Крымское Эхо
Архив

Часть 3. Эмиссионный тупик мировой экономики

Часть 3. Эмиссионный тупик мировой экономики

Продолжение беседы с известным журналистом,
политологом и публицистом Михаилом Леонтьевым


Современный мир, безусловно, однополярный. Он окончательно стал таким после распада СССР. И современная глобальная система, экономическая в первую очередь, тоже абсолютно тоталитарна. Никакой другой она быть сейчас не может: мы понимаем, что современный капитализм в своей основе имеет, грубо говоря, только наживу, деньги. Хотя мир, наверное, все-таки движется в какую-то другую сторону — это же не статичная ситуация.

Доллар — единственные настоящие деньги и основа мировой экономики
 

С этой точки зрения необходимо сказать, что доллар все равно лучше и от него никуда не деться, несмотря на то, что он является абсолютно порченой валютой. Представим себе, что у нас крепость. Крепость совершенно невозможная — она вся сгнила, внутри плесень, мало воды, она скоро рухнет и так далее. Но когда нападает толпа кочевников, приходится все равно бежать в эту крепость, так как она одна. Никуда от этого не деться. И разговоры о том, что она плохая — пустые. Да, система может рухнуть — кочевники возьмут крепость — и всё, системы не будет. В тот момент, когда нынешняя финансовая конфигурация мира прекратит свое существование, доллар перестанет быть лучшей валютой. Но только в этот момент и не раньше того.

Потому что все остальные валюты являются функцией доллара. Рубль — совсем примитивной функцией, через нефть, евро — более сложной. У юаня есть защитная внутренняя функция, но внешний юань (конвертируемый) настолько привязан к доллару, что даже рублю не снилось. То есть, все мировые валюты, на самом деле, суррогаты доллара — констатирует Леонтьев.

Евро, который считал себя не суррогатом доллара — кризис показал, что он этим суррогатом является. Потому что, к примеру, американская политика была построена на совершенно безответственной эмиссии. А европейская политика была построена на гораздо более ответственном эмиссионном подходе. Ну и что? В критический момент жизнь показала: проводят совершенно такую же эмиссию, поддерживая все эти дырки!

Сегодня спасение доллара — это спасение мира
Что такое вообще доллар? Доллар — очень интересная штука. Необходимо понять, что с точки зрения крупных глобальных заемщиков, доллар и американская финансовая система является дебитором. То есть, она в долгу. Но она одновременно является и колоссальным кредитором всей современной системы ретейла. Она финансирует и рефинансирует огромную систему торговли в масштабах всего мира. И это очень забавно удерживает доллар на плаву.

«Еще раз говорю: в действующей финансовой конфигурации это единственная реальная валюта. Они завоевали реальной своей конкурентоспособностью политической, экономической, военной, всякой. Завоевали право на монополию на эмиссию. И пытаются ее всеми силами защищать» — подчеркивает политолог.

Штаты переживут мировой экономический переворот. Остальные — не факт
В момент, когда сланцевая революция (см. первую часть) произойдет в Соединенных Штатах, выяснится, что монополия на эмиссию не является для Соединенных Штатов жизненно необходимой. То есть, Америка может существовать и воспроизводить себя социально и политически без глобальной эмиссии. Если в этот момент выяснится, что эмиссия, со всеми вытекающими последствиями поддержания всей мировой модели, является обузой, то от нее откажутся.

Сегодня Америка не может отказаться от эмиссии. Она рухнет, потому что она не сможет свести концы с концами. А сланцевая революция — это же новая реиндустриализация. Первое, что вернется в Америку — это, например, алюминиевое производство. Америка — крупнейший потребитель алюминия в мире. Зачем же его производить в Китае? Особенно, если энергия станет дешевая. Трудозатраты на самом деле нулевые, производство экологически чистое. Далее идут высоколегированные сортовые стали и другая электрометаллургия.

Дальше — больше. В Америке существуют колоссальные силы изоляционизма. В принципе можно примерно предположить, как американцы выберутся из этой ямы, которую они сами себе выкопали. Для остальных это будет уже довольно сложной задачей. Здесь есть другой момент: что такое резкое падение базовых цен на энергоносители? Это дефляция, потому что эти базовые цены являются образующими для всего остального производства. Что же такое дефляционный шок и почему американцы сейчас печатают деньги?

Инфляция — это еще не самое страшное
При дефляции жить нельзя. Когда падают цены, никто не может ни производить, ни кредитовать. Потому что производство — по одним ценам, а продавать придется по меньшим. Кредиты тоже нельзя держать. Вообще ничего нельзя.

