Крымское Эхо
Архив

Чистота надрыва

Чистота надрыва

ТЕАТР НЕ НА МОСКОЛЬЦЕ

Открытием последних дней для меня стало то, что не все творческие люди стремятся к славе. Много лет слыша отзывы разных знакомых о спектаклях так называемого театра «На Москольце» (сейчас он уже, кстати, не на Москольце, а на улице Розы Люксембург), как-то не получалось увидеть их воочию. Когда же недавно такая цель была мною поставлена, и я решила сходить на их «Маленького принца», оказалось, что о них не так-то просто что-либо узнать. Театр-студия явно не ищет популярности. Не сумев достать хоть какой-то контактный телефон, пришлось идти на час раньше начала спектакля в Художественный музей, где труппа сейчас обитает, в надежде кого-нибудь застать и выведать, что ж это за театр такой и почему работает почти в подполье.

Театр-студия «На Москольце» возникла в помещении одной из школ, сами понимаете, какого района Симферополя 17 лет назад.

В здание музея они переехали после затяжного бездомного периода: с администрацией школы что-то не сложилось, и их оттуда выселили. В амбициях руководителей музея давно уже было создание собственного театра, вот они и предложили труппе одно из своих помещений. Правда, на театр оно не слишком похоже. Вернее, похоже на какой-нибудь очень авангардный театр: несколько лавок для зрителей, вместо кулис натянут кусок темной материи, место сцены обозначает палас — вот и все убранство. Зритель, кстати, к своим местам выходит тоже из-за кулис, что очень символично.


В этом театре зритель – соучастник. Галина Джикаева, режиссер, объясняет: «Помещение не самое подходящее, но из всего можно сделать арт. Вот выходит человек, расстилает коврик, начинает действие – это уже театр».

Репетиции проходят вообще дома у одного из актеров: у него самая большая комната из всех, кто состоит в труппе. В ней каждый будний вечер, кто после работы, кто после учебы, собираются актеры. На выходных – обучающие занятия в здании музея.

За все это они не получают ни копейки, хотя и сами никому не платят. Театр «На Москольце» (или «Мы», как они еще себя называют) – некоммерческий театр. И становиться им они не собираются. Галина объясняет: «Чтоб зарабатывать деньги или стать модными, нам нужно прыгать на корпоративах, а мы этого не хотим». В Русском драматическом или Украинском театрах им не дадут ставить то, чего просит душа: нужно будет считаться с конъюнктурой. Хотя отдельные актеры вырастают из «Мы» и уходят в серьезные профессиональные труппы.

Галина Джикаева»

Финансовый вопрос театром полностью игнорируется. Совсем небольшой сбор уходит музею. Бывают у театра-студии и денежные чудеса. Например, они купили очень дорогой и очень хороший свет за деньги человека, которого никогда не видели. Один из актеров в онлайн-игре с кем-то переписывался, рассказывал о своем увлечении сценой. Этот кто-то оказался московским бизнесменом, который решил выступить меценатом, и выслал довольно серьезную сумму денег совершенно незнакомым людям. Но в целом «Мы» предпочитают быть бедными, но независимыми. Профессионалами они себя не считают, впрочем, как и аматорами. Театр для них – не хобби и не работа, а, по словам Джикаевой, способ ставить вопросы, волнующие актеров и режиссеров, зрителям, чтоб те понесли их дальше друзьям, семье, знакомым.

Сегодня «Мы» — это труппа из молодых людей, которые не преследуют иных целей, кроме самовыражения.


Теперь о самом спектакле. Так как других не видела, буду судить о театре-студии по одной постановке. «Маленький принц» уже ставлен-переставлен театрами всех типов и направлений. Однако «Мы» сумели интерпретировать его так, что даже заядлый поклонник Экзюпери сможет посмотреть по-новому на грани таланта любимого писателя. «Маленький принц» — это личное, — рассказывает Джикаева, — я потеряла друга. Не смогла вовремя помочь. Поэтому такой выбор произведения».

Она призналась, что их спектакль вышел не совсем по Экзюпери, а лишь по мотивам. Поспешу не согласиться с режиссером. Интерпретация театра «Мы» раскрыла идею писателя и летчика лучше, чем тысячи критиков. В спектакле лишь два действующих героя: Маленький принц и Лис. Маленький принц – игривая девушка, не желающая расставаться с детством. Лис – молодой человек, одновременно еще и Летчик, Деловой человек, Пьяница, Король, Человек с багровым лицом, Честолюбец, Фонарщик. Он одинок и несчастен, погряз в предрассудках и заблуждениях, и помочь ему некому. Он один в пустыне.


Однажды к нему врывается девушка и требует с детской настойчивостью: «Нарисуй мне барашка». Он реагирует так же, как и герой Экзюпери. Постепенно девушка наводит порядок в его голове, дает надежду на спасение от одиночества, и Лис просит: «Приручи меня». Согласившись, она спасает его от самого себя, но вскоре исчезает, улетает на свою планету. Лис остается один, но он уже не одинок. Суть этого спектакля выходит за рамки «мы в ответе за тех, кого приручили». Тут основная мысль, как у Хемингуэя в «Иметь и не иметь»: «Человеку сейчас никак нельзя одному». Каждый, кто по воле автора оказался один на своей планете, потихоньку сходит с ума. Маленький принц не одинок, у него есть вулканы, есть баобабы, есть его роза. Лис обрел смысл жизни, потому что у него появился Маленький принц.

Если вы заядлый театрал, видели не одну гениальную постановку и ищите нечто, что превзойдет все, увиденное вами, – не ждите от театра «Мы» многого. Большинство актеров еще очень молоды и не всегда опытны. Случается, что они делают ошибки. Постановка так же не безупречна. Режиссеру не удалось избежать нескольких натянутых моментов и банальностей. Хотя саму труппу это, может быть, и не беспокоит вовсе. Все недостатки театра покрывают с лихвой чувства зрителей, утроенные от непосредственной близости действия, от молодости и чистоты актеров.


Этот театр очень искренен и не боится эмоций. А это, кстати, бесценное качество в наши дни, когда со сцены все чаще взирают люди, обеспокоенные лишь собой самими, гонор которых не позволяет им всерьез воспринимать даже собственного персонажа. Актеры переживают все всерьез, как умеют, без боязни обнажать чувства. Поэтому-то зритель, хоть и видит ошибки, реагирует на происходящее полной гаммой чувств.

Джикаева говорит, что их творчество предназначено для тех, кто умеет думать. Опять не соглашусь с ней словами самого Экзюпери: «Зорко одно лишь сердце». И сердцу на спектакле «Мы» есть на что посмотреть, и есть, какие доводы предъявить придирчивому мозгу.

Фото театра «Мы»

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Посткрымская стратегия России: реалии и мифы

.

Муж решил ехать в Крым

Ольга ФОМИНА

«Мир сложен — и все же прекрасен!»

.