Крымское Эхо
Архив

Цементная слободка

Цементная слободка

Одному из районов Керчи это название досталось в наследство от предприимчивого инженера Черкасова, который в период строительства крепости, в 60-х годах XIX века, развернул на местном сырье цементный завод. Производился на нем высокой марки гидравлический цемент, что вывозился в Москву, на Волгу и Новороссийск, в те годы еще не бывший цементной столицей юга России. Как ни громко звучит, черкасовский завод ознаменовал начало цементной эры в России, для которой это был новый строительный материал, а самого бизнесмена сделал состоятельным человеком, что вполне объяснимо в отсутствии конкуренции.

Завод инженера Черкасова просуществовал до Первой мировой войны, но к тому времени, с развитием отрасли, он захирел и сдулся.

На строительстве завода

Цементная слободка
Однако надо отдать должное его предприимчивости: несмотря на пыль, грязь и, как бы сейчас сказали, нарушение экологического баланса южноморского региона, завод давал работу и заработок местным жителям.

И тогда, и сейчас это обстоятельство было и остается решающим, едва заходит речь о строительстве промышленных предприятий, приход которых в регион, с одной стороны, гарантирует занятость местного населения, а с другой, разрушительно воздействует на его экологию. Озабоченность керченских экологов строительством удаленного всего лишь на каких-то два километра от города цементного завода вполне объяснима, но, как показывает свободный опрос местных жителей, их эта проблема волнует в последнюю очередь. А что борцы за чистоту окружающей среды хотели услышать? Что при безумных ценах, растущих тарифах на коммуналку, повышении пенсионного возраста, низкой занятости трудоспособного населения Керчи и пригородов люди возвысят свой голос против строительства цементного завода?

Естественно, хочется жить в нормальных человеческих условиях, но когда перед людьми стоит выбор — работа или чистый воздух, думаю, он однозначно предопределен. Жители Аршинцево, которых в первую очередь накроет цементная пыль, отшучиваются: «После аглофабрики нам ничего не страшно». И против работы агломерационного цеха ушедшего в небытие Камыш-Бурунского железорудного комбината тоже возвышали голос протеста. Конечно, не экологи добили ЖРК, но, тем не менее, далеко не все вздохнули легко и свободно после закрытия производства на комбинате. Воздух стал чище, прилетели птицы, а работы не стало для нескольких тысяч керчан, которые или разъехались, или с трудом воткнулись на другие предприятия, или спились. Огромный жилой район практически умер вместе с комбинатом, который его содержал. Всякий раз, когда я встречаю последнего директора ЖРК Константина Сурикова, он задает мне один и тот же вопрос: «Ну что, лучше стало?»

Сергей Турмий и Александр Малина»
Цементная слободка
Вряд ли строящийся цыплячьими шагами цементный завод изменит ситуацию. Будем смотреть правде в глаза: и экологию в регионе не улучшит, и проблему трудоустройства населения Керчи и пригорода не решит. После принятия Закона Украины «О доступе к публичной информации» появилась возможность вытащить на просвет темы, которые искусственно замалчивались. И строительство комплекса — цементный завод, карьер, трубчатый конвейер — на стыке земель Керчи и Ленинского района, одобренное несколько лет назад на общественных слушаниях жителями Приозерненского и Октябрьского сельсоветов, оказалось в центре внимания журналистов и экологов Керчи.

Обсудить эту тему согласились представители завода, директор ОО «Альтцем» Сергей Турмий и генеральный директор ОАО «Камыш-Бурун» депутат Керченского горсовета Александр Малина. «Проглотить» себя экологам — профессионалам и любителям — они не дали, хотя наступление на них было массированным: председатель и заместитель Керченского городского отделения Крымской общественной организации «Экология и мир» Олег Кузнецов и Виктор Попов, представители Партии Зеленых Украины Валерий Плотников и Владимир Кныш.

