Крымское Эхо
Архив

Что происходит в Алупке: версия мэра

С мэром Алупки Андреем Харитоновым (на фото) мы встретились достаточно случайно. Но он не отказался ответить на наши вопросы, хотя некоторые были бы неудобными для любого чиновника. Оценить его искренность предлагаем вам.
– В чем состоит главная проблема города Алупки?
– В том же, в чем у всех: полная деградация народа, страны, которую политиканы довели до нищеты, до такого состояния. Это проблема всей страны. Все города у нас живут по одним и тем же правилам.

– А земельные проблемы, захваты вас не беспокоят?

– Что касается земельных захватов: у нас в стране не работает нормальная законодательная система. Если бы она работала, был бы порядок. Если бы было так: совершил самозахват – сразу же переместился в камеру, в места лишения свободы. А у нас в камере для него места нет, там все забито теми, кто подрался, украл велосипед, курицу. И в городе каждые полгода меняется начальник милиции.

– Кто виноват в недавней аварии, произошедшей недавно на центральном канализационном коллекторе в Алупке?

– Почитайте, кто перевел в Киев всю инспекцию ГАСКа? Постановление Кабмина! Кто перевел туда же все контролирующие органы? Постановление Кабмина Украины! Кто повышает тарифы на газ и электричество? Киев! Чем могут ответить на это бесправные местные советы? Пока у нас не будет прав, пока не будет работать вся система законов, с нас нельзя спрашивать. Сейчас с нас спрашивают за то, чего мы не делаем, мы не имеем рычагов управления такими ситуациями. Прав у местных советов нет. Конкретнее об аварии: мы не подписывали ни одного разрешения на строительство. Мы не можем стройку контролировать или закрывать. Это делают другие органы в Киеве, которые, естественно, не подчиняются Алупкинскому горсовету.

Я не прокурор и не судья, чтобы винить кого-то конкретного. Но судите сами: в течение недели каждые сутки в море выливалось 8 000 кубов неочищенных канализационных стоков, а застройщика, который это допустил, оштрафовали на …85 гривен! Потом, правда, за то, что лилось по земле, фирму-заказчика строительства оштрафовали на миллион. Согласовывался проект стройки в Киеве и Симферополе. Экологическое разрешение давали Симферополь и Ялта. Горсовет не имеет к этим стройкам никакого отношения.

– Сейчас авария ликвидирована? Пляжи открыты?

– Все службы, которые имеют к этому отношение, собирались, доложили, что канализационные стоки пойдут в новый коллектор, то есть в настоящее время авария полностью ликвидирована. Но водоснабжение в Алупке возобновлено еще не в полном объеме: пока работаем по режиму. Пляжи открыты, каждый день делаем заборы воды, все показатели в норме.

– А можно как-то оценить ваши потери из-за того, что скомканным получился бархатный сезон?

– У нас нет таких прав – оценивать потери. Но реально финансовые потери, конечно, есть. Многие люди просто разворачивались и уезжали: и в Москву, и по своим городам.

– Как вы прокомментируете ситуацию, которая разворачивается вокруг детского санатория имени Боброва?

– В санатории имени Боброва ситуация такая. Мы (Алупкинский горсовет) выиграли все суды, включая Верховный суд Украины, которые вынесли решение о том, что санаторий занимает территорию больше той, что положена по всем нормам, по всем базовым документам на то число коек, которые там есть. Ему достаточно территории площадью 4,86 га. А фактически санаторий занимает 11,6 га. Сейчас город взял на баланс жилищный фонд санатория. И после корректировки границ мы будем выдавать разрешения на те участки, где люди живут уже около сорока лет. Чтобы завтра не было разговоров о том, что нужно было бы сделать, мы назначили комиссию горсовета. Она ходит по этим участкам, смотрит, что там реально происходит, составляет документы: если вы живете на этой земле 15-20 или 40 лет, обрабатываете ее, пожалуйста, оформляйте ее в собственность. Но если вы приехали на полгода, то извините…

– То есть вы считаете, что земля реально достанется старожилам Алупки, большинство из которых имеют отношение к санаторию?

