Крымское Эхо
Культура

Человек истории и красоты

Человек истории и красоты

12 декабря – День рождения крымского писателя и общественного деятеля Анатолия Ивановича ДОМБРОВСКого (1934-2001)

Мало кто из известных творческих деятелей России не обязан Крыму лучшими днями своей жизни, лучшими достижениями своего творчества. Но таких, кто рожден в Крыму, достиг творческих высот, приобрел российскую известность, живя и работая в Крыму, немного. Из писателей – не более трех. И один из них – А.И. Домбровский (1934-2001). След его творчества является выдающимся не только в культуре Крыма, не только в русской литературе, но и в литературе мировой.


Творческий след писателя-академика А.И.Домбровского, а это 24 романа, 18 повестей, множество публицистических и критических статей, обращает на себя внимание тем, что тему истории мировой философии и судеб художественными средствами в романах об античных философах Платоне, Сократе, Аристотеле, Эпикуре, Демокрите, а также о Перикле и Архимеде он разработал настолько глубоко, насколько до него никто другой сделать не смог.
Его книги (24 романа, 18 повестей, публицистика) переведены и переводятся на английский, французский и другие языки, кстати, его «Рассказы о философах», вышедшие еще в 1975 году в московском издательстве «Молодая гвардия», переведены на литовский и армянский языки и вновь переизданы в 2004 в Москве (5-е издание) как учебное пособие: «Терра» – школе» (изд-во «Терра-Книжный клуб»).
Разрабатывая вечные темы человечества, в своем творчестве А.И.Домбровский всегда оставался верен и современности – так точны, живописны и животрепещущи его картины из жизни крымчан, и так осмысленны. А.И.Домбровский был также депутатом пяти созывов Симферопольского и Крымского Советов депутатов, председателем крымской писательской организации СП СССР более 20 лет, Почетный крымчанин, кавалер Ордена «Знак Почета», лауреат литературных премий А.П.Платонова, Л.Н. Толстого, Н.З.Бирюкова и Республики Крым.

Размышления о творчестве Анатолия Домбровского

 Чему бы жизнь нас ни учила,
Но сердце верит в чудеса:
Есть нескудеющая сила,
Есть и нетленная краса.
Федор Тютчев

Необъяснима сила воздействия на читателя литературного наследия выдающегося крымского писателя Анатолия Ивановича Домбровского, которое «завораживает мыслью» и непременно наводит на размышления о смысле всего сущего и, естественно, вызывает желание поделиться своими впечатлениями от прочитанного – все это и заставило меня взяться за перо: очень захотелось поговорить о прочитанном с почитателями его творчества.

И появилось желание, почерпнутое из его книг и прочувствованное, то есть, так сказать, исследованное мной, обобщить в этой вот обзорной статье, акцентируя внимание на тех темах и воззрениях, которые были принципиально важными для писателя. При этом, невозможно не отметить такую характерную и отличительную особенность творчества Домбровского, как  использование в повествовании, в текстах, как теперь говорят, прекрасных афоризмов и аллегорий. Они-то, на мой взгляд, и представляют собой квинтэссенцию его мировоззренческих и философских взглядов по тем или иным интересующим писателя темам и служат своего рода ключом к их раскрытию, о чем и пойдет речь в данной статье.

«Человек вырос на звере, как вырастает камнеломка на базальте – нежное растение на черном камне, выплеснутом с грохотом и пламенем из кипящего чрева земли». До чего же емко и выразительно, аллегорически проиллюстрирована в романе «Черная башня» эволюция человеческого духа! Так выражено единство и вечное противоборство двух сущностей человека: духовной и телесной, определяющих смысл его жизни в зависимости от преобладания одной из них.