Претензий к производственникам у них накопилось на долгие и обстоятельные обличительные речи. Суть сводится к тому, что более ста шестидесяти гектаров сельскохозяйственных земель Приозерненского и Октябрьского сельсоветов изъяты из оборота, занижена оценка влияния на окружающую среду — морскую воду, воздух, фауну и флору — комплексного производственного цикла. Завод построят в двух километрах от Керчи и четырех — от порта «Камыш-Бурун», вследствие чего город окажется в зоне максимального загрязнения. По словам Олега Кузнецова, выбросы парниковых газов составят более одного миллиона тонн в год, а совокупность загрязняющих атмосферу выбросов способна чуть ли не разогреть международный конфликт, поскольку их большой объем накроет, в том числе и Таманский полуостров России. Есть в этих словах определенный перебор и искусственное нагнетание страстей, тем более не дело экологов разбираться в международной обстановке, когда на кону стоит имидж Керчи как курорта и состояние окружающей среды в районе Тобечикского озера, городского и Старокарантинского пляжей, Героевского.

Керченские экологи ставят под сомнение заключение Минприроды, но такой вывод при уровне существующей в нашей стране коррупции можно сделать по любому поводу. Понимаю и разделяю тревогу экологов, однако думаю, что подавляющее большинство керчан насторожит другое. Для работы промышленного комплекса Керчи им придется поделиться с цементниками водой, электроэнергией и газом. Именно дефицит этих услуг в домах керчан способен вызвать гораздо большую социальную напряженность, чем разлетающаяся над городом пыль.

Директор ООО «Альтцем» Сергей Турмий был, кто бы в том сомневался, категорически не согласен с выводами экологов. Слушать его было удивительно приятно: слова буквально ласкали слух в расчете на развесистые уши. Просто хочется поскорее дождаться окончания строительства завода, чтобы лечь на выходе трубчатого конвейера и вдыхать воздух, который, по словам Сергея Анатольевича, будет «качественнее», чем предписано санитарными нормами.

Диалога между производственниками и экологами не получилось — это был разговор немого с глухим. Каждый отстаивал на пресс-конференции перед журналистами свою правду, и каждый из слушавших принимал собственное решение сообразно пониманию ситуации. Невозможность консенсуса объясняется тем, что каждый защищал ведомственные интересы, поэтому и аргументы у обеих сторон были соответствующие. Сергей Турмий один за другим отметал доводы экологов. Из семнадцати действующих на Украине цементных заводов строящийся вблизи Керчи будет первым в Крыму, где производство организуется по сухому способу. На газоочистные сооружения промышленники не скупятся: вкладывают двадцать один миллион евро и гарантируют высочайшую степень очистки. Будущее предприятие находится за пределами санитарной зоны, ближе полутора километров нет жилья, потому угрозы здоровью людей предприятие не нанесет. На площади в шестьдесят четыре гектара сняли растительный слой, и, несмотря на то, что строительство завода ведется на землях запаса, выведенных из сельскохозяйственного оборота, предприятие заплатило компенсацию в бюджет в размере пяти миллионов гривен.

Не согласился директор компании и с тем, что строительство завода ущемляет керчан в потреблении воды, газа и электроэнергии, заверив, что у предприятия будет собственная генерация, а вода будет забираться не из идущего на город водовода, а непосредственного из Северо-Крымского канала и очищаться собственными силами. Он не мог не согласиться с тем, что самым слабым местом в аргументации за строительство завода является карьер, но директор компании был бы плохим защитником интересов владельца, если бы ни постарался «уложить на лопатки» и этот вывод экологов. Карьер Краснопартизанского месторождения был разработан и активно эксплуатировался в советские годы железорудным комбинатом да к тому же после завершения строительства производственники намереваются вести разработку новым методом, при котором буровзрывные работы сведутся к минимуму.