Вот почему Бернанке и печатает деньги. Он специалист по Великой Депрессии и понимает, что дефляция — это одномоментный конец. Американцы знают: то, что они сегодня делают — это приведет к смерти когда-нибудь потом. Сегодня есть раковый больной, и у докторов нет лекарства. Его начинают травить радиацией, химией с целью продлить жизнь. Пока больной жив, есть надежда — мало ли что потом случится. Это абсолютно правильная политика! Они знают, что у них сейчас нет лекарства. Может быть, придумают. Может быть, что-то изменится. Вдруг мировая война произойдет и вообще все спишет. Но в настоящий момент их задача — предотвратить конец.

Их эмиссия, на самом деле, — это бегство от дефляции любой ценой. При инфляции жить можно. При гиперинфляции, понятно, тоже жить нельзя — это как в Зимбабве, когда за год на один доллар — десять триллионов, а потом все это выбрасывают в помойку. Но когда в системе небольшая инфляция — проблемы есть, но страны живут так десятилетиями. Россия, например, живет с высокой инфляцией сколько лет… И ничего, даже иногда делает вид, что процветает.

А при дефляции, даже маленькой, экономика мертва. Вот Япония почти нулевая, там околодефляционная ситуация, сидит в яме 20 лет. Если бы не эта катастрофа, Япония бы так и сидела там до конца жизни японцев как нации. Сейчас у них шанс появился, потому что теперь Япония пойдет на стройку.

В России все то же самое — поддерживающая терапия
Все это достаточно сложно и интересно. Применительно к России проблема в том, что в рамках нынешней политики у России нет перспектив. Правительство РФ в какой-то степени занимается тем же, что и Бернанке: поддерживает жизнь в организме, покуда не решили по поводу рецептуры. Потому что, пока больной жив, есть надежда, рассуждает Михаил Леонтьев.

То есть, проводится инерционная в значительной степени политика. И все то, что сейчас обсуждается — это шансы, попытки и развилки, при которых эта инерционная политика может быть отброшена. Потому что сама система, изнутри себя, отказываться от этой политики не захочет. Система склонна к стабильности и к стабильной постепенной дегенерации.

Наукоемкая оборонка и авиация — живые примеры тотального распада
Многие слышали, наверное, российский скандал по поводу неисполнения Гособоронзаказа… Конечно, там есть и разгильдяйство, и личная человеческая непорядочность. Но есть и системные вещи. Это просто технологическая, профессиональная, структурная деградация — рушатся цепочки. Даже имея и деньги, и волю, и заказ, Россия не может запустить производства, которые нормально существовали еще 30 лет назад.

К примеру, самолет Ан-124 «Руслан». Восстановить его производство не получается. Сейчас за год ремонтировать два самолета силами базового завода — это предельная мощность, которую Россия может себе позволить физически. Большинство парка ни на Украине, ни в России не летает. Нет комплектующих, нет ноу-хау, чтобы их выпускать.

Политическая власть — производная финансовой
Современный мир, и власть в современном мире осуществляется не путем выборов, а путем управления финансовыми системами, управления финансовыми потоками — еще раз подчеркивает Леонтьев. Политические планы являются функцией в данном случае. Может быть, это и суждение, если говорить о всех вообще исторических эпохах, но если рассматривать финансовый капитализм, все политические системы все являются функциями от финансовых — это несомненно.

«Вертикаль власти» не поможет. Нужны настоящие изменения
Уже много говорилось о том, что сделал Путин — он консолидировал власть. Но он консолидировал ее в очень конкретных масштабах. Поскольку Россия стала частью глобальной экономики, российские финансовые потоки — часть глобальных потоков. Понятно, что на практике он может консолидировать это на уровне местного самоуправления, а на уровне суверенитета это нельзя консолидировать — для этого нужно вычленить страну из этих потоков. Что вообще взорвет всю систему.

Можно сколько угодно претензий высказывать по отношению к политике нынешней власти, но понятно, что в конечном итоге эти претензии сводятся к тому, что это требует от нее совершить переворот мирового масштаба. Но не всякая ответственная власть пойдет на такой риск, находясь не в той ситуации, когда вот завтра просто гибель. Тем более, та власть, которая, в принципе, себя осознавала как реаниматор. И которая считала для себя самым главным избегать ненужных рисков, потому что, «пациент» был не жилец почти. То есть, для риска не было поля. Как сапер: ошибается один раз. Понятно, что сегодня это все зашло в тупик, здесь нет выхода — надо идти куда-то дальше.

Сколько есть времени?
«Вот я считаю, я сказал это с самого начала, что для России это три года. Потому что проблема не в том, что вообще мировая система и современные мировые механизмы себя исчерпали. А проблема просто в том, что цены на нефть рухнут, и все. А кто там будет страдать от мировых технологических переходов глобальных — это мы уже не увидим. Это дядя будет смотреть».