Глубина и значимость этой корневой дилеммы человеческого бытия была ясна и очевидна Домбровскому как философу и историку, а  как писатель-гуманист тему духовности, понятно, он  возводит в ранг важнейшей в своем творчестве,  потому красной нитью проходит она во всех его произведениях и, что следует в частности отметить, в самом трагическом – романе «Черная башня». Это произведение отличают яркие художественные приемы, усиливающие  впечатление, такие, как: намеренное сгущение красок в описании условий существования людей, вплоть до гротеска; столкновения полярных идей, мировоззрений и характеров героев; глубокий психологизм в раскрытии их образов и стремительность развития сюжета.

Сама композиция задумана, очевидно, как художественно-психологический «эксперимент», проецируемый писателем на все человечество, суть которого в том, чтобы проследить поведение каждого отдельного человека, оказавшегося частью группы незнакомых между собой людей, случайно, вынужденно остающихся вместе на протяжении времени в условиях изоляции от внешнего мира, к тому же перед лицом внутренней постоянной смертельной опасности. И, что немаловажно, осознающих свою обреченность!

Эти люди не перестают думать и говорить о жизни, демонстрируя при этом выносливость и жизнестойкость, и стараются морально поддерживать друг друга. Вот мысли одного из героев романа: «…смерть не стоит страха, зло недостойно жизни, жизнь до конца прекрасна для мужественных людей». Несомненно, результат «эксперимента» писателя обнадеживает, несмотря на трагический финал.

То есть, как бы там ни было, его можно признать положительным, послужившим на пользу человечеству, прежде всего благодаря стойкости духа, которую проявил в нем каждый из героев и все вместе в противостоянии внешней угрозе – радиации и внутренней, идущей от некого безликого существа, являющего собой порочность, зло и насилие в современном мире и убивающего постепенно почти всех вынужденных обитателей черной башни.

Здесь высшим проявлением силы духа людей, не подавленной драматизмом происходящего, является готовность пожертвовать собой ради спасения товарищей. «Неразумно жертвовать кем-либо, но какие доводы разума способны противостоять самопожертвованию?» – говорится в романе. Какие мужественные, жизнеутверждающие слова, какое торжество духа!

«Выход из лабиринта там, где и вход» — это афористическое умозаключение  выражает суть происходящего в романе «Черная башня». Оно – по-философски глубоко и многозначно и отражает не только ситуацию с поиском его героями выхода из «жизненно-смертельного» лабиринта башни, но и резюмирует контекст такой важной и обсуждаемой во многих произведениях Домбровского темы, как – значение исторической памяти.

А самым наглядным и поучительным образом она представлена именно в этом романе. В нем как бы разыгран возможный сценарий будущего, того, к чему может привести забвение человечеством уроков прошлого, собственной истории. Эта мысль писателя выражена в словах героя романа: «Без знания прошлого – нет будущего». С болью в сердце, но как строгий учитель истории, создав для убедительности напряженную экстремальную ситуацию, писатель погружает, помещает своих героев-археологов в прошлое, вынуждает буквально жить в исследуемой ими башне-зиккурате времен Древнего Вавилона.

Этим необычным приемом, заданно ощутимым подтекстом он наставляет и предупреждает: «Кто прошел один и тот же путь дважды, тот просто вернулся». Трагический финал романа также предопределен и закономерен, но именно в этом проявляется любовь Домбровского к людям и тревога за их будущее, «чтобы предугадать, предупредить, предотвратить».

Суждение, близкое по смыслу выше упомянутому в «Черной башне», высказывает и профессор-философ, герой другого романа «Смерч»: «Выход из ситуации там, где и вход», рассуждая таким образом о разрушительных, во всех сферах жизни общества и людей, последствиях развала СССР, отразившихся и на его судьбе. И тут в качестве оценки всего происходящего и определения перспектив на будущее он тоже считает необходимым обратиться к историческому опыту, к знаниям, уже накопленным человечеством, что сформулировано в романе по-народному мудро: «И вот, стало быть, наука: ходи по старым тропам, чтоб прошлая жизнь не забылась, не показалась пустой».

