Крымское Эхо
Архив

Чем отличается крымский татарин от русина?

Чем отличается крымский татарин от русина?

В ОБЩЕСТВЕ ДАВНО СОЗРЕЛА ДИСКУССИЯ О ДЕЛЕНИИ КРЫМЧАН НА СОРТА

На сессионном заседании сегодня в Верховном Совете Крыма мы обратили особое внимание на предложение Ремзи Ильясова о том, что республиканскую Программу по обеспечению межнационального согласия дополнить еще и понятием обустройства ранее депортированных. На наш взгляд, их нельзя путать. Конечно, косвенная связь здесь имеется, но достаточно отдаленная — тем более, что есть отдельные программы по обустройству вернувшихся на родину крымских татар, болгар, немцев и греков, которые финансируются из крымского и украинского бюджетов.

Почему за эту поправку Ильясова приняли? Это мы решили уточнить у спикера Владимира Константинова на его послесессионной пресс-конференции:

— Сейчас Верховный Совет проголосовал 63 голосами за поправку Ильясова — он увязал программу межнационального согласия с программой обустройства депортированных. Но у нас есть отдельная программа по обустройству, даже не одна. Не кажется ли вам — если я ошибаюсь, поправьте меня — что это некая угроза, ультиматум меджлиса власти: мол, не дадите денег — не будет вам межнационального согласия?
Или я не права?

Вот ответ Константинова практически дословный:

— Я не думаю, что так стоит вопрос. Мы на фракции обсуждали его, и я в роли спикера уже научился, что нужно слушать депутатов. Очень много от них можно услышать того, чего ты вчера еще не знал или не до конца понимал. Вот Цеков предлагает вообще убрать слово «депортированные» — и это, в принципе, логично: сколько можно «депортироваться», слово нужно убирать. Но убираем слово — автоматически появляется ряд проблем. На нас вами лежит ответственность за необустроенные поселки. В них много недостроев, которые возникли по разным причинам. По поручению президента, когда он здесь был летом, я сам их объездил — это жуткое зрелище, начатое и брошенное строительство, и в таком виде это надо прекращать, надо завершить этот процесс. И второй момент, очень важный — уберем слово «депортированный», тогда уходит госпрограмма, остаемся с решением этой проблемы одни, тогда Украина к этому не будет иметь отношения. А раз нет проблемы — какое может быть финансирование? Нам сейчас заложили в госбюджете 23 миллиона — но что такое переселить целый народ; слава богу, это случилось без крови, безболезненно, все нормально. Нам надо этот вопрос решить. Я надеюсь, что в следующем году мы многие вопросы закроем. Там многое сделано, но брошено на полпути. Дофинансируй — и получишь дорогу, улицы с электроэнергией и так далее. Должна быть логика, строительная логика, ее надо восстановить и все. За два-три года можно завершить эти работы.

Что ж, в наше прагматичное время такие аргументы спикера вполне убедительны: Крым самостоятельно не может помочь людям, которые оказались в непростой жизненной ситуации, связанной с возвращением семьи на родину. С другой стороны, власть никогда не задумывалась о том, что этой ситуацией пользуются не всегда добросовестные политики (а где вы видели вообще добросовестных?) из числа национальной элиты. Эти национальные политики еще не объяснили, куда исчезли деньги, скажем, из Рескомнаца, который возглавляли люди, подсаженные туда решением меджлиса.

Власть не задумывается над тем, что, так лихо увязав обустройство и согласие, она напрямую обижает остальное население полуострова, остальные 136 национальных общин, живущих бок о бок с ранее депортированными. И тогда эти 136 национальностей имеют полное право спросить: а что власть сделала для нас, чтобы мы согласились сохранять и развивать межнациональное согласие?

Может, все же есть смысл согласиться с предложением Сергея Цекова, который, если не ошибаюсь, впервые публично заговорил о том, что нужно прекратить, спустя 20 лет после начала возвращения, делить крымчан по этому признаку? Есть проблемы — их нужно решать, а не заводить отдельные больницы для крымских татар. Вот это уж точно мешает возникновению межнационального согласия!

Да, а как быть с Киевом, который в этом случае не даст больше денег — отвечу: какая партия у нас сейчас при власти? Мощная, сильная, построившая вертикаль управления и умело ею пользующаяся. Или трудно найти подходящие слова для того, чтобы объяснить вышестоящим товарищам, что крымский татарин сегодня ничем не отличается от, скажем, русина: нам всем нелегко живется в этой стране. Мы все одинаково страдаем от эпидемии туберкулеза, отсутствия квартир и работы, от недостроев или недобросовестных медиков. Значит, нужно решать общие проблемы. Для всех.

Знаете, когда-то я имела честь работать в одной редакции с замечательным фотокорреспондентом, в свое время он даже служил в ТАСС (коллеги знают, что это знак высшего качества для журналиста). Константин Дудченко был фронтовиком, а значит, имел право на все возможные и невозможные льготы. И вот лет 12-13 назад заходим мы как-то с ним в маршрутку. А тогда как раз очередной раз подняли цены, они здорово опустошали наши карманы. Я расплатилась — смотрю, он тоже тянет свои деньги водителю. Я страшно удивилась: «Константин Васильевич, у вас же льгота, вы можете ехать бесплатно!»

Знаете, что он мне ответил: «Я хочу быть, как все. А льгота — это как признание моей слабости, неполноценности. Я буду платить за себя до тех пор, пока смогу. А как не смогу, так и ездить не буду!» Я надолго запомнила этот урок…

Уже не раз встречала подобные настроения среди самих крымских татар: мол, хватит побираться, мы на родине, нужно самим больше делать для себя, а не выпрашивать у Киева. Но эти голоса, увы, пока единичны…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Танец березки в исполнении бульдозера

Алексей НЕЖИВОЙ

Русский мир в условиях глобальных исторических вызовов

«Россия-Украина 2033»

Юлия ВЕРБИЦКАЯ