Пустышка «грузинского экономического чуда» как проявление экономической саморегуляции
Многие политики, как правило, называющие себя «младореформаторами», часто ссылаются на так называемое «грузинское экономическое чудо», приводят его в качестве примера правильной финансовой политики без интеграции в общее пространство. Ну, в некоторых странах, на Украине, например, еще можно называть себя младореформатором, не рискуя при этом получить по морде — шутит эксперт. В России такого шанса нет. Поэтому те российские младореформаторы, что еще остались, вещают, в основном, из-за рубежа. Эти статистические выкладки напоминают пресловутую «илларионовщину». Такие «чудеса» Егор Гайдар, кстати, хорошо описал в своих книгах. Существует такое явление, как постсоветское откатное восстановление. Когда рыночная система выстраивается и начинает работать, то рано или поздно она даст экономический подъем в какой-то степени. Причем, вне зависимости от качества финансовой политики. Рыночная система сама обладает определенным восстанавливающим эффектом. Который, однако, имеет свой потолок.

С пола падать некуда
Грузия очень долго деградировала. И когда была достигнута эта стабилизация, внешним путем или внутренним, не важно — началось это естественное откатное восстановление. Страна-то небольшая, 4 миллиона человек, еще были вкачаны средства американской помощи. Сама по себе грузинская экономика совсем в нуле лежала. А с низкой базы цифры роста больше, это известно.

Кроме того, разными способами, спорными для кого-то, был восстановлен институциональный порядок во многих областях. Потому что там был полный бардак, никакие системы вообще не работали! Тогда милиционеры как делали: один брал китель, другой кепку, третий палку, четвертый сапоги, и все ходили по дороге и трясли деньги. И это были милиционеры?! По большому счету, все в Грузии было устроено именно таким образом — такая картина была на момент прихода Саакашвили.

Поверхностные реформы еще не залог государственного здоровья
Но это совсем отдельный опыт, он вряд ли применим к крупным объектам вроде России и даже Украины — добавляет политолог. Но полицию они привели во внятное состояние — это факт! Но надо сказать, что в гитлеровской Германии тоже был хороший порядок, там тоже было очень многое достигнуто. Вспомним Ларса фон Триера, который недавно подвергся травле за такие рассуждения, но было очень много вещей, с которыми гитлеровцы справились очень хорошо. Глобальных вещей, гораздо более серьезных, чем наведение порядка в полиции.

Грузинская экономика в очень незавидном положении. В принципе, глобальных перспектив у нее нет, она абсолютно периферийна. Грузия не нашла и даже не нащупала какие-то способы обеспечить себе более-менее выгодную и перспективную международную специализацию. На деле, Грузия просто она отошла от состояния дикого и полного кошмара. Не более того.

Но она бы сделала это при любых обстоятельствах, тем или иным образом. Вот такая история, никакого чуда уж там точно нет. И люди, которые пытались про это чудо говорить, например Каха Бендукидзе — теперь абсолютно разочаровавшиеся ребята, которые сегодня занимаются, например, искусственным выращиванием осетров во Франции. Бендукидзе — яркий пример, он как раз верил, что там возможно какое-то чудо. Теперь для него с Грузией покончено.

Ни самолетов, ни композиторов — будущего нет
Грузия в серьезной исторической перспективе не имеет никаких шансов действительно серьезно выпрыгнуть вперед, чем в рамках бывшего советского, постсоветского пространства. Все преимущества грузинской экономики: природные, структурные и так далее, работали именно в том пространстве. Можно вспомнить статью Нино Бурджанадзе, когда еще она не была оппозиционером: «Ну самолеты, наверное, мы делать уже не будем, мы будем воспитывать хороших композиторов и художников». А почему бы не делать самолеты? В Тбилиси ведь великолепный завод, который был базовым заводом для производства штурмовиков Су-25. «Что такое с грузинскими мозгами, что им не надо делать самолеты?» — недоумевает политолог.

По поводу Украины все то же самое. Ладно, грузины одними композиторами обойдутся. Украина тоже самолеты делать не будет? А Украина не будет делать самолеты, если она будет существовать вне России. Никому не нужны украинские самолеты! И жизнь это уже показала: достаточно вспомнить позорную историю с Ан-70.

Экономическое объединение по либеральным лекалам — фикция
В чистом виде никакой реальной интеграции экономической не бывает! Это либералы рассказывают, что, мол, давайте, интересы согласовывать прагматично… Но нет в истории случая реальной интеграции, который бы не базировался на военно-политическом союзе. Интересы элит: разномасштабных, разно по интересам ориентированных, по-разному себя осознающих с точки зрения безопасности и гарантий, настолько противоречивы, что экономические разногласия, как только они возникают, немедленно политизируются. Единственный способ не превращать противоречия в политику — это загнать их под общую военно-политическую крышу.

