная ответственность руководителей за непредставление сведений о свободных должностях, благодаря чему у нас стали появляться те вакансии, что раньше придерживали исключительно для «своих», бывшие в закрытом доступе. Эта обязанность – открывать все данные о свободных рабочих местах — распространена на всех: от крупных государственных предприятий до скромной фирмы частного предпринимателя.

— Какие же должности придерживались для «своих»?

— Понятно, что не о рабочих профессиях речь,— эти вакансии всегда комплектовались за счет открытых информационных источников. Теперь же у нас стали появляться вакансии морских специалистов, например лоцманов, капитанов портов, очень много сразу возникло вакансий инженеров по охране труда и землеустройству, в открытом доступе появились вакансии на муниципальную службу. То есть занять вакансию среднего или начальствующего состава на предприятии или фирме теперь может и человек со стороны, а не кум, сват и брат, что раньше бывало очень редко.

— Значит, причина роста вакансий в Керчи одна: открытость информации, а живого увеличения не происходит?

— Почему же! Появился портфель заказов на судоремонтном заводе. За счет трансфертов из федерального бюджета для поддержки рынка труда, а на Крым выделено около полумиллиарда рублей, не обеспеченные полной производственной загрузкой предприятия или обеспечивающие полную занятость своих работников имею возможность повышать квалификацию своих сотрудников, обучать новым профессиям или принять на вакансии безработных, состоящих у нас на учете. По всем этим направлениям и программам служба занятости финансирует работодателям расходы на оплату труда.

— Обучение безработных так же остались за вашей службой?

— Да, несколько дней назад началось обучение основам предпринимательской деятельности – это наши будущие бизнесмены местного масштаба, которые получат гранты на развитие своего дела в размере 58,8 тысячи рублей. Как правило, они приходят к нам с наметками проектов будущей деятельности, а специалисты учебных заведений Краснодарского края обучат их правильному ведению документооборота, оформления своей деятельности, формированию бизнес-плана, окупаемости проекта.

— Насколько много желающих открыть свое дело? Разговоры о сложностях ведения бизнеса в России не отвращают от финансовой самостоятельности?

— Недостатка в желающих у нас нет. Напротив, направив на учебу первых пятнадцать челок, мы уже формируем следующие группы. Кроме тех выплат, что полагаются начинающим предпринимателям на развитие своего дела, в случае создания новых рабочих мест для безработных они получают бонус в размере 58,8 тысяч рублей за каждого сотрудника.

— А сфера их деятельности, наверное, ограничивается торговлей или предоставлением услуг?

— Это да, на промышленное производство претендентов нет, в основном сфера бытовых услуг. По опыту прошлого года могу сказать, что все салоны красоты, парикмахерские прошли дистанцию. Несмотря на кажущуюся развитость этой сферы, основная часть таких заведений открыта в центре Керчи, теперь же предприниматели активно «заселяют» ими окраины города и спальные районы.

— Какие вакансии труднее всего закрываются в Керчи?

— Те, где требуется узкая специализация или очень высокая квалификация, потому что на таких людей, как правило, работодатели выходят сами. Могу сказать, что рабочие с высокими разрядами, пятым-шестым, у нас на учете не стоят: они востребованы настолько, что им нет нужды предлагать себя при нашем посредничестве. На любом предприятии таких работников отрывают с руками и ногами.

— Но, как показывает практика, такие работники, раньше их называли ценными, в Керчи не задерживаются. Высокоразрядные сварщики, к примеру, на «Залив» не рвутся – не тот заработок, по-прежнему уезжают в Питер, Таллинн, Комсомольск-на-Амуре.

— «Залив» активно участвует в программе повышения квалификации своих работников: мы выполнили их заявку в прошлом году, а сейчас к нам поступила новая.

— Керчане оценили ваш сайт с открытым доступом к прежде «блатным» вакансиям. Недавно знакомая легко и без какой-либо протекции устроилась инженером по технике безопасности, а до этого ей предлагали вакансию специалиста департамента труда и соцзащиты, о чем прежде и помыслить было нельзя. Вакансии муниципальных служащих и на вашем сайте, и на сайте горсовета и администрации Керчи «висят» там неделями. Что, желающих на скромную зарплату чиновника нет или требования предъявляют заоблачные?

— Нет, дело ни в этом. На должности муниципальных служащих особые условия приема: путем проведения конкурсного отбора. Вакансии в открытом доступе. Люди направляются и нами, и сами приходят, что называется, с улицы, но должен пройти месяц, чтобы дать шанс как можно большему числу участников конкурса. Надо сказать, что на вакансии муниципальных служащих очень охотно идет молодежь, потому что в госструктурах проще получить тот опыт, который потом будет востребован везде и уж точно не останется без внимания потенциального работодателя. А муниципальные органы весьма охотно принимают на работу молодежь, в том числе и без опыта работы. Да, на самые низкие должности, но зато это хороший и уверенный старт.

— Как-то решился вопрос с керченскими «профессиональными» безработными – экологами и реабилитологами. Да, готовивший их филиал Крымского федерального университета закрыт, но люди-то остались…

— Как ни странно, многие из них нашли себя на поприще муниципальной службы. Правда, сейчас требования к профессиональной подготовке и профильному образованию ужесточились, но для молодых, как говорится, нет преград. Место симферопольского филиала заместили филиалы российских вузов, и один из них на наше счастье готовит по программе муниципальной службы. То есть на базе первого высшего образования за полтора года можно получить квалификацию бакалавра муниципальной службы.

— Общий уровень безработицы в Керчи изменился?

— По сравнению с прошлым годом количество безработных в городе снизилось: вместо 1000-12000 человек, состоявших на учете, сейчас 800-900.

— Есть ли примеры, когда внутренние вакансии занимали иногородние?

— Мне такие факты неизвестны. Наша информация о вакансиях находится в открытом доступе, поэтому любой, заинтересовавшись каким-то профессиональным предложением, обычно ведет переговоры о трудоустройстве напрямую с работодателем, уже без нашего содействия и посредничества.

 

 

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

ЖКХрень

Перекошенная физиономия города

Годовой отчет. Часть II. Культурный слой