Добить противников будущего цементного завода Сергей Турмий решил неопровержимыми, на его взгляд, аргументами: при производстве одного киловатта электроэнергии сжигается 260 граммов топлива, на выпуск 1 кг цемента идет 119 и никого это не смущает, все принимают как данность. «Бил» он и на сравнительную базу: аналогичный строящемуся завод находится под Марселем, в 20 км от Лазурного берега. Подобные сравнения с Европой всегда умилительны. Именно потому, что нам до Европы все равно, что до Луны, Крым лишился собственной АЭС, а ведь в Швейцарии никого, включая не менее активных, чем в Керчи, экологов, не напрягает ее полувековое соседство с легочными курортами мирового значения.

На стороне представителей завода оказались их непосредственные подчиненные, как, например, начальник горного цеха Владимир Белоцерковский, работавший в этом качестве еще на ЖРК, так и сельские чиновники. Под аргументами, которыми апеллировал профессиональный горняк, подпишутся все бывшие работники ликвидированного ЖРК: Керченский полуостров — это Клондайк железной руды и все равно для цементного ли завода, какого ли другого предприятия она будет добываться и перерабатываться. Он привел более актуальный пример работы аналогичного предприятия на сухой очистке в Ивано-Франковске, который поразил его новыми технологиями.

Чиновные защитники строительства цементного завода — председатель Октябрьского сельсовета Владимир Кулик и бывший начальник Приозерного Анатолий Черный апеллировали к результатам общественных слушаний. Известно, чем проняли жителей представители промышленной компании «Альтцем»: обещанием больших налоговых отчислений, но главное — трудоустройства. Это для жителей Приозерного весомый фактор, поскольку многие из них работали в прежние годы на ЖРК. Автоматизированное производство цемента вберет в себя не более семисот сотрудников. По заявлению Сергея Турмия, на период строительства завода, 38 месяцев, они набирают около трех тысяч специалистов, сейчас работает сорок человек из Щелкино, правда, после ввода завода в эксплуатацию он обещает набрать работников из числа местных жителей и обучить их за счет предприятия, чтобы сэкономить на предоставлении жилья.

Больше всех, наверное, удивили собравшихся на пресс-конференцию слова директора ОАО «Камыш-Бурун» Александра Малины, который попытался балансировать между двумя противоположными позициями экологов и производственников. Его попытка примирить обе стороны выглядела по-детски наивной: завод нанесет вред, но отказ от строительства оставит людей без средств существования. Завод и порт будут отстегивать большие налоги сельскому району за землю, а Керчь озолотится после завершения строительства завода на полмиллиарда гривен в год, тогда пусть себе строит хоть водовод, хоть мусороперерабатывающий завод, хоть собственную электростанцию. Когда все очевидные аргументы были исчерпаны, в ход пошли доводы макроэкономического характера. Продукция нового завода загрузит Камыш-Бурунский порт и увеличит грузопотоки в других керченских портах и объемы экспортных поставок, даст толчок развитию смежных отраслей и курортной сферы, восполнит дефицит цемента на Украине, рост производства которого наиболее ярко свидетельствует о промышленно-экономическом развитии страны.

В этом фонтане обещаний утонули аргументы экологов о том, что строительство цементных заводов перенесено европейцами в страны, подобные Украине, и низводят ее жителей до уровня аборигенов. А поскольку в этой незавидной роли застрять надолго никому не хочется, полюбовно решили согласиться на проведении общественных слушаний в Керчи, где зарегистрирован цементный завод, и размещении на сайте ООО «Альтцем» наиболее спорных, по мнению экологов, документов, в частности — экспертного заключения об оценке воздействия на окружающую среду. После четырехчасового спора, из которого производственники и экологи вышли с уверенностью каждый в собственной правоте, так и осталось непонятным, почему у керченских экологов такое позднее зажигание, которое не включилось на пару лет раньше и не заставило их требовать проведения общественных слушаний в тоже время, когда они шли в ближайших селах.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сумо — философия, которую крымчане с успехом постигают

.

Депутаты от «Русского Единства» делают первый шаг по укреплению автономии

.

Мэр обещает: все будет хорошо

Олег ШИРОКОВ