Крымское Эхо
Архив

Черное море как евразийский цивилизационный центр

Причин много, но две причины обобщают все остальные – географическая и историческая. С географической точки зрения Черное море занимает центр обитаемого мира, не только восточного полушария, но и всего мира. Это центральное место определяется тем, что южная его точка, сегодняшний Стамбул и предыдущий Константинополь, была столицей двух великих империй – Византийской и Османской.

Не много тех мест мира, где география и история совмещают себя в таком великолепном единстве. Конечно, этот город определял геополитическую значимость Черного моря, но нельзя пренебрегать и обратным влиянием Черного моря на Константинополь, Стамбул, Царьград. Значимость этой зависимости проявляет себя несравненным образом: когда Византийская и Османская империи были в восходе, Черное моря обеспечивало им силу; когда они были в упадке – оно оказывалось самым уязвимым местом их безопасности.

Черное море — один из самых закрытых водных бассейнов мира, являясь в тоже время морем, а не большим озером. Этот факт определяет его, с точки зрения географии, / но не и политически / как одно из самых изолированных морей. Когда береговая линия Черного моря разграничивала только два государства – Россию и Османскую империю – оно действительно было изолирующим: совершенно ясно оно разграничивало православно-христианский мир от исламского.

Сегодня прямой выход на это небольшое и почти закрытое море имеют шесть государств: Украина ( с Азовским морем вместе) – 2 789 км, Турция –1329 км, Россия – (с Азовским морем) – 800 км, Болгария – 378 км, Грузия – 310 км, Румыния – 225 км. Мы чисто механически перечислили эти 6 государств. На самом деле у них есть совершенно разный геополитический статус и экономические возможности.

Состояние дел осложняется тем, что хотя и без прямого выхода на Черное море Республика Молдова, как в широком геополитическом смысле слова, так и в историческом контексте тоже является черноморским государством. Еще сложнее обстоят дела с Абхазией, которая будучи когда-то интегральной частью СССР, стала яблоком раздора двух его составляющих республики. Сегодняшнее положение Абхазии в международном геополитическом плане является важным, прежде всего своей черноморской полосой.

Кроме этих геополитических особенностей, у Черного моря есть еще две, будто посторонних, периферийных, можно и так их назвать — «сопровождающими морями»: Азовское и Мраморное.

Другой район, связанный геополитическим, хотя и непрямым образом, с Черным морем, это район Западных Балкан. Геостратегически они прямым образом связаны с Адриатикой, но исторически узкие связи Сербии и Черной горы с Россией придают особое значение Балканам в целом и в комбинации — целому Черноморскому бассейну.

Ставя Румынию и Болгарию в крайнюю периферию Европейского союза, Брюссель определил Черноморский бассейн как геополитически незначительный регион. Чем и совершил большую ошибку. Выход Румынии и Болгарии на Черное море в целом занимает полосу в 600 км. Для них, для Украины и для Грузии – это единственный морской выход к мировому океану, что сразу поднимает геополитическую цену Черного моря.

Его значимость увеличивается и тем, что за общей, не особо длинной побережной полосой в 3500 км стоят государства, общее население которых составляет почти 300 миллионов: Россия – 142 млн, Турция – 80 млн, Украина – 50 млн, Румыния – 22 млн, Болгария – 7 млн, Грузия – 5 млн. Естественно к этому числу нужно прибавить и население Молдовы — 2.5 млн Нужно иметь ввиду, что это 60% относительно 500-миллионного населения Европейского союза.

На самой прибережной полосе живут 16 млн людей из этих шести государств. У всех них свои жизненные геополитические интересы, и они в серьезной степени зависят от экономического, политического и военного положения друг друга. В меньшей степени зависима от Черного моря Турция, которая держит оба пролива, которыми море соединяет себя с мировым океаном – Босфор и Дарданеллы. Эти два пролива являются входом для нечерноморских и выходом для черноморских стран. В случае чрезвычайных условий Турция, которая осуществляет контроль над обоими геостратегическими «клапанами», в состоянии их закрыть и превратить себя в господарем Черного моря.

Такое закрытие обоих «клапанов» принесло бы ущерб Украине, Грузии, Румынии и Болгарии, но было бы катастрофическим для России. Оставшаяся с незначительным выходом к так или иначе небольшому и закрытому Черному морю, окруженная враждебными в разной степени странами, Россия и в особенности ее юг впадают в своеобразную геостратегическую ловушку. Имея ввиду особый статус и географическое положение Азовского моря в качестве пограничной полосы России и Украины, положение дел становится критическим – на первый взгляд, только для России, но, всматриваясь более пристально — для Украины также. Точнее, для обоих братских народов.

Эти примеры выясняют каково действительное значение географического расположения, природных ресурсов и человеческого потенциала для народов и для отдельных стран. Без сомнения, они представляют собой материальные факторы и их сверхоценивание с необходимостью приводит к недооцениванию нематериальных факторов, действующих вокруг Черного моря.

К этим последним можно отнести традиции, культуру, образование, официальную религию и пр. Сами эти факторы имеют свои исторические корни, они приходят из прошлого и связывают прошлое с настоящим, а этим самым связывают прошлое и с будущим.

По своим характерным определениям они не являются прямо действующими геополитическими факторами. Скорее всего они принадлежат к другой методологической координатной системе, которую благодаря собственной исторической сущности можно назвать клиополитическими — по имени древнегреческой музы истории.

Получается так, что рядом с понятием геополитика совершенно естественно нужно употреблять и понятие клиополитика.

Понятие «геополитика» определяет политическую науку, выражающую единство определенного земного пространства и установившегося на нем государства или группы государств. Понятие «клиополитика» также является политической наукой, которая исследует единство данной нации и ее исторического существования и в большей мере ее единство с ее собственными знаковыми событиями истории, оказывающими влияние на современность.