Такой «масштаб видения человеческой истории», его преломление в восприятии современной действительности характерен для Домбровского писателя и философа, писателя-историка, и это впечатляюще представлено в написанном в 90-е годы цикле романов о великих философах и выдающихся личностях Древней Греции. Этот исторический, заданный автором временной фон, дает возможность читателю глубже и яснее осмыслить актуальные проблемы,  имевшие место в стране в тот переломный судьбоносный период – в чем, собственно, и проявились прозорливость, мудрость и истинный философский и художественный дар писателя. Столь же исчерпывающе емко передано понимание Домбровским значения исторической памяти, в частности, в строчке из романа «Философы»: «Без осмысления исторических ценностей мы никто, мыльные пузыри, бабочки – однодневки, пустышки».

«Человечество выползло из земли, как из кокона, и ее же пожирает» – эта аллегория из романа «Смерч» в полной мере отражает волнующую Домбровского тему экологии и взаимоотношения человека с природой, близкую ему, как человеку, выросшему на земле и чувствующему кровную связь с ней. При этом, проблемы экологии он поднимает не в узкоконкретном понимании, а с философски-мировоззренческим углублением в них;  придавая им морально-нравственное звучание, возводя их художественными средствами до уровня общечеловеческих.

Такой подход просматривается и в романе «Смерч», само название которого – символичное, по-философски связывающее это стихийное явление природы с жизнью и деятельностью людей. «REDUCTIO AD ABSURDUM» – доведение до нелепости (лат.), бессмысленности всего существования человечества – вот к чему привел весь ход цивилизационных процессов на Земле. Такова главная мысль произведения. «Должно быть, разум – не ключ к бессмертию, а лишь преддверие катастрофы, признак неблагополучия мира» — размышляет главный герой романа, сидя на берегу залива и любуясь морем и окрестными, родными местами писателя.

И то глубинное чувство, которое Домбровский испытывает к природе, воплощается у него в описании пейзажа, не только лирично и живописно воспетого, благодаря его природным талантам, но и «говорящего», являющегося как бы действующим лицом, играющим роль смыслового подсказчика в сюжетной линии. «Гармония и красота», умиротворенность и покой, которые герой ощущает в природе, не приносят, однако, душе его успокоения, а лишь контрастно подчеркивают осознаваемую им дисгармонию в современном мире и «преддверие катастрофы».

Смысловая роль пейзажа заметна и в финале романа, когда «преддверие катастрофы» трансформируется уже в реальную катастрофу – из-за неожиданно налетевшего гигантского вихря-смерча, сметающего на своем пути все живое, в том числе и самого героя и все созданное человеком. Далее следует зловещее и натуралистичное описание природы в этот трагический момент: внезапно заштормившее море и «разбухающая туча», олицетворяющая собой негатив человеческого общества, из которой вырывается омерзительный «черный хобот» смерча, жадно тянущийся к воде, что воспринимается как сюрреалистический сюжет.

Но он абсолютно оправдан и логичен, так как выполняет задачу поставленную писателем: обратить внимание читателя  на остроту и важность проблемы взаимоотношений человека с природой, влияющей на глобальное равновесие на планете. Ведь сохранить этот баланс и вывести из тупика «доведенную до нелепости» цивилизацию может только «принцип гармонии», который автор романа сформулировал и вложил в уста своего героя: «любовь к ближнему», к природе, ко всему живому.

«Красота – преддверие и зримый образ истины» – в  этом афоризме из романа «Философы» заключен глубокий философский и мировоззренческий смысл,  который подразумевает под понятием «красоты», разумеется, не только внешнее эстетическое восприятие. В нем точно и образно сформулирована мысль Домбровского о неразрывной связи понятия красота и  понятия истина, являющейся одной из центральных категорий теории познания и целью исканий поколений мыслителей.

И это согласуется с воззрениями других философов: «…истина и благо объединяются семейными узами только в красоте» – писал в свое время Г.Гегель.  А.И, Домбровский к тому же, как истинный философ, расширяет спектр значений понятия красоты возвышая и связывая его с одним из фундаментальных вопросов науки и человеческого бытия – с бессмертием. В своей статье «Творческий путь писателя», в книге «Сладкая каторга Анатолия Домбровского» Галина Домбровская пишет: «Домбровский любил повторять слова Платона: «Рожденные в красоте обретают бессмертие».

