Крымское Эхо
Библиотека

Чрезвычайное происшествие

Чрезвычайное происшествие

Дежурный Орджоникидзевского РОВД рано утром поднял меня с постели телефонным звонком и попросил срочно приехать в отдел. В УВД не оказалось ни одной свободной машины. Все уехали в пригородный посёлок Аршинцево.

Повезли начальника управления и его заместителей в РОВД. Дежурный коротко мне сказал, что случилось очень серьёзное ЧП с дежурным нарядом. Такси быстро доставило меня к отделу. Там было всё руководство отдела, управления, невыспавшиеся прокуроры района, города и все секретари райкома и горкома партии. Собравшиеся партийные и должностные лица с тревогой и нетерпением ожидали приезда начальства из областного главка.

В дежурной комнате было много руководителей всех степеней и рангов, которые по очереди получали объяснение от бледного и перепуганного помощника дежурного Сергея. Голова его была перевязана бинтом, испачканным кровью. Водитель оперативной машины Михаил находился в хирургическом отделении больницы, где врачи оказывали ему помощь в связи с ножевым ранением в плечо. Мне, как начальнику следственного отдела, было поручено провести служебное расследование случившегося с юридическими выводами. Необходимо было взять объяснение от всех, кто имел хоть малейшее отношение к чрезвычайному происшествию, чтобы можно было прийти к определённому заключению.

В это время все должностные лица, собравшиеся в кабинете начальника РОВД, решали самый главный вопрос, что делать со всеми работниками дежурной службы, на смене которой произошло страшное ЧП, какого доселе не было в истории городской милиции. Были ЧП, в этом же райотделе, но не такого масштаба. За несколько месяцев до этого случая участковый инспектор ночью доставил в дежурку пьяного в драбадан одного коммуниста — депутата, отправлявшего на глазах прохожих возле ресторана «Горняк» естественные надобности. Кара наступила незамедлительно. В двадцать четыре часа участковый был уволен из органов милиции, а его родной брат, работавший в УВД области, под давлением руководства вынужден был перевестись в военную прокуратуру. Это только за то, что участковый посмел партийного депутата, как лицо неприкосновенное, доставить в милицию. А здесь убийство из табельного оружия не просто коммуниста, а парторга партийной организации одного из цехов крупного завода города.

Как только появилась возможность, мы с Сергеем уединились в одном из кабинетов. Вот, что он мне рассказал, и что мною было запротоколировано. После полуночи в дежурке раздался телефонный звонок. Перепуганным шёпотом сторож ПТУ, расположенного недалеко от райотдела, сообщил, что он ясно слышит, как кто-то ходит в комнате бухгалтерии, где находился сейф для хранения денег. Он закрылся в одной из комнат, и боится выходить. Дежурный к ПТУ отправил своего помощника и водителя оперативной машины сержантов милиции Сергея и Михаила. Они не стали подъезжать на машине, чтобы работой двигателя, хорошо слышной в ночной тиши, не спугнуть вора. Через несколько минут они подбежали к зданию училища и стали осторожно его обходить.

В торце здания, на первом этаже, увидели едва приоткрытое окно. На земле лежало выдавленное стекло с помощью наклеенного на него лейкопластыря, чтобы не создавать шума. Была сплошная темень и ночная тишина, которую нарушал скрежет металла о металл. Стало понятно, что вор пытается вскрыть сейф. Сержанты присели под окном и стали ждать, когда в окне появится вор. Вскоре он появился, держа в одной руке бутылку коньяка, а в другой небольшой нож. Как только вор встал на подоконник, чтобы спрыгнуть на землю, сержанты схватили его за ноги и потащили на себя. Вор нисколько не растерялся. Со всего маха он на голову Сергея опустил бутылку, отчего она разлетелась осколками во все стороны. После этого вор успел два раза ножом ударить Михаила в плечо. Хотя кровь заливала Сергею глаза, увидел, как, вскрикнув, на землю упал Михаил. Он не видел, куда ножом попал вор. Ему показалось, что тот его убил.

Всё это произошло в считанные секунды. Сергей услышал удаляющиеся звуки бегущего человека в сторону строящегося здания рядом с ПТУ. Он пробежал несколько метров, выхватив из кобуры пистолет. На крики «стой», вор продолжал бежать. От головокружения присел на корточки и во вслед убегающему сделал два выстрела. Звуки от бегущего постепенно затихли. Сергей понял, что промахнулся. Не стал преследовать вора, а, вернувшись к Михаилу, помог тому подняться на ноги, и они побрели к машине. Обо всём доложили дежурному. Врачи вызванной скорой помощи Сергею, отказавшемуся от госпитализации, перевязали голову, а Михаила забрали с собой. О случившимся доложили начальнику РОВД, который немедленно прибыл в отдел, чтобы разобраться в правомерности применения оружия.

