Крымское Эхо
Архив

Чем хуже вам – тем лучше нам

Чем хуже вам – тем лучше нам

Автор сей фразы неизвестен, но с точки зрения пиара лучшего рекламного слогана для ломбарда не найдешь. С дизайнерским лоском он будет выглядеть на все сто художественно и на двести процентов правдиво.

Фразу эту как мантру повторяет исполнительный директор одной из точечно разбросанной по всей стране крупной сети ломбардов, несколько из которых давно и прочно «забили» место и в провинциальной Керчи. Проблем с клиентами в ломбардах нет, и чем беднее живется горожанам, тем активнее не от хорошей жизни они пользуются их услугами.

Сервис ненавязчив – клиент сам находит дорогу в ломбарды, ставшие стабильным финансовым подспорьем тем, кто постоянно испытывает трудности с наличностью. Объем ломбардных услуг растет из года в год, постепенно вытесняя с рынка кредитования коммерческие банки. Гарантированное получение нуждающимися небольших и краткосрочных кредитов сделало ломбарды экономическими стабилизаторами.

Несмотря на растущую конкуренцию между самими ломбардами, число их неуклонно растет. Полное впечатление, еще чуть-чуть и ломбарды приблизятся к подъездам многоэтажек, как районные рыночки. Владельцы, как бы сказали в позапрошлом веке, ссудных касс на жизнь не жалуются, упрямо ведут свою бизнес-линию, придерживаясь раз и навсегда выбранного метода кредитования. Выдавать крупные суммы под залог автомобилей и недвижимости остерегаются, отдавая предпочтение скупке ювелирных изделий и электронной техники.

Оттого витрины ломбардов здорово смахивают на прилавки ювелирных магазинов. «Сегодня у нас день золота, — говорит Юлия Николаевна, торгующая невыкупленными вещами в специально выделенном под такой товар ломбарде. – Сдают золото и покупают золото». Толпы в ломбарде нет, но дверь то и дело открывается, впуская и выпуская покупателей. И верно, прицениваются в основном к ювелирным украшениям. Вот женщина интересуется, сколько может выручить за свою цепочку, чтобы взамен купить приглянувшиеся серьги. Вот мужчина примеряет широкий браслет. Вот заскочили девушки-подростки и, пошушукавшись, купили, видимо, на двоих золотые пуссеты.

Все свободное пространство от витрин с ювелирными украшениями в ломбарде занимает электронная техника. Особенно много телевизоров. «Сейчас этот товар завис повсеместно, — видя мое недоумение, объясняет приемщик одного из керченских ломбардов. – Но как начнется подготовка пансионатов к курортному сезону, всё «улетит». Ни один владелец не тратится на новый телевизор или ноутбук за несколько тысяч гривен, тем более, когда нет никаких гарантий в финансовом успехе лета. В мае хозяева пансионатов разметут электронку, а осенью нам же начнут сдавать. Кто-то — чтобы покрыть расходы и неудачно сложившийся сезон, кто-то, напротив, разбогатев, заменит устаревшую технику новой.

Мы тут поэкспериментировали с приемом стиральных машин, так владельцы пансионатов нас натурально атаковали: все, что вы видите у нас, уже раскуплено и только ждёт своего часа на вывоз. Но это был чистой воды пробный шар, потому что стиралки вообще-то не принимаются – мы соглашались на выдачу кредитов клиентам под залог стиральных машин исключительно по просьбам знакомых собственников баз отдыха, зная, что невыкупленный товар гарантировано имеет покупателя. А так нам надежнее принять десяток мобильных телефонов, на которые всегда имеется покупатель, или золото. Если не уйдет вещь сама по себе, то кто-то купит на переделку или ее всегда можно сдать в Киеве на ювелирный завод».

Хуже с компьютерами и ноутбуками, цены на которые просели в магазинах электронной техники, — их сейчас не очень охотно принимают в ломбардах. Почти отказались от выдачи залога под сдачу холодильников, поскольку объявлениями об их продаже за сто-пятьсот гривен забиты все местные газеты.

«Видите, стоит компьютер, — обращается ко мне сотрудник еще одного керченского ломбарда. – Его нас уболтал принять моряк загранплавания, ну мы и пожалели парня: почти год не мог уйти в рейс, поистратился. Пока он был на берегу, исправно вносил помесячную плату, перед уходом в море привел к нам приятеля, который должен был платить за него, а тот один раз внес деньги и пропал с концами. Мы выставили на продажу, а компьютер потянул дорого, потому что накрутили в цену все свои издержки. Или сумеем продать, потому что модель относительно новая, или зависнет до прихода парня из рейса. Золотой, скажу я вам, будет у него компьютер…»

Мой удивленный вопрос: «как, и загранщики пасутся в ломбардах?» — вызвал смех сотрудников. «Это ж наши наипервейшие клиенты! – чуть не хором ответили мне. – В кризис уйти в рейс, тем более хорошо оплачиваемый, становится все труднее и труднее. Многие моряки, особенно рядовой состав, зависают на берегу по году и более. А жить-то их семьи привыкли не на три копейки, вот сначала бездумно тратят, а потом лапу сосут и к нам бегут.

