Крымское Эхо
Архив

Что нам стоит дом продать…

ЧЕГО ИСПУГАЛИСЬ НОТАРИУСЫ?

Беззащитного человека всяк норовит обидеть. Он и сдачи не даст, и даже огрызнуться не сможет. Вот и сыплются шишки со всех сторон. Иван Сергиенко – инвалид второй группы, живет один, на краю улицы. Его, кажется, знают все в поселке Советском, и он знает всех. Радостно приветствует встречных, но чаще обращается к ним с жалобами: то энергетики выставили дополнительно счет непонятно за что, то соцслужба перестала выплачивать пособие сестре, которая за ним ухаживает. А последний случай вообще привел его к прокурору.

В поселке ведут газ. Обычно стойки для труб устанавливают на земельных участках, поближе к забору. А у Сергиенко провели газ почти посередине огорода. Вроде бы ничего страшного нет, да только как-то не по-людски это, считает Иван Михайлович. И винит инвалид соседа, который не посчитался с его мнением и распорядился провести газопровод таким вот способом.

[left]Иван Михайлович Сергиенко[/left]

Прокурор отправил деда в поссовет, а там ему объяснили, что хоть земельный участок и его, да только и не его вовсе, поскольку не приватизирован. Ивану Михайловичу не понять, как это так: он более 50 лет прожил в доме, огородик садил. И домовая книга есть с планом. Оказывается, всего этого недостаточно! Полное право на участок имеет лишь тот, у кого есть государственный акт. То есть, если участок приватизирован.

Николай Мокренюк решил продать дом, доставшийся ему в наследство от отца. Разместил объявление и стал ждать. Вскоре раздался телефонный звонок из Симферополя. Звонивший поинтересовался, где находится дом, спросил о цене. На удивление сразу же согласился. Сказал, что со дня на день приедет. Дело не терпело отлагательств, поскольку женится сын, и родители молодых решили подарить им дом в Советском. Все складывалось отлично. Но в конце разговора покупатель поинтересовался насчет госакта на землю. Спросил больше для проформы, мол, надеюсь, имеется у вас такой документ. Николай Матвеевич растерянно замолчал. Потом начал говорить о домовой книге, о плане, о праве собственности. Звонивший его оборвал:
— Нам с вами ни один нотариус сделку не оформит. Прощайте.

— Так мы попали в западню, — рассказывает Николай Матвеевич. – Срочно нужно продать дом, а не можем, хотя есть покупатели. Нотариусы отказываются оформлять сделку, просят подождать две-три недели, ждут разъяснений «сверху». Причем такая ситуация не только в нашем районе, но повсеместно. С Нового года практически приостановлен процесс купли-продажи домов.

— Да, ситуация такова, что нас опять загнали в угол, — говорит заместитель начальника районного отдела земельных ресурсов Василий Мовчун. – Сегодня в районе примерно 15 процентов владельцев домов имеют госакты на земельные участки. У всех остальных участки не приватизированы. До 1 января проблем не было. Более того, с неприватизированного участка нотариус требовал госпошлину при продаже лишь за дом. С участка же необходима была справка сельского или поселкового совета, подтвержденная отделом земельных ресурсов. С приватизированного участка требовалась госпошлина как за дом, так и за участок.
Но с принятием Закона о госбюджете на 2008 год эта тема прописана следующим образом: если участок не приватизирован, на него нужен договор аренды между сельским советом и пользователем земли. Чтобы заключить такой договор, нужно, как и при приватизации, выполнить проект, согласовать его во всех инстанциях, заключить договор. Хрен редьки не слаще. Ну и кроме того, сельский голова такой акт не даст без документально оформленного плана участка. На эту работу нужно время и деньги. А потом нужно ждать, когда состоится очередная сессия совета. Это опять время.
Немаловажно и то, что, если приватизация придомового участка в 1999 году стоила значительно менее ста гривен, то сейчас около тысячи. Кроме того, необходимо получить массу согласований, которые также выдаются не бесплатно. Вот и выходит, покупатель держит в руках гроши, желая купить дом, продавец из кожи вон лезет, чтобы его продать, а нотариус вынужден отказать в сделке. В проигрыше четыре стороны, к покупателю и продавцу присоединяется нотариус, который обречен на неполучение своего процента от сделки, и государство — ведь казна за первые два месяца года недополучила колоссальную сумму денег в виде госпошлины. Боюсь, покупатель и продавец сумеют найти выход из создавшегося положения, минуя закон, благо, что закон-то не работает. Голь ведь на выдумку хитра.

Впрочем, жена Николая Матвеевича Любовь Мокренюк считает эти требования противозаконными:
— В Земельном Кодексе, в 10 разделе переходных положений, пункт 6 предусматривал необходимость оформления земельного участка, то есть приватизировать его либо заключать договор аренды. Таким образом, зафиксировано положение, с которым мы и столкнулись сегодня. Но оно утратило силу на основании решения Конституционного Суда №5 – РП от 22 сентября 2005 года. Тем не менее, нотариусы не оформляют сделку.

— Я просто поражен очередным предельно безграмотным и крайне непродуманным актом, — говорит Николай Мокренюк. – Ну, нельзя же так, как говорится, по живому! Да возьмите и примите решение, согласно которому я получу возможность продать дом, который стоит на неприватизированном участке. Скажем, нашел покупателя. Так дайте возможность нам с покупателем оговорить в акте купли-продажи, что участок не приватизирован, и я выплачиваю покупателю стоимость этой процедуры. Ему же предоставляется право приватизации на законном основании. Но нет. Я потерял покупателя, бьюсь во все двери, чтобы приватизировать участок, а мне говорят, что это возможно в течение года и будет стоить кругленькую сумму. Как говорится, приехали.

В нотариальной конторе от комментариев отказались. Извинились и попросили прийти через пару недель. Интересно, как же руководство нашей страны намерено решать жилищную проблему, если сегодня 85 процентов жителей только одного сельского района, а это значит, что примерно всех других не городских регионов тоже, лишена возможности продать свои дома?

Ну а что же Иван Михайлович Сергиенко? Как всегда, маленький человек остался при интересах, да только не своих.

 

* * *


От редакции. Буквально в сегодняшнем номере «Крымского времени», в разделе «Домашний адвокат» дано разъяснение на подобный же вопрос: «Распространяется ли право собственности на хозяйственные постройки и на земельный участок при приобретении жилого дома?»

 

«В соответствии со статьей 381 Гражданского кодекса Украины земельный участок вместе с расположенными на нем жилым домом, хозяйственно-бытовыми постройками, наземными и подземными коммуникациями, многолетними насаждениями является усадьбой. В случае отчуждения жилого дома считается, что отчуждается вся усадьба, если иное не установлено договором или законом.
В соответствии со статьей 377 Гражданского кодекса Украины к лицу, которое приобрело жилой дом, строение. Сооружение, переходит право собственности на земельный участок, на котором они размещены, без изменения его целевого назначения в размерах, установленных договором. Если договором об отчуждении земельного участка, строения или сооружения размер земельного участка не определен, к приобретателю переходит право собственности на ту часть земельного строения, которая занята жилым домом, строением, сооружением, и на часть земельного участка, которая является необходимой для их обслуживания».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 8 июля

Борис ВАСИЛЬЕВ

«Последние герои» всегда идут в обход,

Марина МАТВЕЕВА

Попытки государственного переворота на Украине – следствие усилий «кукловодов» из западных государств

.