Когда начальник райотдела стал разбираться со случившимся, неожиданно с собакой появился мужчина, сообщивший крайне неприятную весть. Рано утром он вывел на прогулку свою собаку в район стадиона, принадлежащего ПТУ. На краю стадиона обнаружил труп мужчины. Осмотром трупа было установлено, что он принадлежал мужчине среднего возраста с огневым ранением правой почки. Мужчина лежал на спине, прижимая к боку окровавленную рубашку. Видимо таким путём он хотел остановить кровь. Возле него со следами крови валялся перочинный нож. В кармане брюк находились мощная большая отвёртка, губная помада, кошелёк с небольшим количеством денег и связка ключей.

Стало ясно, что именно этот мужчина ночью проник в здание училища и при бегстве был застрелен работником милиции. При осмотре помещений ПТУ, в бухгалтерии, был обнаружен небольшой ломик, оставленный вором. Сейф преступнику вскрыть не удалось. На нём были обнаружены и зафиксированы отпечатки пальцев рук. Вор прихватил с собой найденные в столах кабинета бутылку коньяка, губную помаду и кошелёк, принадлежащий кому-то из сотрудников бухгалтерии. Это всё, чем поживился ночной вор. Местные жители узнали в убитом своего соседа, по их мнению, весьма скромного человека, работавшего бригадиром на крупном заводе. При дальнейшем установлении личности выяснилось, что он состоял в рядах коммунистической партии и возглавлял парторганизацию одного из заводских цехов.

Вот почему в отделе милиции собралось всё милицейское руководство и представители советско — партийных органов города. А ближе к ночи прибыло важное начальство из области.

Все понимали, что случай редчайший в милицейской практике. Убийство работником правоохранительных органов любого гражданина всегда расследуется с особой тщательностью. Последнее слово остаётся за работниками прокуратуры, принимающим решение о привлечении к уголовной ответственности виновных лиц. Обычно в большинстве случаев милицейское руководство, не убедившись в виновности сотрудника милиции, первым делом, настойчиво уговаривало бедолагу задним числом написать рапорт на увольнение из органов милиции по собственному желанию.

На основании такого рапорта срочно издавался приказ об увольнении его написавшего. Поэтому во всех справках и государственных отчётах, как субъект того или иного происшествия, проходил не сотрудник милиции, а временно неработающий гражданин. Это делалось для того, чтобы не портить статистику дисциплинарной практики по личному составу милиции. Не надо забывать, что ежесуточная справка о криминогенной обстановке ложилась на стол председателей РИК и ГИК и секретарей райкомов и горкомов партии, вплоть до ЦК. В справке сообщались сведения о лицах, подозреваемых в совершении преступления, в том числе их партийная принадлежность.

Когда я брал объяснение от Сергея, то предупредил, чтобы он ни в коем случае не писал рапорт на увольнение. Из собранных материалов я не усматривал в действиях Сергея, а, тем более, Михаила какого-либо состава преступления, связанного с незаконным применением оружия. Никакие самые жёсткие уговоры начальства его не сломали. Требуемый от него рапорт Сергей не написал. В больнице, куда приехал, чтобы опросить Михаила, узнал, что в ней уже побывали кадровики, уговорившие написать рапорт на увольнение, заверив, что руководители всех рангов тщательно разберутся в случившемся, и если он окажется невиновным, будет восстановлен в органах милиции.

Собравшиеся в кабинете начальника РОВД важные товарищи — руководители, долго и нудно решали вопрос, какую составлять справку о преступности в городе за прошедшие сутки. Многие, исходя из сложившейся практики, настаивали на увольнении из органов милиции Сергея и Михаила. Мною было закончено служебное расследование с заключением, в котором указал, что в действиях одного и другого сержанта не усматривается нарушение норм уголовного законодательства. Рекомендовал обоих поощрить в дисциплинарном порядке. Именно это предложение у некоторых товарищей вызвало раздражение и лёгкий смешок. Веское слово сказали сотрудники прокуратуры, поддержав моё мнение. В разгар жаркого спора позвонил эксперт — криминалист, сообщивший, что узоры пальцев рук убитого сошлись с отпечатками пальцев рук, обнаруженных не только в бухгалтерии ПТУ, но и в ранее обворованных двух магазинах, кражи которых оставались нераскрытыми.

В суточной справке о преступности в городе было указано, что при задержании вооружённого холодным оружием преступника он был убит выстрелом из пистолета работником милиции райотдела. Правила применения оружия нарушены не были. Преступником, проникшим в бухгалтерию ПТУ с целью кражи денег из сейфа, оказался нигде не работающий и не имеющий постоянного местожительства беспартийный гражданин. По тогдашней коммунистической идеологии выходило, что в стране, успешно строящей коммунизм, член великой ленинской партии не может быть преступником, ибо компартия согласно провозглашённым ею канонам являлась передовым, самым честным и чистым отрядом советского общества. В МВД республики было направлено заключение материалов служебной проверки по ЧП и ходатайство о поощрении Сергея правительственной наградой. Все с напряжением ждали решение Министра МВД. Оба сержанта были оставлены для работы в органах милиции, и министром им была объявлена благодарность.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Друг мой Стёпа

Игорь НОСКОВ

«Дерзайте Отчизну мужеством прославить»

Клад Артура Ермиловича

Игорь НОСКОВ