Некоторые как уходить в море, так сразу к нам с вещами, чтобы оплатить оформление документов и оставить что-то семье. И жены их тоже нас не забывают. Есть дамочки, которые в отсутствие мужей так накушаются шикарной жизни, что к их возвращению успевают вывезти из дома всю аппаратуру и заложить все брюлики. Некоторые на излете машины предлагают, но мы их не берем: деньги за них отдашь большие, а гарантий возврата или покупки кем-то из клиентов никаких. Город-то нищий, зарплаты у основной массы населения мизерные, а у кого деньги есть, в ломбардах, как правило, не отовариваются».

Клиент в ломбардах разномастный. В ссудные кассы порой несут последнее. Молодята так даже обручальные кольца закладывают, чтобы оплатить съемную квартиру. Как только случается задержка выплат детских пособий, сразу на пороге молодые мамы, чаще всего оставляющие в залог ювелирные украшения. Некоторые горожане вообще не представляют себе, как бы дотягивали до зарплаты или пособия без ломбардовских кредитов, потому что чуть ли не каждый месяц берут в них ссуду. И те же золотые украшения не столько носят, сколько используют в виде залогового кредита.

— Даже и не скажешь, кто не наш клиент, — задумываются над моим вопросом сотрудники нескольких керченских ломбардов. А вот работник одного из них, такой себе философ по жизни, делится своим умозаключением: «Наверное, к нам не приходят те, кто умеет не то что рассчитывать свои доходы, а кто умеет на них жить. Есть люди, кто и в деньгах нуждается, но обходит нас десятой дорогой: опасаются влезть навечно в долговую яму. Это одна причина. Вторая — в репутации ломбардов. Я сам знаю такие, где бесстыдно навариваются на несчастье клиентов. Особенно тех, кто от безысходности сдает настоящие драгоценности. Старинные украшения с бриллиантами, натуральными камнями, царские червонцы. Сейчас эти вещи ценятся нуворишами, потому-то при случае их заматывают.

Кроме такой наживы на несчастьях, есть у ломбардов и другой еще более верный способ заработать. На ворованных вещах. Хотя в каждом, где мне довелось побывать и побеседовать с сотрудниками, чуть ли не исповедовались передо мной в честности. «Принимать ворованное себе дороже, — считает представляющий в Керчи интересы киевского владельца сети ломбардов руководящий сотрудник. – Милиция дает ориентировку на краденные вещи, и мы возвращаем их безо всякой, понятно, компенсации. И зачем мне конфликты с милицией и финансовые издержки?! У нас в магазинах свои ориентировки на сдатчиков ворованного: фамилия, номер паспорта, описание внешности, «специализация» краж. Так что мы себя застраховали.

Но тут такое дело: милиция всех потенциальных местных и залетных воров не знает, а уж мы тем более, поэтому «проколы» иной раз случаются с теми, кто проходит у нас по первому разу. Однако есть и другая категория клиентов – те, кто тащит из дома вещи. Сколько тещ у нас прокляло своих воровитых зятьев, сколько жен накрыло у нас сданных мужем-алкоголиком или наркоманом своих украшений, сколько внуков вынесло из квартир бабушкиного добра — не перечесть. И хотя у нас четко действует правило не выдавать залог людям, приносящим для оформления явно чужие паспорта, эта, с позволения сказать, шушера чуть ли не с улицы умудряется приводить доверчивых девушек, отдаленно напоминающих фото в паспорте.

Такое может быть. Хотя я не первый год кручусь в этом бизнесе и прекрасно знаю, что явно ворованные вещи тут же перекупаются надежными людьми и дальше по цепочке уходят в неизвестном направлении. А есть категория клиентов, которые специализируются на сдаче купленных в магазинах в кредит новых вещей, чаще всего мобильных телефонов. У таких принимают все, а это уже дело магазинов ушами не хлопать, потому что за таким товаром буквально охотятся перекупщики. Так что у каждого свой бизнес».

И эта логика в миллионный раз подтверждает точность подмеченной базарной практики: на рынке два дурака – один продает, другой покупает. По такому принципу в основном и делается в нашей стране бизнес. Тем более что ломбард – это еще и торговый посредник, зарабатывающий, заочно сводя в одну цепочку желающих быстрых денег и недорого товара.

 

Фото вверху —
с сайта rabotai.in

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Русское Единство» в вопросах и ответах

Таракан в телевизоре

Алексей НЕЖИВОЙ

О мифах и уроках осмысления Великой Отечественной войны

Андрей ИШИН