Крымское Эхо
Блоги Культура

Чему научили нас герои Крымской войны

Чему научили нас герои Крымской войны

НА ДВУХСОТЛЕТИЕ АФАНАСИЯ ФЕТА

Я вырос на Северной стороне Севастополя, сотни раз бывал на знаменитом Братском кладбище, где похоронены герои Крымской войны, и готов подписаться под каждым словом Афанасия Афанасьевича Фета:

«Нигде и никогда не испытывал я того подъема духа, который так мощно овладел мною на Братском кладбище. Это тот самый геройский дух, отрешенный от всяких личных стремлений, который носится над полем битвы и один способен стать предметом героической песни. Кто со смыслом читал «Илиаду», начало «Классической Вальпургиевой ночи» во второй части Фауста или «Севастопольские рассказы» графа Льва Толстого, — поймет, о чем я говорю».

Сегодня, 5 декабря (23 ноября по старому стилю) 2020 года, исполнилось двести лет со дня рождения русского поэта Афанасия Афанасьевича Фета. Не Пушкин и не Лермонтов, он тем не менее оставил свой достаточно яркий след в истории отечественной литературы.

По примеру Пушкина в 1879 году Фет совершил почти обязательное для образованного человека его времени путешествие в Крым.

«Стыдно проживать в недалеком сравнительно расстоянии от Крыма и умереть, не видавши южного берега», — объяснил поэт свою поездку.

На полуострове Фет гостил у своего однополчанина Ксенофонта Ребиллиоти в селе Актачи (ныне – Фурмановка) под Бахчисараем, постоянно вспоминал и цитировал крымские стихи Пушкина, посетил Ханский дворец, Симферополь, Ялту, Байдарские ворота, но самое большое впечатление на поэта произвел лежавший в руинах после Крымской войны Севастополь и Братское кладбище.

Здесь надо заметить, что во время Крымской войны поручик Фет сам служил в армии, но не на полуострове, а в Балтийском Порту (ныне эстонский городок Палдиски). История сохранила для нас встречу двух поручиков-литераторов – Толстого и Фета в дни Крымской войны дома у штатского Тургенева в Санкт-Петербурге.

«— Что это за полусабля? – спросил я, направляясь в дверь гостиной, — писал Фет в своих «Воспоминаниях».

— Сюда, пожалуйте, — вполголоса сказал Захар (слуга Тургенева – автор.), указывая налево в коридор. – Это полусабля графа Толстого, и они у нас в гостиной ночуют. А Иван Сергеевич в кабинете чай кушают.

В продолжение часа, проведенного мною у Тургенева, мы говорили вполголоса из боязни разбудить спящего за дверью графа.

— Вот все время так, — говорил с усмешкой Тургенев. – Вернулся из Севастополя с батареи, остановился у меня и пустился во все тяжкие. Кутежи, цыгане и карты во всю ночь; а затем до двух часов спит как убитый».

О том, какое значение имела для Фета Крымская война, какое впечатление произвел на него послевоенный Севастополь, свидетельствует написанное поэтом в 1887 году, через восемь лет после путешествия на полуостров, стихотворение «Севастопольское братское кладбище».

Какой тут дышит мир! Какая славы тризна
Средь кипарисов, мирт и каменных гробов!
Рукою набожной сложила здесь отчизна
Священный прах своих сынов.

Они и под землей отвагой прежней дышат…
Боюсь, мои стопы покой их возмутят,
И мнится, все они шаги живого слышат,
Но лишь молитвенно молчат.

Счастливцы! Высшею пылали вы любовью:
Тут что ни мавзолей, ни надпись — все боец,
И рядом улеглись, своей залиты кровью,
И дед со внуком, и отец.

Из каменных гробов их голос вечно слышен,
Им внуков поучать навеки суждено,
Их слава так чиста, их жребий так возвышен,
Что им завидовать грешно…

«Им внуков поучать навеки суждено». Они и поучают – Эдуард Тотлебен, Степан Хрулев, Федор Нарбут, Модест Новиков, Иван Руднев, Моисей Торопов, Александр Защук и другие герои Крымской войны, похороненные на Братском кладбище в Севастополе, в десяти минутах ходьбы от дома, в котором я вырос.

Поучают, что Севастополь и Крым – русская земля навеки.

Благодаря их урокам наши отцы, деды и прадеды отстояли полуостров в годы Великой Отечественной войны, а мы семь без малого лет назад вернули его в состав России.

Без русских солдат, равно как и без русских писателей – без Фета, без Толстого, без Пушкина, без Гоголя, без Чехова — это было бы невозможно. Именно они сделали Крым русской землей. Именно они превратили наш полуостров в часть Русского мира. И именно они, а не Чалый, не Константинов, не Аксёнов и уж тем более не пресловутые «зеленые человечки» в конечном итоге привели крымчан на референдум 16 марта 2014 года.

Крым был, есть и будет частью Русского мира.

И никто и никогда не сможет этого изменить – ни Зеленский, ни Байден, ни Меркель с Джонсоном. Всё, что можно посоветовать вышеназванным господам – немного… почитать. Хотя бы Афанасия Афанасьевича Фета или его друга Льва Николаевича Толстого:

«Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе, не проникли в душу вашу чувства какого-то мужества, гордости и чтоб кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах…»

«Можем утешиться: на каком бы умственном уровне ни стояли мы в настоящее время, — вековечный пример защитников Севастополя, почиющих на Братском кладбище, никогда для нас не пропадет, и Россия не перестанет рождать сынов, готовых умереть за общую матерь», — писал Афанасий Афанасьевич Фет.

Подписываюсь.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 2

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Огонь, вода и трубы

Иван ЕРМАКОВ

Ксения Симонова поздравила православных песочной видеооткрыткой

.

«ЛИФФТ» ищет опору в Крыму

Владимир ГРАЧЁВ