Там же приводится еще одно его любимое изречение, восходящее к античным философам: «Познай самого себя – и ты познаешь все». И видится логичным продолжение мысли писателя, что «рожденные в красоте», то есть те, кто постигают истину, «познавая себя» – «обретают бессмертие» в своих творениях, делах для блага людей. И открывается глубинный смысл известного постулата Домбровского: «Ты жив, пока живут твои творения» (роман «Смерч»).

«Не мечи стрелы в мечту» – мудро и афористично осуждает своего друга, пустившего стрелу в чайку, девушка из повести «Голубая тень белого камня». Ведь чайка – это символ мечты героя повести мальчика Санчи о полете. В этих словах девушки – призыв самого писателя. «Знаю, что мое настоящее будет звучать в сердцах людей» – предсказывал Александр Грин. Повесть Домбровского «Голубая тень белого камня» – самая романтичная и трепетная в его творчестве, по духу она созвучна с произведениями Грина, «способными пленять всех, и старых и малых, чьи души открыты страстной и доброй мечте».

Так написал в своей статье о творчестве Александра Грина, посвященной 100-летию со дня его рождения: «Блистающий мир Александра Грина» Домбровский («Сладкая каторга Анатолия Домбровского»). Этой «страстной и доброй мечтой пленяет» и сама повесть писателя написанная для юношества. Обладая «даром могучего и чистого воображения», он наделяет им и своего маленького героя – мечтателя, «фантазера», как его называют, не отрывая его. Однако, от реальной, земной действительности, как деревенского мальчика, умеющего в свои девять лет уже вполне самостоятельно вести домашнее хозяйство.

Есть у мальчика одна заветная мечта: летать подобно птицам, – конечно, ради того, чтобы делать добрые дела, помогать людям. И такая высокая и гуманистическая мечта не может не воплотиться в жизнь, что и происходит в финале. Страстная вера в мечту способна совершить чудо – исполнение этой мечты – для этого надо только найти «место», точку приложения всех своих жизненных и духовных сил для ее реализации.

И главный лейтмотив повести: «Человеку дано больше, чем то, на что он решается в своей жизни» – резюмирует Анатолий Домбровский в своей статье: «Несбывшееся – это нереализованная возможность свершившегося, это будущее. И хотя оно пока лишь в воображении, в мечте, ничто не помешает ему стать реальностью» – таково  ясное и возвышенное понимание значения мечты в жизни человека, в этих словах и завет писателя всем нам, и старым и малым.

«Суть его имени – любовь» – так емко и с чувством характеризует Анатолия Домбровского как личность и как творца его ближайший друг, собрат по перу и соратник Владислав Бахревский в статье – «Писатель, завораживающий мыслью» («Сладкая каторга Анатолия Домбровского»). «Суть имени» Домбровского и всего его творчества, действительно – любовь, причем, любовь – действенная. Во всех своих произведениях он – активный борец за любовь к жизни, природе, добру, мечте, а, главное – к человеку.

И даже в трагических романах-предсказаниях: «Черная башня», «Падение к подножию пирамиды», и «Смерч» – он не судья, но и не сторонний наблюдатель; он пишет их с любовью к людям и верой в их разум, способный противостоять безумию, хаосу и разобщенности в современном мире. Именно потому, что Домбровский страстно любил жизнь и все сущее в ней, он, как обнаженный нерв, воспринимал все происходящее, стремясь противопоставить злу и насилию вечные человеческие ценности, на протяжении веков хранящие человечество, несмотря на все случавшиеся коллизии и катастрофы, по-философски провидчески предупреждая, чем грозит их забвение в глобальном масштабе.