Предмет геополитического исследования – это органическое единство государства и территории. Поэтому закономерным эмоциональным продуктом этого единства является патриотизм. Предмет исследования клиополитики – это органическая связанность истории и нации, а естественный эмоциональный продукт этой связанности есть национализм.

Геополитический статус общества придает смысл одному из своих компонентов –патриотизму. Сам он неоспоримое положительное явление, потому что объединяет разные нации и конфессии в одном государстве, делая последнее более сильным.

Иначе обстоит дело с национализмом – он в качестве составляющего клиополитической установки данного общества может быть и положительным, и отрицательным. Естественно, он отрицателен, когда проявляет себя агрессивно (агрессивный национализм). Охраняющий, защитный национализм есть необходимое условие для авторитета культурно-исторической общности, какой является каждая отдельная нация.

Соотношение между национализмом и патриотизмом есть проблема, которая очень редко разрешается легко. Патриотами государства могут быть люди разных наций, проводящие свою жизнь в нем и считая его своей единственной родиной. Если сопричастность к общей родине недостаточна или ее нет, то выступают националисты – националисты доминирующей нации или других ее составляющих этнических общностей (групп) или национальных меньшинств.

Если получится разделение между настоящей родиной и исторической (или какой-нибудь другой), патриотическое единство государства перестает существовать. Геополитическое состояние этого государства уже подорвано клиополитическим абсолютизированием обособляющего начала составляющих наций.

Причины подобного раскола могут оказаться и субъективными и объективными –каковым и является современное положение черноморского региона. Кстати, в таком положении находится и всей так называемой объединенной Европой в форме Европейского союза.

Все это так по следующей причине: начала европейской цивилизации, хотя и стоящие по разному для разных стран, суть симбиоз азиатской и европейской составных частей нашей общей современной цивилизации.

Единство Европы в ее внутреннем социокультурном многообразии может существовать устойчивым образом только, если можно найти нить духовной преемственности в ее цивилизационном, историческом развитии – то есть клиополитическим образом.

Поэтому противоречия, которые возникают во всей Европе – с Атлантики до Урала – имеют геополитический характер и клиополитическое происхождение. Вражда европейского Запада и европейского Востока начинает с деления Римской империи на две части: Западную и Восточную. Оно проходит через схизму православия и католицизма в 1052 году, чтобы достичь своего пика в 1453 году, когда Константинополь, последняя территория Византийской империи, теряет себя и этим кончает само Средневековье.

Новое время и появление России в качестве великого восточноевропейского государства, проводит новую разделяющую линию в Европе – и не только в Европе, но и между Европой и Малой Азией, основным образом при помощи экспансии России на юг, к Черному морю и его придаткам – к Мраморному морю и его двум проливам Босфор и Дарданеллы.

Эти клиополитические реальности приводят нас к современной геополитической обстановке черноморского бассейна. А она совсем не проста. Россия, у которой 3% мирового населения, занимает 13% материка планеты и … осторожно! — 41 % мировых природных ресурсов, прижата в угол Черного моря. Черное море находится почти целиком под влиянием НАТО.

Из упомянутых шести государствтри (Турция, Болгария, Румыния) являются членами этого пакта, а две из этих шести в последнее время смотрели на пакт исходя из максимы «чем хуже для России, тем лучше для нас». НАТО уже расположил свои элементы ПРО в Турции и Румынии, как и расположил свои этапные военные базы в Болгарии.

Без всякого сомнения, у них антирусская направленность. Но это абсурдно: четыре страны –Украина, Румыния, Болгария и Грузия – вместе с Россией имеют общий цивилизационный код: православие! А Украина и Болгария вместе с Россией имеют и общее этническое происхождение — славянское!

Бросая взгляд в прошлое, замечаем, что с времен гибели Византийской империи в бассейне Черного моря на протяжении полтора века оформляют себя два враждебных конфессиональных района: христианский (православный) и исламский.

Национальная революция Кемаля Ататюрка и ВОСР полагают конец этому делению. С тех пор до недавнишних времен Республика Турция черпала свою геополитическую и государственную легитимность именно из революции и реформ Ататюрка. Но уже десять лет медленно и неизменно этот исторический источник легитимности заменяется Турцией другим, османизмом, что и создает новую геополитическую обстановку в черноморском регионе. Ситуация определяется и тем, что, за исключением Румынии, все страны региона имеют евразийские характеристики.

Подводя итоги моего выступления хочу подчеркнуть: все эти обстоятельства определяют черноморский бассейн как сложный, невралгический узел мировой политики. Его легко можно превратить в центр конфликта – небольшой, но возможно и высокой интенсивности.

Но в то же самое время Черноморье может оказаться и стартовой точкой грандиозного проекта евразийского единства.

На фото вверху —
Минчо Минчев,
доктор философских наук,
профессор Великотырновского
университета (Болгария)

Доклад прочитан на международной
научно-практической конференции «Стабильность в Причерноморском регионе:
внешние и внутрирегиональные угрозы и пути их преодоления»,
Симферополь, ноябрь 2012

[color=red]См. также:[/color]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=9042] Наступило такое зловещее равновесие
ЭКСПЕРТЫ ГОВОРЯТ О ВОЗМОЖНОЙ ЗОНЕ КОНФЛИКТА В ПРИЧЕРНОМОРЬЕ [/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Право на мнение только у избранных?

Дарья МАКОВСКАЯ

Не дрейфь, крымчанин, берегись, курортник!

.

Чтобы удовлетворить самозахватчиков, крымские власти «кинули» инвалидов

Алексей НЕЖИВОЙ