Европейский союз никогда бы не возник, если бы там не было крыши НАТО. Также не найдется ни одного случая эффективной реальной интеграции, если над ней не стоит военно-политический союз, который резко ограничивает возможность политизации разных экономических интересов.

Можно вспомнить: какие там войны были внутри этого общего рынка: по стали, по тарифам, по сельскохозяйственной политике, и бог знает по чему еще! Но они в принципе никогда не выходили на политический уровень. Сегодняшний день не трогаем — там вообще неизвестно, останется ли что-то от этого союза.

Постсоветский раздрай — следствие тяжелой болезни России
Теперь про постсоветское пространство. Ладно, Украина со своими прибабахами… А какие могут быть геополитические противоречия у Казахстана, России и Беларуси? Зачем Казахстану самостоятельная армия? Внутренние войска и полиция — это понятно. Но армия, которая занимается внешними вопросами, Казахстану абсолютно не нужна. Да и внешняя политика не нужна была, по большому счету. Когда-то Оттоманскую Империю называли «больным человеком Европы». Сегодня таким «больным человеком» постсоветского пространства является в первую очередь Россия, а остальные страны — просто продукты этой болезни.

Лукашенко — показательный пример. Сейчас он, конечно, успокоился и пришел в более адекватное состояние — у него финансовый кризис, но раньше постоянно задирал Россию. Что бы он там про себя ни говорил, Лукашенко был уверен, что для России постсоветская интеграция является приоритетом. И он шантажировал: «а я вам сейчас на приоритет!» Выяснилось, что нет никаких приоритетов и ничем он Россию взять не может.

Хорошо ли это? С точки зрения мелкой игры с Лукашенко, это, конечно, преимущество. А с точки зрения существования страны — это глубочайшая травма. Он-то думал, что Россия нормальная, и хотел ее за эту нормальную часть тела схватить. Выяснилось, что он воздух хватает, нет там ничего.

Если бы у России была реальная воля на реинтеграцию, это был бы совершенно другой разговор. Такая воля появится, это неизбежно — жить-то хочется.

Единственный способ выжить — реинтеграция
Кудрин сказал когда-то хорошую вещь: на ближайшие 10-20-50 лет никакой нормальной конъюнктуры международной для России не будет. Правда, он из этого сделал сомнительный вывод, что надо реструктуризировать бюджет. «Ну, что, он будет 50 лет реструктуризацией бюджета заниматься? До полного уничтожения? Смешно!» — шутит Леонтьев.

Какие из этого могут быть выводы? Повеситься — это простой вывод. Сложный вывод: надо выстроить такую систему функционирования экономики, развитие которой возможно вне полной прямой зависимости от внешней конъюнктуры. Быть полностью независимыми невозможно — это понятно. Даже Советский Союз, который был автаркией, пострадал от внешней конъюнктуры.

Но должны быть механизмы развития вне зависимости от внешних обстоятельств. Власть обязана выстроить такую схему развития, если сама говорит, что конъюнктуры не будет. «Вы что, хотите сказать, что конъюнктуры не будет, поэтому, значит, скорее всего придет этот самый, который не лечится. Ну что это такое?! Ребята, идите нафиг тогда — другие придут и будут заниматься этим делом», — недоумевает эксперт.

Сергей Глазьев в свое время писал, что геополитическому субъекту, для того, чтобы быть более или менее самодостаточным, нужно 250-300 миллионов населения. Меньший субъект не может быть самостоятельным — это подтверждает и нынешняя геополитическая картина. В дальнейшем, по мере того как глобальная система будет разваливаться, мир перейдет к тому, что возникнут локальные цивилизационные зоны, которые будут в значительной степени автаркичны. Они же станут политическими, финансовыми и валютными центрами. И те, кто не смогут создать подобную зону, будут разорваны и растащены по разным.

Будущее России определяется тем, сможет ли она быть центром кристаллизации такой силовой зоны, в том числе и финансово-экономической. А для этого реинтеграция постсоветского пространства является совершенным императивом. Абсолютно.

[color=red]См. также:[/color]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=6721] Часть 2. Хочешь выжить — стань Империей,
или ЛЕЧЕНИЕ РОССИЙСКО-УКРАИНСКОГО БЕЗУМИЯ [/url]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=6516] Рождение современной сырьевой России [/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крымский Иерусалим

Олег ШИРОКОВ

Украинский такт победил британское хамство

.

Чей же Чехов?