Всей силой своего художественного таланта он беспощадно и убедительно вскрывает эти, разрушающие душу человека и противные его существованию пороки современной цивилизации, вызывая их отторжение и возвращая, им же, вопреки, ощущение радости бытия и ценности всего живого. Только большой Писатель, с большим сердцем может через трагизм своих произведений так возвысить человека до осознания своей уникальности и неповторимости на Земле!

«Человек Истории и Красоты». В этих словах выражено возвышенное устремление героини романа «Черная башня», которая «хотела стать человеком Истории и Красоты, потому что видела в этом блаженство и истину». Представляется символичным и многозначительным то, что именно ее, единственную, писатель оставляет в живых как проводника его взглядов о значении красоты и истины, которые в соединении со знаниями истории дают всеобъемлющую картину человеческого бытия.

Таким человеком Истории и Красоты был сам Анатолий Домбровский. Как человек Истории – приобщенный к ней не только глубочайшими знаниями об этой науке, но и духовным проникновением в нее, воссоздавая в своих произведениях обстановку тех времен и оживляя исторические личности с их учениями и мировоззрениями в образах своих героев так художественно и достоверно, будто был их современником. И как подлинный философя. он был и человеком Красоты, которая неотделима от истины.

«…Стать писателем я мечтал с детства. Так сложилась судьба» – за этими словами-признаниями Анатолия Домбровского, сказанными в интервью с журналистом и писателем Валентиной Селивановой («Сладкая каторга Анатолия Домбровского»), видится панорама всей его жизни и писательской деятельности. Эта «власть судьбы», удивительная логика и гармония жизни, масштаб личности и творчества писателя полно, достоверно и литературно-значимо отражены в фундаментальном труде – художественно-публицистическом произведении «Сладкая каторга Анатолия Домбровского», в книге, созданной любящим сердцем, талантом и умом его верной спутницы жизни и соратницы Галины Сергеевны Домбровской. Трудно переоценить вклад Галины Сергеевны в самоутверждение Домбровского как писателя.

Плечом к плечу она прошла с ним весь этот трудный, но благородный путь служения их общему литературному делу, активно и деятельно участвуя во всех их совместных писательских и организационных делах. И после его ухода она все годы продолжает подвижническую, поистине многотрудную работу по популяризации, пропаганде и  увековечению его огромного творческого наследия.

Анатолий Иванович Домбровский стал писателем, как и мечтал об этом в детстве, и уже как выдающийся писатель – он состоялся именно в Крыму, на своей родине, куда он «стремился беспрестанно при расставании». И весь обозримый и осмысливаемый жизненный и творческий его путь литератора, философа, воспринимается как антитеза к названию его романа «Падение к подножию пирамиды», то есть напротив – как подъем к вершине «пирамиды».

Подъем духовный и творческий, заданный судьбой, последовательный и целеустремленный. И устойчивость основания этой «пирамиды» жизни – не склеп с мумией египетского фараона, а живая, родная земля его детства и всей жизни, Крым. Пусть это солончаковая степь его северной части, но это та плодотворная почва, что питала своими благословенными соками все его творчество.

В этом романе предсказаны провал, падение в пропасть мракобесия и братоубийства, потеря человеческого облика в обществе, охваченном распадом из-за попрания истинных и вечных человеческих ценностей, непоколебимость которых доказывает сама жизнь Анатолия Домбровского во все времена, и, в первую очередь, в наше, демонстрируя тем самым подвиг духа и человечности. Перефразируя строки Федора Тютчева, приведенные в эпиграфе статьи, можно сказать – «сердце» не только «верит в чудеса», а точно знает, что «есть нескудеющая сила» и величие творений Анатолия Домбровского; «есть» и не померкнет с годами «нетленная краса» и обаяние его Личности!

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.3 / 5. Людей оценило: 7

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Фестиваль моноспектаклей «Таврический пердимонокль»

Итоговая творческая встреча Крымского культурного общества

Максим КУТЯЕВ

Год литeратуры только начался

Марина МАТВЕЕВА