– Я не считаю, я знаю. Там его теперешние работники, пенсионеры, которые работали в санатории, их дети. Дело в том, что кому-то очень нужен скандал. В 1995 году Минздрав лишил санаторий имени Боброва права делать операции, оперировать детей, больных костным туберкулезом. Классные специалисты, хирурги пошли работать завхозами. Это нормально? А в 1997 году в санатории была отключена горячая вода. Все политики все это время заявляют, что они заботятся о детях. С того же 1997 года четыре корпуса детского санатория переданы в аренду киевским фирмам. Это сделал Фонд имущества Украины, на балансе которого находятся все здания и строения санатория. Собственником санатория является Верховная Рада Украины.

– Не Минздрав?

– Не Минздрав. ВР Украины. В этих корпусах сейчас происходит размещение отдыхающих на коммерческой основе. Ничего, что относилось бы к детским болезням, чистая коммерция. Если вы беспокоитесь о детях, то на каком основании санаторий ведет коммерческую деятельность? На каком основании главврач установил на территории санатория 12 срубов, которые сдаются отдыхающим по $80 в сутки? С разрешения Минздрава или Верховной Рады?

– То есть вы хотите сказать, что весь скандал раздут именно с той стороны, чтобы не допустить раздачи земли людям, а тоже тупо использовать для чьего-то обогащения?

– Совершенно верно. У людей землю уже нельзя будет отобрать. Вот и все. А грязь у нас любят, поэтому на нас ее выливают все больше, кричат: у деток забирают землю! О санатории все забыли, нового оборудования нет. Мы для него покупаем и игрушки, и телевизоры, и стиральные машины. Мы привозим туда цирковые представления и концерты, чтобы хоть немного поддержать детей.

– Сколько детей там сейчас лечится?

– По документам – 310 коек, реально детей там сейчас 120-150 человек. Но вместе с ними живут и родители деток, которые там лечатся: работают сторожами и нянечками, потому что на ту мизерную зарплату никто другой не пойдет…

– Раз уж пошел такой откровенный разговор, скажите, что происходит в Воронцовском дворце: правда ли, что в закрытых для посещения помещениях музея летом работает нелегальная гостиница?

– Да нет там никакой гостиницы. Чушь! Это была утка, направленная против директора Дворца, только для того, чтобы убрать человека с должности и поставить на нее другого. Ничего там не сдается. Никто на территорию не залезет, потому что это национальное достояние, охраняется президентом. Никто на нее и не претендует. Хотя я считаю, это мое частное мнение, что там должны проходить мероприятия, свадьбы. Воронцовский дворец – достояние народа, а не кого-то одного, кто может дать разрешение, а может его не дать. Если люди хотят пожениться красиво, дайте им такую возможность, объявите цену, и найдутся те, кто сможет ее заплатить. А Дворец заработает дополнительные деньги.

– Сейчас это самый посещаемый музей Крыма. Сколько Дворец зарабатывает, сколько из этих денег остается городу?

– По закону, 55% мы должны отправить в Киев, 15% — на Крым, остальное наше. Это нормально?

– А сколько это в деньгах?

– Годовой бюджет города — 2,6 миллиона гривен. На депозите лежит 14,8 миллионов – это деньги, полученные от приватизации коммунального имущества. На проценты с этого депозита мы живем, содержим детский садик и так далее. Два года я прошу в Минфине Украины денег на восстановление асфальтового покрытия в городе: у нас стоит одно из чудес Украины, к нам ездят иностранцы, которые после экскурсии по Дворцу поднимаются в город, на эти дороги. Это не мне надо, пусть это сделают ваши фирмы! «Немае коштив, немае!». На выборы-перевыборы у них «кошты е»..!

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 1 апреля

Борис ВАСИЛЬЕВ

Мустафа берет на испуг

Борис ВАСИЛЬЕВ

Дверью пафос прищемили